Маршрут Александра глазами естествоиспытателей

Н.С.Новгородов

Русское географическое общество, Томское региональное отделение

              Александр Македонский, именуемый Великим, (356-323 гг. до н.э.) сын царя Македонии Филиппа II, воспитанник Аристотеля, царь Македонии с 356 г. до н.э., совершил свой Восточный завоевательный поход в 334-324 гг. до н. э. Согласно общеобразовательным стандартам преподавания истории [1,2], он прошёл с боями восточное побережье Средиземного моря, побывал в Египте, Вавилоне и сокрушил могущественную и величайшую в то время Персидскую империю Ахеменидов. После гибели персидского царя Дария, Александр три года усмирял скифов в Средней Азии, затем вторгся в Индию, сплавился по Инду к его устью и оттуда пешим порядком вернулся в Вавилон, где вскоре умер (323 г. до н.э.).

Первая часть маршрута его армии до гибели Дария ни у кого не вызывает сомнения, зато вторая часть (Средняя Азия, Индия) полна таких несуразностей, что впору задаться вопросом, где же его в самом деле носило четыре года и  был ли он вообще в Индии?

Судите сами: вторгшись впервые в Индию он, прежде всего, посетил два города, построенные им раньше. Задолго до посещения Индии, воодушевляя молодых воинов на штурм, Александр говорил им; «С вами, юноши, я преодолел…холода Индии». Мало того, что в самой Индии он ещё не был, так он о ней говорит, как о Сибири, а вовсе не как о субтропической земле. Наконец, Клит Чёрный, родной брат кормилицы Александра Ланики, собственноручно убитый Александром на пиру в Самарканде перед самым вторжением в Индию, позже трижды упоминается как живой и невредимый участник боёв в Индии,   сражаясь плечом к плечу с Александром.

Эти и многие другие несуразности однозначно свидетельствуют о большой перепутанности событий в исторической версии, преподаваемой школьникам и студентам. По-видимому, эта перепутанность обусловлена тем, что античные историки Диодор Сицилийский, Флавий Арриан, Квинт Курций Руф, Юстин, Плутарх [3,4,5,6,7], писавшие свои исторические труды через 300-500 лет после Восточного похода, не поверили Птолемею, Аристобулу, Неарху, Онесекриту, Харету и другим ветеранам похода, написавшим по возвращении свои мемуары. Эти мемуары не сохранились. И впрямь, что же бережно хранить всякое враньё про жестокие морозы и глубокие снега в субтропической Индии, про заполярную тьму и войну со славянорусами.

Но перепутанность событий в исторической версии индийской части похода Александра позволяет со всей решительностью поставить под сомнение правильность этой версии и оправданность её преподавания в школах и ВУЗах.

Не меньше перепутанности и в географии похода, да и как могло быть иначе. Ведь если переставлены местами события в их последовательности, то должны быть переставлены местами и пункты маршрута, им соответствующие, например, реки. Так, у Арриана можно прочитать, что Акесин впадает в Инд, что Акесин – самый большой приток Гидаспа, что Гидасп впадает в Акесин, что Гидасп впадает в Инд и, наконец, что Гидасп двумя устьями впадает в Великое море [4]. У Курция Руфа Акесин сливается с Гидаспом и впадает в Инд. Но у него же «Ганг перехватывает дорогу Акесина к морю и создаёт  в месте его впадения неудобное устье с водоворотами» [5]. Юстин пишет, что Александр по Акесину доплыл до Океана, проплыл вдоль берега и вошёл в устье Инда [6, с. 367-368].

На обозначенную выше географическую перепутанность давно указывали корифеи исторической географии англичанин Дж.О.Томсон [10] и немец Рихард Хенниг [11]. Томсон писал:  «Имеющиеся в описаниях топографические указания не отличаются ясностью» и, не сдержавшись, добавил: «Детальные цифры продвижения Александра в этих местах безнадёжно противоречивы». Как такое могло случиться, недоумевал Томсон. Ведь Александра сопровождал цвет тогдашней греческой науки: землемеры где шагами, а где мерным шнуром измеряли расстояния между пунктами для определения долготы местности. А представление о её широте, которую греки называли климатом, они получали из сопоставления высоты деревьев с длиной их тени в полдень. Наблюдения учёных греков должны были прояснить географию Востока, а она вместо этого оказалась окончательно запутанной.

 Мне уже неоднократно доводилось выступать в печати с научными и научно-популярными материалами и докладывать на научных и научно-практических конференциях (всего 31 раз) о том, что восстановление подлинного маршрута второй части Восточного похода Александра Македонского необходимо основывать на анализе физико-географических реалий маршрута, описанных ветеранами, а не на последовательности событий, предлагаемых нам историками [12, 13,14, 15, 16, 17]. Реалии эти таковы: Диодр пишет, что зимой 329/328 года до н.э. Александр выступил против парапамисадов. «Страна их лежит на крайнем севере, вся завалена снегом и недоступна для других народов по причине чрезвычайных холодов. Большая часть её представляет собой безлесную равнину, покрытую деревнями» [3, С.317]. Понятно, что район Сыр-Дарьи для греков представлялся крайним севером, но  откуда на этой реке глубокие снега? Снега эти упоминаются и на Инде. «Он дошёл до земли индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось, проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды» (Арриан, 1993. с. 96). Снег на Инде с трудом воспринимается географами. Однако историки склонны считать, что войско Александра истомилось в снегах на перевалах Гиндукуша. Между тем,  Страбон приводит следующие слова Аристобула об Индии: «Зимой они вовсе не видели воды, а только снег; впервые пошел дождь в Таксилах». О сплаве по якобы Инду Страбон сообщает, что плавание их совершалось десять месяцев, но они ни разу не видели дождей, даже когда дули пассатные ветры [18, С.154].

Сплавившись по реке к океану, Александр обнаружил громадный морской лиман, в котором резвились огромные морские животные (4, с.172). Историки, не смущаясь, называют эту реку Индом. Географы прекрасно знают, что устье Инда представляет собой дельту. Дельта и лиман настолько разные ландшафтные образования, что впору усомниться, был ли Александр в устье Инда. Более того, на Индостанском берегу Индийского океана нет лиманов, зато они есть на северном берегу Сибири, в устье Енисея и Оби.

            Курций Руф добавляет, что, зимуя в устье якобы Инда, воины Александра так страдали от холода, что едва дождались весны (Квинт Курций Руф, 1819). При этом они сожгли большую часть кораблей, и не потому, что они были лишними, а для обогрева. Инд, как известно, впадает в Индийский океан на широте 24 градуса,  а это тропик. Летом солнце там в зените, но и зимой в тропиках  просто немыслимы суровые морозы. Так был ли Александр в устье Инда? Географические реалии свидетельствуют об обратном.

                        Описывая страну парапамисадов, Курций Руф добавляет чрезвычайно важное наблюдение - она лежит в стране Мрака: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде не приметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы».(Курций Руф, 1819, с 84). Солдаты спрашивают Александра: «Какую выгоду мы получим от новых побед? Землю, покрытую вечным мраком?...Мрак, туман, вечная ночь» (Курций Руф, 1963, с. 381)

            После лимана, холодов и снегов, вечная мгла – это третья географическая характеристика, свидетельствующая против Индостанского полуострова. Ну не странно ли, что важнейшие географические реалии похода ведут нас на север?

Однако самой важнейшей географической характеристикой, ускользнувшей от внимания историков, является географическая широта местности, на которой учёные греки производили измерения длины тени от деревьев известной высоты в полдень. Результаты двух таких измерений до нас дошли в исторических и географических сочинениях античных авторов. Первое измерение приведено Диодором Сицилийским, характеризовавшим местность в районе сражения с «индийским» царём Пором: «Росли здесь деревья разных пород, высотой в 70 локтей и такой толщины, что их с трудом могли обхватить четверо. Тень от них падала на три плефра» (Диодор, 1993, с.323). Длина тени от другого дерева, по указанию Страбона, составила пять стадиев. Длина тени сильно изменяется в зависимости от времени дня, от широты местности и от положения земной оси относительно Солнца. Чтобы исключить влияние времени дня, измерения проводили лишь в полдень, когда тень была самой короткой. Чтобы исключить положение земной оси, измерение проводили в дни летнего солнцестояния 21-22 июня и зимнего солнцестояния 21-22 декабря.

Греческий локоть равен 0,44-0,46 м, плефр равен 29,6 м. Таким образом, высота дерева равна 31,5 метра, а длина тени 88,8 метра. Отсюда тангенс угла солнца над горизонтом в момент измерения равен 0,354, а сам этот угол равен 19,5 градусов. Широта местности в градусах определяется, если из 90 отнять сумму угла наклона оси (23,5 градуса) и угла солнца над горизонтом.

Опираясь на данные тригонометрии и астрономии можно утверждать, что первое измерение угла Солнца над горизонтом  19,5 градусов соответствует широте местности 47 градусов, если измерение делалось в день зимнего солнцестояния. Если же измерение делалось в любые другие дни, то происходило это севернее 47-го градуса. А в летнее солнцестояние такой результат на Земле вообще не мог быть получен,  потому, что даже на Северном полюсе угол солнца над горизонтом равен 23 градусам (Рис.1).

 

 Рис. 1. Схема расчёта широты местности по углу солнца над горизонтом в полдень в день зимнего солнцестояния.

 У второго измерения не указана высота дерева. Попробуем её вычислить, подразумевая, что измерение проводилось в Индии, в Пенджабе на широте 30-32 градуса. В летнее солнцестояние угол Солнца над горизонтом в полдень на этой широте составляет 81-83 градуса. Чтобы отбросить тень на пять стадиев дерево должно быть высотой 34 стадия (5,4 – 6,5 км), что совершенно нереально. В зимнее солнцестояние Солнце над горизонтом поднимается здесь на 34-36 градусов, а дерево должно быть высотой 3,5 стадия. Если македоняне измеряли длину тени древнегреческим стадием – 185 м, то высота дерева должна была составлять 650 м. 

            Деревьев такой высоты на Земле нет и быть не может, потому что вес ветвей таких деревьев значительно превышает прочностные свойства древесины. По-видимому, правильнее предположить, что длина тени в 925 метров сделана на очень высоких широтах, в Приполярье. Реальная высота деревьев здесь вряд ли достигает тридцати метров. Следовательно, длина тени в 925 метров свидетельствует о высоте солнца над горизонтом не более двух градусов. А это, в свою очередь, говорит о том, что, во-первых,  измерение проводилось не южнее  широты 64 градуса, а во-вторых, что проводилось оно только в зимнее солнцестояние. Во всякое иное время Солнце было бы выше над горизонтом, летом даже в Заполярье, даже на полюсе.

            Следовательно, данные Диодора и Страбона однозначно свидетельствуют о том, что армия Александра пересекала северные широты от 47-го до 64-го градуса. Подтверждение можно найти у другого основоположника науки географии Клавдия Птолемея в «Руководстве по географии». Птолемей указывает широту местности, в которой армия Александра построила 12 так называемых алтарей, после того, как взбунтовалась и отказалась от дальнейшего углубления в «Индию» - 57 градусов (Античная география, 1953 с. 321).

Приведенные широты совершенно не соответствуют широте Индостанского полуострова, они значительно выше широты Самарканда (39,5 градусов). Севернее Самарканда от 48-й параллели начинается Южная Сибирь. Приведенные выше физико-географические реалии однозначно свидетельствуют о том, что армия Александра воевала не на субтропическом Индостане, а скорее всего в Сибири. Если, конечно, 2300 лет тому в Индийских субтропиках было холоднее, чем на севере нынешней Сибири. Я в такую возможность не верю, но климатологи лучше знают. Вопрос к ним.

Удивительным образом этот вывод совпадает с поэтической и летописной версией маршрута Александра. Поэты Ювенал, Фирдоуси, Низами, Джами, Навои,  литератор Клитарх, безымянный автор «Александрии», автор «Поучения» Владимир Мономах,  русские, польские, чешские летописи в один голос утверждали, что Александр Македонский в завершение своего похода пересёк кыпчакские степи, долго и многотрудно воевал с руссами, достиг берегов Ледовитого океана и в стране Мрака (то есть в Заполярье) построил Медные ворота против Гогов и Магогов [19-27].

Кроме возможности географического и климатологического естественнонаучного взгляда на проблему маршрута А.Македонского, на эту проблему можно взглянуть глазами геолога. Впервые такая попытка  сделана мною в 2008 году конференции, посвящённой столетию геологического образования в Томске [28]. В описании похода античными авторами внимание геолога привлекают некие экзотические скальные образования, называемые утёсами, скалами, горами [3,4,5,6,7]. Горы округлой в плане формы, окружностью от 2-х до 40 км, относительная высота от 750 м до 2 тыс. м.   Склоны вогнутые, пологие у подошвы, и скальные вертикальные у вершины. Поверхности гор плоские и обширные с лесами, лугами, пашнями и родниками. На них собиралось до 30 тысяч обороняющихся.

У Арриана и Курция Руфа они встречаются пять раз, у Диодора четыре раза, у Плутарха два раза, у Юстина один раз. По описанию эти скалы очень схожи, выпячиваются от места к месту лишь те или иные их стороны. Меняются и названия скал. Чаще всего встречается название Аорн (пять раз), три раза встречается название Согдийская скала и два раза скала Сисимитра (Сисимифра) и один раз название скала Хориена. Б.Г. Гафуровым высказывалось мнение, что скал было всего две, но разными авторами они назывались по-разному и их описания ими вставлялись в разные места текстов.  [29].

Геологу трудно представить, что на маршруте Александра ему постоянно в разных местах встречались одинаковые плосковершинные горы. Должно быть, это была одна и та же горная система с множеством похожих вершин. И действительно, у античных авторов имеются указания именно об этом. Например, Юстин пишет, что в Индии Александр подошёл с Дедальским горам, представленным необычайно высокими и неприступными утёсами (то есть, это был единый объект). Курций Руф также упоминает страну Дедала. У других авторов горная страна называется то Кавказом, то горами Парапамисадов.

 С геологической точки зрения совершенно очевидно, что речь в данном случае идёт не об альпийских складчатых горах, а о столовых, сбросовых, представляющих собой резко поднятое плато. У нас в Евразии есть два таких плато: Декан на юге Индии (15 градусов широты) и плато Путорана на севере Сибири. На плато Декан, высотой до 800 метров, снега нет, а воинов Александра, срывавшихся при штурме одной из таких скал, не смогли похоронить, поскольку не отыскали в снегу.

С точки зрения топонимики не может не привлечь внимание значительное совпадение некоторых названий объектов на маршруте Александра с современными названиями таковых в горах Путорана. Прежде всего, это название скал Аорн,  Хориена согдийца Аримаза. В горах Путорана есть несколько рек с названием Хорон, в верховьях реки Виви есть небольшая речка Вивихорон, в озеро Собачье с востока впадает река Хоронен, близ Норильска на реке Рыбной есть водопад Орон. Неподалёку (по сибирским масштабам) расположено лесное урочище Ары-Мас. Гидронимы Хоронен, Хорон, Орон и Аорн выстраиваются в последовательный ряд и к ним закономерно примыкает топоним Хориен. Очевидно, здесь есть предмет для специалистов по топонимике и  более того, для многих естествоиспытателей.

 

Литература

  1. Вигасин А.А., Годер Г.И., Свенцицкая И.С. История Древнего мира. Учебник для 5-го класса общеобразовательных учреждений. М.: Просвещение, 2006. С. 190-197.
  2. Медведев А.П. Историч Античного мира (Древняя Греция и Древний Рим). Учебно-методический комплекс для ВУЗов. Воронеж, ВГУ. 2009.

3. Диодор. «Историческая библиотека». // Арриан. Поход Александра, - С.267-342.

  1. Флавий Арриан. Поход Александра. –СПб.: Алетейа,1993.
  2. Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. - М.: МГУ, 1993, -464 с.
  3. Юстин. Эпитома (реферат) книги Помпея Трога «Всемирная история». В кн. Курция Руфа «История Александра Македонского». М.: 1993, С. 364-369.
  4. Плутарх. Избранные жизнеописания. Том второй. М.: Правда, 1987. С. 361-436.
  5.  Страбон. География в 17 книгах. - М.:Наука, 1964 - 944
  6. Клавдий Птолемей. Руководство по географии.// Античная география. Составитель М.С. Боднарский.- М.: Гос. изд. Геогр. Лит.1953.

10.Томсон Дж.О. История древней географии. М.: Иностранная литература, 1953, 591 с..

  1. Хенниг Рихард. Неведомые земли. Перевод с немецкого А.М Филиппова и Н.В. Шлыгиной. М.: Изд-во Иностр. Лит. 1963.

. 12. Новгородов Н.С. Сибирский поход Александра Македонского. Томск: Аграф-Пресс, 2008. -352 с.

  1.   Новгородов Н.С. . «О географических реалиях «Индийской части» Восточного похода Александра Македонского». Доклад, прочитанный на XIV Западно-Сибирской этнографо-археологической конференции 19-21 мая 2008 года «Время и культура в археолого-этнографических исследованиях древних и современных обществ Западной Сибири и сопредельных территорий: проблемы интерпретации и реконструкции»

 

 

  1.  Новгородов Н.С. Северные широты, достигнутые Александром Македонским./ XIV съезд русского географического общества 11-14 декабря 2010 г, г.Санкт-Петербург. Сборник научных работ. СПб, 2011, 4 том, 3 часть, С. 539-542.
  2.  Новгородов Н.С. Реконструкция маршрута завершающей части Восточного похода Александра Македонского./Возможности развития туризма Сибирского региона и сопредельных территорий. Материалы десятой межрегиональной научно-практической конференции. Томск. 26 октября 2010 . С.27-28.
  3.  Новгородов Н.С. Проблема маршрута Александра Македонского./ География, история и геоэкология на службе науки и инновационного образования. Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой Всемирному дню Земли и 110-летию Красноярского регионального отделения Русского географического общества. Том 2. Красноярск, КГПУ, 2011, С.208-210.
  4.  Новгородов Н.С. Проблема Восточного похода Александра Македонского/Military andpoliticalsciens in the contextof social progress. Materials digest of the XV International Scientific and Practical Conferens (Kiev, London, December 7 – December 15, 2011). Odessa: In Press? 2012/ P.17-19.
  5.  Страбон. География. В кн. Античная география. Составитель проф. М.С. Боднарский. М.: гос. Изд. Географ. Лит. 1953.
  6.  Фирдоуси.Шах-наме. Поэмы. Т.5, Пер. Ц.Б. Бану-Лахути и В.В.Берзнева. .М. 1984.
  7.  Низами Гянджеви.  Искендер-наме. Собр. Соч. Т. 5, М.: Худ. Лит. 1986. 784 с.
  8.  Алишер Навои. Стена Искендера. Поэмы. М.: Худ. Лит. 1972.
  9.  Александрия. Роман об Александре Македонском по русской  рукописи XV  века. М.-Л..: Наука. 1966.
  10.  Владимир Мономах. Поучение детям. Лаврентьевский летописный свод.  ПСРЛ, Т. 1. Ленинград. 1926-1928.
  11.  Никаноровская летопись. ПСРЛ, Т. 27.  М.-Л.: АН СССР, 1962, 413 с.
  12.  Русские хронографы. ПСРЛ. Т. 22. М.-Л.: АНСССР. 1962.
  13.   Великая хроника о Польше и Руси и их соседях. Пролог./  Текст В.Л. Янин. М. 1987.
  14.  Чешская хроника. М.: Изд. АН СССР. 1962. 296 с.
  15.  Роль геологичесого знания в решении исторических вопросов на примере Восточного похода Александра Македонского. Доклад, прочитанный на международном научно-практическом форуме, посвященном столетию геологического образования в Томске, и опубликованный в материалах форума “Становление Сибирской геологической школы и геологических исследований”. Том II. Томск. ТПУ, 2008. С. 308-311.
  16.  Гафуров Б.Г., Цибукидис.Г.И. Александр Македонский и Восток. М.: Наука, Гл. ред. Вост. Лит. 1980. 456 с.
 

 

 

 
 

 

Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved