Грустина и Гиперборея

Н.С.Новгородов

                    В истории человечества есть один нерешённый вопрос, и формулируется он следующим образом: каждый народ рождался сам по себе и взрастал на своей почве, как кусты на зарастающем лугу, или же все этносы происходят «из одного корня», представляя собой филогенетическое (антропогенетическое?) мировое древо? Вопрос этот для науки истории является основным (как, впрочем, и для лингвистики, антропологии, этнографии), и в зависимости от того или иного его решения совершенно по-разному начинает выглядеть весь исторический процесс развития человечества.

            Согласия среди учёных по этому основному вопросу как не было, так и нет. Более того, традиционно считалось, что все народы «сами по себе», и никакого вопроса здесь вообще нет. Лишь по мере накопления данных по дальним миграциям громадных человеческих коллективов выяснилось, что переселялись все: шумеры, древние египтяне и греки, хетты, индоарии, авестийские иранцы, киммерийцы, скифы, сарматы, готы, гунны, савиры, славяне, хазары, булгары, печенеги, половцы, германцы и другие. По другому говоря, Великих переселений было множество, и следует понять главное – эти переселения были хаотичными, либо закономерными: расселение из единой для всех прародины? Многим исследователям закономерное расселение народов представляется более обоснованным, и для них главным становится вопрос о локализации этой прародины.

            Воспоминания о прародине сохранились у многих народов: шумеры называли её Дильмун, индоарии – горы Меру, авестийские иранцы – Арьяно-Вэйджо и горы Хара Березайти, древние греки – Гиперборея, германцы – остров Скандза, славяне – Край-Земля. Однако стволовым этническим образованием прародины, носителем религии, традиций, обрядов, трудовых навыков, смыслозадающих ценностей, коренного, понятного всем языка, являются славянорусы. Именно от стволового образования отделялись народы-ветви, уходившие на новые места проживания и постепенно изменявшие свой язык.

Обобщённое описание прародины из Ригведы, Махабхараты, Авесты, древнегреческих мифов и античных авторов, а также германских саг и славянских песен выглядит следующим образом: это неширокая полоска земли между горами и океаном. Горы протягиваются с запада на восток «от моря до моря», а неподалёку в акватории расположен остров или архипелаг островов. Полярная звезда почти в зените, полярная ночь длится сто суток, утренние и вечерние зори перед наступлением полярного дня и полярной ночи – по тридцать суток. Океан покрыт льдом и снегом, поэтому индоариями назывался Белым или Молочным (не отсюда ли «молочные реки и кисельные берега»?). Земля прародины обильна золотом.

            Наиболее известным современному читателю названием прародины является Гиперборея. Акваторию, омывающую Гиперборею, греки называли Скифским океаном, или Коданским заливом океана. Это позволяет уверенно локализовать прародину, поскольку на картах фламандского картографа XVI века Герарда Меркатора (ван Кремера), опиравшегося на «Естественную историю» Плиния Старшего, Скифским океаном Меркатором поименовано Карское море Северного Ледовитого океана. Именно в Карское море вдаётся Гыданский полуостров, прорезаемый Гыданской губой. Почти идеальное совпадение Гыданского с Коданским подтверждает правильность интерпретации Герарда Меркатора в отношении локализации Скифского океана.

            Карское море омывает берега Таймырского полуострова, на котором с запада на восток от Карского моря до моря Лаптевых протягиваются горы Бырранга. В мифах о Гиперборее они назывались Рипейскими горами, в которых жил бог северного ветра Борей, давший имя земле «за Бореем» - Гиперборея. На Таймырском полуострове полярная ночь длится сто суток. Неподалёку на границе морей Лаптевых и Карского расположен архипелаг Северная земля, на этих островах добывается золото.

            Название Рипейских гор (Рипы) прекрасно этимологизируется из русского слова хребет. Случайно или нет, но идея эта родилась в Томске и принадлежит основателю первого сибирского университета профессору В.М. Флоринскому. (Томск должен бы переименовать проспект имени Ленина в Университетский проспект имени В.М.Флоринского, а у нас даже памятника нет этому замечательному человеку). Начальное «х» в Рипеях редуцировалось, но сохранилось в некоторых родственных словах: хорваты, сербы, хараппа. В Ригведе бог Агни охраняет желанную вершину Рипы, где живёт Птицедева. На Индостане пришедшие из Заполярья индоарии создали хараппскую городскую цивилизацию, включающую город Хараппа.

Наиболее полно слову хребет отвечает слово хорват, здесь лишь буква «б» переходит в букву «в», обычное, в общем-то, дело. Абсолютное совпадение ХРБТ = ХРВТ представляется мне не случайным. Именно славянорусы были стволовыми насельниками прародины.

            Что касается сербов, их имя также происходит от слова хребет  только изначальное «х» перешло в «с», как это произошло в словах хаома = сома, ходжин = сажень, хима = зима и редуцировалась последняя буква «п» В слове хараппа буква «б» оглушилась и стала «п». Это слово индоарии унесли на Индостан, построили там город Хараппа, давший название соответствующей археологической культуре.

Сербохорваты изначально были единым народом и имели один язык. Они несомненные славяне. Прискорбно, что именно религия развела единый народ в разные стороны, заставила враждовать. Если бог действительно один, то как он мог такое допустить если он всеведущ, всемогущ и ВСЕБЛАГ. Томский писатель и краевед И.В. Ташкинов в книге «Славяне. Северный исток» пишет, что самоназвание сербов было «рашка». В энциклопедиях и словарях сообщается, что Рашка – это средневековое название Сербского княжества, с 1217 года – королевство Рашка. Рашка – это и приток реки Сербской Моравы, в Сербии. По имени этой реки часть внут­ренней Сербии носила название Рашской земли или Рашчии. Столицей Рашки был город Рас (сегодня Стари Рас). Другое название этого города Арса (Arsa, Arta).

Далее Иван Владимирович подмечает следующую игру слов, «достойную игры богов»: серб - это есть серп (SRP), а этот серп, - орудие для косьбы злаков, травы, одно из первых орудий земледельцев (следовательно, сербы были земледельцами). На анг­лийском, и, главное, на латинском языках слово «серп» произ­носится и пишется как «scythe» (скит, скиз). Это может означать, что SKYTHAE (то есть скифы) - это серпы (то есть сербы). И вся история скифов - это история сербов, история славян. Скифы - это действительно сер­бы.

Известно, что в относительно небольшой по площади прародине очень скоро наступила перенаселённость, и она вынуждена была расширяться на юг. Достигнув предгорий Путорана, славянорусы встретились с Большой рудой, научились плавить медь и мышьяковистую бронзу и торговать ими по всей Евразии. Индоиранскими и русославянскими топонимами перенасыщена Таймырская земля и близлежащая территория. Томский лингвист профессор А.П. Дульзон отметил наличие здесь реки Тарея и большое количество речек с формантом тари – «река» (сравни персидское дарья – «река, море»). Здесь же присутствуют русские гидронимы, переработанные местными малыми народами: Луцейяха «Русская река», Нючча Хета, Нюччадхоляк, озеро Нючча-Джиелях-Кюель в полусотне километров к северу от Норильска (Нючча – «русская»).

Македонские песни, собранные Верковичем, переиздал в России в 2003 году А.И. Асов под названием «Славянские Веды». Славяне называли прародину Край-Земля, а горы Путорана – Святые горы. В Святых горах было 70 пещер, оборудованных дверями. Ключницей при дверях была птицедева, сестра месяца Груздина. Это мы узнаём из старинных песен болгарских македонцев-помаков, записанных С.И. Верковичем в начале второй половины XIX века. Груздина прочно связывает Край-Землю и Гиперборею с Томском.

Главнейшим утверждением «Веды славян» является утверждение о том В македонских песнях утверждалось, что Славянская прародина располагалась совсем не там, где проживали славяне в конце  XIX века. В Ведах убедительно говорится об исходе предков славян с Крайнего севера из Северной прародины, которая македонцами называлась Край-землёй. Край-земля была действительно на краю Евразиатского материка близ Черного, то есть покрытого мраком, моря, в которое впадали два Белых (покрытых льдом и снегом) Дуная. В Край-земле зима и лето длились по полгода и были Святые горы, ассоциириующиеся прежде всего с  горами Путорана. Почему? Потому что в «Славянских Ведах» имеются упоминания топонимов и «героев», весьма схожих фонетически с путоранскими топонимами. В «Ведах» упоминается народ юрийцы. Йюрой арабы называли Югру, а это Приполярное  Зауралье. В «Ведах» упоминается некий дракон, живущий в горном озере и не пропускающий людей через горное ущелье и озеро. Дракона называли Сурова Ламия. Неподалёку от Норильска в горном ущелье плато Путорана есть озеро, называемое Лама.

Во-вторых, в  Край-земле, согласно «Ведам», упоминается Чета-край, (Чета-земля, она же Читайская земля). Русский переводчик «Славянских Вед» Александр Игоревич Асов считает возможным называть эту Читайскую землю Китайской землёй. В данном случае речь идёт совсем не о Китае. На средневековой карте Витсена (XVII век) рекой Китаем назывался Енисей, а Китайской землей считалось междуречье Оби и Енисея. Южнее озера Лама в Путоранских горах расположено озеро Хета. На современных картах подпись возле этого озера дублируется в скобках названием Кита. В-третьих, частью  Край-земли является Харапское поле. В Харапской земле близ двух Белых Дунаев находилась страна Правды (Шерние-земля). На юге плато Путорана есть река Горбиачин. С учётом закономерного буквоперехода («г» - «х», «п» - «б»), при наличии форманта «чин», Горбиачин проясняет локализацию  Харапского поля и страны Правды. Благодаря cовпадению Путоранской топонимики с топонимикой «Славянских Вед» можно предполагать, что Славянская Прародина, Край-земля – это Таймыр.

В честь Груздины был назван сибирский город Грустина, существовавший задолго до похода Ермака. Он был изображён на многих средневековых географических картах Западной Сибири, выполненных западноевропейскими картографами Ортелием, Меркатором, Гондиусом, Сансоном и др. Только не подумайте, что отважные европейские путешественники создавали эти карты благодаря собственным наблюдениям. Мудрые русские цари не пускали западных соседей за Урал, ведь географические карты того времени имели стратегическое значение. А как наши карты попадали в Европу, догадывайтесь сами. Так или иначе, на всех этих картах город Грустина располагался на правом берегу матушки Оби, но в разных её местах от широты Сургута до слияния Бии и Катуни.

Окутанный легендами сибирский город Грустина упоминается в книге Сигизмунда Герберштейна «Записки о Московитских делах». Хорват по национальности Герберштейн в качестве посла Священной Римской империи дважды посещал Москву (1517, 1526) и выведывал всё о Сибири. То ли у него пробуждалась генетическая память, то ли попутно он выполнял функции разведчика. От устья Иртыша до Грустины по реке два месяца пути, писал Герберштейн.

Завкафедрой археологии МГУ профессор Л.Р.Кызласов в монографии «Городская цивилизация Срединной и Северной Азии», 2006, уделил Грустине большое внимание. Он считал этот город крупнейшим торговым центром Сибири, соединявшим юг с севером, восток с западом и полагал, что именно к Грустине относится известный пассаж из книги XIV или XV веков «О человецех незнаемых на Восточной стране и языцех розных».

В нём говорится о сибирском городе, имевшем двухэтажное строение. Вторым этажом был подземный, куда все горожане скрывались при подходе купеческого каравана. Кызласов вслед за Страленбергом и Лербергом был убеждён в том, что город Грустина стоял на месте нынешнего Томска. Правильность локализации Грустины Кызласовым подтверждается, во-первых тем, что от устья Иртыша до Томска было 59 дней пути, во-вторых тем, что географические координаты Грустины до градуса совпадают с координатами Томска (карта Меркатора), и в третьих тем, что под Томском имеется обширный подземный город, гораздо более древний, чем Томск. Для открывания и закрывания дверей в пещерный город требовалась ключница Груздина, что и послужило причиной дать наземному городу имя птицедевы.

            Есть основания полагать, что уничтожен город Грустина был Тамерланом в 1391 году, подтверждением чему служат братские могилы под площадью Ленина, где гробы стоят штабелями в семь уровней, а в них костяки со следами ранений. Здесь же обнаруживались естественно образовавшиеся жировосковые мумии, что даёт современным генетикам возможность внятно сказать, кто же населял город под Томском до становления Томска. Напомню, что на карте И. Гондиуса рядом с городом Грустина немым упрёком нам нелюбопытным красуется надпись: «В этом холодном городе живут татарорусы».           

            Что же или кто же мешает нам перенести памятник Ленину с одноименной площади куда-нибудь напротив СФТИ, а на этом месте заложить археологический раскоп, чтобы получить ответы на многие, интересующие нас вопросы? Мешают томские историки и археологи, твёрдо заявляющие: «Грустина – это сказка!». А кто же мешает «умному» городу Томску организовать научную конференцию, посвящённую Грустине, и выяснить мнения всех заинтересованных?

            Ничего не мешает. Но и конференции не будет. И потеряет город Томск замечательный туристический бренд «Грустина», как потерял «Артанию» и «Лукоморье».

             

 

 

 

 

 
 

 

Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved