Сибирская Русь – Артания – Русь изначальная

Н.С.Новгородов

Русское географическое общество, Томское региональное отделение

             Нация, не знающая своей истории, лишена будущего. Поэтому все народы яростно отстаивают свою историю. Некоторые чрезвычайно преуспели в обосновании своей подлинной или мнимой древности. Спроси кого угодно: кто древнее, русские или китайцы, русские или евреи, и ответ будет не в нашу пользу. Потому что мы не боремся за глубину своей истории и в результате мы её не знаем. Более того, мы даже не осознаём того, что не знаем.

Эта история, с которой мы знакомимся по школьным учебникам, характеризуется крайней поверхностностью. Летописи и византийские источники доносят до нас скупые сведения о славянах IX в., VIII в, немного VI в. И всё. Глубже – историческая темень, будто и не было славян до VI в. А ведь даже количество народа и занимаемая им площадь являются функцией времени. Не мог самый большой в Европе этнос, занимающий самую большую территорию возникнуть вдруг, выскочить на просторы Восточной Европы как чёрт из табакерки. Чем народ больше, тем большей должна была быть история его развития. Где же происходило развитие русского народа? Почему мы ничего не знаем о нашей ранней истории? Я думаю, этому есть две причины: одна из них состоит в злостном искажении отечественной истории, другая имеет методологический характер.

В мае 2009 года Президент России создал комиссию по противодействию искажению нашей истории. Комиссия активно занялась искажениями нашей истории, но ограничилась почему-то лишь двадцатым веком. Между тем, искажения нашей истории начались давно, очень давно. Ещё в конце XI века летописец Нестор в пылу полемического задора заявил, что славянские племена древляне, северяне, вятичи, радимичи и другие, ещё не принявшие к тому времени христианство, «жили в лесе, якоже всякий зверь», жили по-скотски, убивали друг друга, ели всё нечистое, умыкали девок у воды, срамословили при отцах и т.д. и т.п. Отсюда и пошла православная традиция, заключающаяся в непререкаемом утверждении: культура, письменность и государственность на Руси появились лишь с принятием христианства.

Эту концепцию безропотно принял Карамзин, открывая свою «Историю государства Российского» словами: «Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными  историческими памятниками. Только в повествованиях греков и римлян сохранились известия о нашем древнем отечестве». А ведь это самые первые строки его четырёхтомника, задающие, так сказать, вектор всему его историческому труду. И это было написано в 1804 году, задолго до того, как Гегель назвал славян народом неисторическим.

 Эту же концепцию  творчески развил, несмотря на атеистическую эпоху на дворе,  советский учёный академик Д.С.Лихачёв и его школа. Лихачев, получивший Героя Соцтруда «за выдающийся вклад в русскую культуру» писал: «Сама по себе культура не имеет начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской истории, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двух тысячелетняя или полутора  тысячелетняя? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств, вряд ли такая дата возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано лишь за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности».

 Любимый ученик академика Гелиан Михайлович Прохоров пошёл значительно дальше и заявил: «Русский народ создала православная культура. До крещения не было народа русского, были племена. После крещения, мы видим, племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть русский народ». Заявил и пошёл получать Государственную премию. И ведь дали почему-то.

 Между тем, отрицание дохристианской истории, отрицание существования самого русского народа до принятия православия, это не просто искажение нашей истории, это не что иное, как величайшее преступление против Отечества, влекущее многомиллионные жертвы. Вот пример. Основываясь на кажущемся отсутствии у нас истории, Гитлер назвал Россию колоссом на глиняных ногах. Он решил, что свалить СССР с ног будет совсем нетрудно и в 1941 году напал на нашу страну. Лишь получив мощнейший пинок под зад он, перед смертью понял, что «исторические ноги» у нас есть и вполне мощные. И заодно вспомнил слова Бисмарка: «Ребята, никогда не воюйте с Россией».

Так практика, будучи критерием истины, решительно заявила, что у русского народа есть-таки глубинные исторические корни. Ведь без глубинной истории невозможно объяснить ни самого появления славян на исторической арене в VI веке, ни высочайшей культуры, которая у него к этому времени уже была. Ещё Егор Классен обращал внимание на то, что славяне по численности куда как превосходят все другие европейские народы, что уже в силу одной только численности можно смело говорить о большой древности славян [1]. Численность народа есть производное от времени.

Теперь о культуре славян накануне принятия православия. Смею утверждать, что заявление Нестора о том, что славяне жили скотским образом разрозненными отсталыми племенами, это наглое враньё. Норманны, не имевшие в то время городов, называли Русь Гардариками, то есть страной городов. А города – общепризнанное средоточие культуры.

 Говорят, Андрей Первозванный, посетив Русь, был более всего поражён русской банной культурой, которая залог здоровья. В XI веке Анна Ярославна, выданная замуж за французского короля, умоляла отца забрать её в Киев, потому что вонючие французские вельможи, давно принявшие христианство, бань тем не менее не знают, завшивели и спят на шкурах без простыней как звери.

В 907 году русский князь Олег успешно воевал под стенами Царьграда. После того, как византийцы закрыли гавань цепями, Олег поставил свои ладьи, числом 2000, на колеса и в “тачаночно-ладейном» строю под алыми парусами двинул к городу. Было отчего византийцам забояться и целовать крест в знак подчинения и верности. До крещения в Днепре и Волхове было почти столетие. В каком лесу русский народ мог набраться такой высочайшей воинской культуры? Да нет же, эта культура формировалась на протяжении тысячелетий.

А о чём свидетельствуют археологические раскопки в Великом Новгороде? Мощёные улицы, водопровод, дренажная система, обувь кожаная, с узорными аппликациями, всюду шахматные фигуры (А.В.Арциховский, В.Л. Янин). Что-то не похоже на скотскую жизнь «в лесе, якоже всякий зверь». Приврал Нестор. Эта высочайшая культура городской жизни также формировалась веками и тысячелетиями жизни в городах.

Содержание знаменитых новгородских берестяных грамот совершенно недвусмысленно говорит о поголовной грамотности новгородских словен в XIXII веках (А.А. Зализняк). Хозяйственные записи, деловые распоряжения, любовные записки, шутки школяров решительно свидетельствуют, что использование письменности  не было прерогативой одних лишь князей и бояр, но сущей повседневностью широких народных масс.

Но главный вопрос с письменностью вот в чём. Не могли же новгородцы искупавшись в Волхове стать поголовно грамотными. Назавтра. Поголовная грамотность также была подготовлена всей предыдущей многовековой историей. И письменность у славян существовала задолго до Кирилла и Мефодия, ведь сам Кирилл признавался, что до создания им славянского алфавита, приобрёл в Корсуни Евангелие и псалтырь, написанное русскими буквами, как об этом говорится в Житии св. Кирилла, хранящемся в Рыльском монастыре.

Если верить Хронографу Никаноровской летописи, город Словенск, на месте которого стоит  Новгород, был поставлен  правнуками Скифа и Зардана Словеном и Русом в далёком 2355 году до н.э.  И почему бы нам не поверить нашим летописям? Почему бы нам не поверить Помпею Трогу, написавшему во «Всемирной истории», что скифский царь Танай пошёл походом на Египет? Почему бы нам не поверить ему в том, что скифы были  самым древним народом на земле [9]. Древнее Египтян.

 Почему же практика, как критерий истины, не заставила марксистско-ленинских историков и филологов поверить в древность русского народа, в наличие у него глубочайших исторических корней? Потому что на смену православной доктрины пришла марксистско-ленинская. А что утверждал верный соратник и соплеменник Маркса Фридрих Энгельс? «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими» [8]. Вот так и не иначе. Всякие утверждения о древности славяно-русов «ненаучны антиисторичны». Теперь наши учёные с полным правом «научности» отстаивают небытие русского народа до принятия православия. Только грош цена этой «научности» одна голимая русофобия и искажение нашей подлинной истории.

Ещё одна из причин нашего незнания нашей древнейшей истории, на мой взгляд, состоит в том, что русскую историческую науку закладывали не совсем русские люди Байер, Шлёцер, Миллер. В силу национальных особенностей тогдашней Российской власти, мнение этих господ возобладало над историческими воззрениями М.В. Ломоносова и В.Н. Татищева. Немцы, писавшие нашу историю, и тогда и позже относились к нашему народу как к отсталому, неисторическому, неспособному к организации собственной государственности. Лучше всех это отношение немцев к славянам выразил Фридрих Энгельс, о чём сказано выше. В атеистическом СССР спорить с классиком марксизма Энгельсом было небезопасно. Таким образом, в российской исторической науке не сложилась традиция борьбы за глубину своей истории.

Вторая причина – методологическая. Она состоит в том, что мы ищем своё прошлое не там, где оно имело место быть, а там, «где светлее». «Светлее» в Восточной Европе, где застали наших предков первые летописи, несмотря на то, что Нестор недвусмысленно утверждал, что предки пришли на Днепр издалека, просто он забыл откуда.

Важнейшим вопросом ранней истории любого народа является такой: где рождался этот народ, там, где проживает ныне, или рождался он в другом месте, а на нынешнее место прибыл в ходе переселения? Если бы народы проживали на тех местах, на которых они рождались, их окружали бы одни родные и вполне понятные названия. На самом деле чаще всего всё обстоит совсем не так. Топонимика свидетельствует: народы переселялись. Историки подтверждают то, что многие народы ныне живут «не на своих местах». Известно, что древние шумеры пришли в Месопотамию с какого-то гористого острова, расположенного в морской акватории. Хетты также пришли в Малую Азию неведомо откуда. Переселялись индоарии, иранцы, киммерийцы, скифы, сарматы, аланы, готы, гунны, авары, савиры, хазары, булгары, печенеги, половцы. Римляне говорили о Великом переселении народов, в ходе которого орды пришельцев брали Рим.

Возникает вопрос: все ли народы переселялись, или какая-то часть народов проживает «на своих местах? Гордые европейцы решили этот вопрос примитивно: дескать мы – цивилизованные народы – проживаем на «своих местах» о вот всякие варвары – это переселенцы. Однако к XX веку европейцы с удивлением обнаружили, что переселялись и их предки – готы, саксы и т.д. Самонадеянные англичане, после установления лингвистами индоевропейской языковой семьи, были вынуждены признать своё родство с индусами потомками индоариев.

В этой ситуации передовые немецкие историки придумали компромисс: да, наши предки переселялись, но…с одного места на то же самое место. Мол жили-жили в Скандинавии, добились благосостояния, и этого самого благосостояния пережить не смогли, поэтому тронулись в Путь. В III веке они пришли в Юго-Восточную Европу, повоевали здесь со славянами и отправились на Запад, разорили Рим, дошли до Пирееев, повернули на север и завершили свой путь в Скандинавии в VII веке. (На самом деле Кассиодор и Иордан сообщали, что германцы-готы стартовали с океанского острова Скандза, располагавшегося за пределами Европы).

Наши доблестные историки, конечно же не могли не пристроиться в кильватер этой замечательной немецкой теории. В результате родилась концепция, аналогичная немецкой:  наши предки долго жили в Приднепровье, но в конце IV века отправились на Дунай. Здесь они соприкоснулись с греко-римской цивилизацией и «набрались уму-разуму», после чего к середине VIII века вернулись на Днепр. Таким образом, совершенно очевидно, что немецкая оккупация нашей истории ещё далека от преодоления. Вместе с тем, нельзя не отметить некоторой прогрессивности этой новой германо-российской концепции: признаётся, что предки всё-таки переселялись. Вот только откуда они пришли на Днепр и Волхов?

Наши предки пришли в Восточную Европу из Азии, из Сибири. Этим путём шли из Сибири в Европу почти все вышеперечисленные народы. Причины именно такого вектора переселений мы рассмотрим ниже. А пока обоснуем существование Сибирской Руси.

 Персидским и арабским географам IX-X вв. были известны три Руси: Куявия, ассоциирующаяся с Киевской землёй, Славия, ассоциирующаяся с Новгородской словенией и третья (по арабскому счёту) Русь, которую они называли Артанией (Артой)или Арсанией (Арсой) [9]. Историки сбились с ног в поисках Артании. Её отождествляли с Арзамасом, Оршей, Рязанью, Тмутараканью, междуречьем Волги и Оки и даже островом Рюгеном. Вариантов было высказано такое количество, что многие историки (Б.Д. Греков, А.П. Новосельцев) пришли к выводу о бесперспективности дальнейших поисков Арсании.

Артанию не могли найти, потому что не там искали, а искали её в Восточной Европе. Между тем, её и искать-то не надо – вот она: на географической карте французского картографа Гильома Сансона (1688 г.) столица Артании (Арсании) город Арса показан чуть южнее Золотого (Slote) озера (Рис.1). В это озеро с юго-востока впадают две реки, правая называется Lachman. На указанной карте изображена территория Западной Сибири. Подписаны реки Енисей, Обь, Томь. Золотое озеро – это по единодушному мнению учёных – Телецкое озеро.  При этом в реке Lachman легко узнаётся река Чулышман, а город Арса показан чуть западнее устья Башкауса (у Сансона Башкаус не впадает в Чулышман). Совсем рядом расположены реки Артыш и Артлаш, хр.Кызыларт и первал Кадыр-арт и с. Артыбан.

О размерах Артании можно судить по распространению артанских топонимов. На северном окончании Телецкого озера в месте истока реки Бия стоит поселок Артыбаш. На западе Кемеровской области есть железнодорожная станция Артышта, а на севере этой же области в Томь справа впадает речка Артыбашус. И, наконец, река Артавиша. На карте Западной Сибири Герарда Маркатора (1594) эта река впадает слева в Обь под 61 градусом, что, по-видимому, соответствует реке Конда (Рис. 2).

Таким образом, Артанские топонимы трассируются через всю Западную Сибирь от юго-востока до северо-запада.

На юго-западе Западной Сибири к артанским топонимам с некоторой натяжкой можно отнести город Орск на реке Урал. В этих местах к северу от Каспия и Арала в последние века перед Рождеством Христовым обитали скифы-саки. Вождём парнов, одного из скифских племён, был Аршак, создавший Парфянское царство на территории Гиркании. Он дал начало династии Аршакидов, правившей Парфянским царством с 250 г. до н.э до  224 г.н.э. Аршака можно рассматривать как русского выходца из Арсы. Что касается перехода «с» в «ш», то с ним мы встречаемся в русских однокоренных словах «весна – вешний», «краска – крашеный», «бес - бешеный».

 

 

Рис.1. Фрагмент карты Западной Сибири Г. Сансона, 1888

 

В германских сагах подтверждается былое проживание славян на реке Урал. Эта река, называемая ими Танаквисль (Ванаквисль), стекала с Рифейских (Уральских) Гор, впадала в Каспийское море и являлась пограничной между Европой и Азией. Низовья этой реки населяли славяне ваны, а в верховьях проживали германцы асы [5]. За несколько десятилетий до РХ Один увёл германцев в Скандинавию. Арабы называли реку Урал Славянской рекой, а страну Вантит. В 737 году арабский военачальник Марван ибн Мухаммед, разгромив хазар и возвращаясь восвояси, на Славянской реке захватил в плен 20 тысяч славянских семей и увёл с собой. Евреи называли реку Урал рекой Кира или Русской рекой  В Самарканде жителей устья Русской реки называли устьрушанами.

 В 943 году, по другим авторам в 944 году, русы, чья страна по уверениям ибн Мискавейха, соприкасалась с Каспием, переплыли море и вошли в устье Куры. Наши историки обвинили ибн Мискавейха в слабом знании географии, будучи уверенными в том, что «в середине X века Каспий не «соприкасался» со страной русов ни одним метром берега» [4]. На самом деле арабский Михалыч географию знал хорошо, а вот наши историки никак не хотят признавать существование Сибирской Руси – Артании.

Столицей Артании арабы называли город Арта (Арса). В Арте жил царь Сибирской Руси, которого называли каганом. Русы многочисленны, их страна богата, в ней большие города. Города – это признак цивилизованности страны. Именно в городах концентрируются достижения культуры того или иного народа. Что же мы знаем о сибирских городах? Арабы сообщают названия лишь двух городов: Арта и Вантит. Однако на географических картах Западной Сибири, опубликованных в Западной Европе в XVI –XVII вв. С. Герберштейном, Г. Меркатором, И. Гондиусом, Г. Сансоном и др. показаны города Арса, Грустина, Серпонов, Коссин, Терем, Камбалык.

 

 

Рис. 2. Фрагмент карты Урала и Западной Сибири Г.Меркаторва, 1594.

 

Благодаря координатной сетке, присутствующей на картах Меркатора и Гондиуса, уверенно определяются координаты города Грустина: они составляют 56,5 градусов Северной широты и 85 градусов Восточной долготы, что до градуса соответствует координатам Томска. Надпись на латыни рядом с Грустиной на карте Гондиуса гласит: «В этом холодном городе живут совместно татары и русские» (Рис.3). Есть основания полагать, что город Грустина был разрушен Тамерланом в 1391 году. Железный хромец приходил на Томь наказать за вероломство Тохтамыша, чей улус стоял на левом берегу Томи в 10км выше по реке. Там и сейчас стоит село Тахтамышево. Тохтамыш успел удрать на Волгу, и вместо его наказания Тамерлан разрушил Грустину. Летописцы Тимура записали: «Дойдя до Карасу, одного из городов Русских, они разграбили весь город внутри и снаружи» [6].

 

 

Рис. 3. Фрагмент карты Сибири И.Гондиуса, 1606.

 

Серпонов, Коссин, Терем -  названия, несомненно, славянорусские, а вот Камбалык – название монгольское. Оно означает город кама, шамана, духовного владыки. Город переименован после завоевания монголами в начале XIII века, раньше он назывался Срединной столицей Срединного государства, затем столицей Золотой, а затем Железной империй.

 В этом городе 17 лет прожил Марко поло, находясь на службе великого хана Хубилая. Согласно его описанию, периметр крепостной стены города составлял 24 мили. Для сравнения: тысячелетний Константинополь во времена Марко Поло имел периметр 18 миль. В стене было 12 ворот, каждые ворота охраняла тысяча стражников. Министерским книгам насчитывалось пять тысяч лет. Ежедневно в Камбалык въезжало более тысячи телег, гружёных шёлком. Ежегодно на Новый год Великому хану дарили десять тысяч белоснежных кобылиц [2]. «Предсовмина» государства хулагидов, правивших в Иране и Средней Азии,  Рашид-ад-дин, написавший летопись чингизидов, утверждал, что на рубеже XIII - XIV веков в  Камбалыке хранились диванные (министерские) книги за пять тясяч лет [5].

Потрясающая воображение древность Камбалыка хорошо корреспондирует с его размерами и с его населением. Об огромности населения Камбалыка косвенно позволяет судить количество проституток, проживавших в его предместьях. Их насчитывалось 25 тысяч. Они были сгруппированы в сотни и тысячи, и  бесплатно, в качестве налога, обслуживали иностранные посольства и купцов. Сколько благопристойного народонаселения было в этом городе можно представить на основании следующего сравнения: в четырёхмиллионном Лондоне согласно переписи 1878 года честно трудились 24 тысячи жриц любви [3].

От западной оконечности Великой Китайской стены до Камбалыка было 99 дней пути. На вышеупомянутых средневековых картах Камбалык показан на правом берегу Оби. Сигизмунд Герберштейн на своей карте Западной Сибири (Рис.4, 1549) помещал Камбалык в верховьях Оби возле Китайского (Телецкого) озера, а рядом сделал надпись: «Область Кумбалык в Китае». Родной дядя папы Урбана VIII Рафаэль Барберини, осуществивший на рубеже XV и XVI веков путешествие на Восток и посетивший Ивана Грозного, в книге, опубликованной его потомком Николаем Барберини в 1658 году писал, что «Обь вытекает из одного большого озера Катая (Cattajo) в том месте, где находится и главный каттайский город, именуемый Комбулик» [2].

 

 

Рис. 4. Фрагмент карты Сибири Сигизмунда Герберштейна, 1549.

 

Читателя не должны смущать встречающиеся близ Камбалыка китайские названия. Это совсем не тот Китай и не те китайцы. На старинных картах Сибири река Енисей называлась рекой Китай и Обь-Енисейское междуречье китайской землёй. Равным образом и Срединная столица и само Срединное государство имели совсем не китайскую этническую принадлежность.

Но вернёмся к Арсе-Арте. Арта – это город Правды, а Артания – страна Правды. Само слово «арта» на древнеперсидском означает  «Божественная Правда, Правь». В учении Заратуштры нравственно-этическое содержание понятия «Арта» требует соблюдения триады «благие мысли, благие речи и благие дела» не только в личностном, но и в социальном плане. В Артании не было вранья, и эта традиция очень долго сохранялась в Сибири и отмечалась всеми путешественниками. Здесь можно было плыть на плоту со сменяющимися экипажами, спать при этом и не быть ограбленным. Здесь можно было потерять на тропе не пустой кошелёк и получить его на руки при следующем посещении здешних мест, поскольку честные аборигены, найдя чужое, стремились вернуть его владельцу.

Исследователи считают, что корень слова Арта восходит к индоиранскому корню rta, со значением «правда, порядок, всемирный закон». Коли так, то ударение в слове арта должно быть не на первом, а на втором слоге – арта, точно также, как это происходит при формировании зороастрийских слов Авеста, асуры, вместо индоиранских Веста, суры. Это рассуждение подводит нас к пониманию того, что Орда была преемницей Арты. Не случайно Марко Поло в «Книге о путешествии в Татарию и другие восточные страны» отмечал у столь полюбившихся ему татар высочайшую честность. В Орде за враньё грозила смертная казнь (вот бы в современной России…). В описании Марка Николаевича Орда выступает не как сборище диких косматых степняков, а как цивилизованное государство. И это ни что иное, как Сибирская Русь - правопреемница Великой и древнейшей Срединной Империи, в которой высокорослый синеокий, розовощёкий, светловолосый с нордическим характером Чингисхан (истинный ариец) совершил военный переворот.

Литература

 

  1. Классен Егор. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до рюрикового времени в особенности с легким очерком истории руссов до рождества Христова.Выпуск 1-3. М.: «Белые альвы», 1999.

2.   Марков С.Н. Земной круг. М.: Современник, 1976, 623 с.

  1. Поло Марко. Книга Марко Поло. М.: Гос. Изд. Географ. Литер.., 1955

4.  Прозоров Лев. Кавказский рубеж. На границе с Тьмутараканью. М.:Яуза, ЭКСМО. 2006.287 с.

      5.  Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т.2, М.-Л.: Изд. АН СССР,-1960

6. Тизенгаузен В.Т. Сборник материалов , относящихся к истории Золотой Орды, извлеченных из персидских сочинений. М.1949.

7. Щербаков В.И. Асгард  и ванны/ дорогами тысячелетий. М.: Молодая гвардия. 1989. С. 69-135.

      8. Фридрих Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852.

9. Энциклопедия для детей. Т.5, ч.1. М.: «Аванта+»,-1995. 672 с.

10. Юстин. В кн. Квинта Курция Руфа «История Александра Македонского, 1993 , С 364-369.

 

 

 

 
 

 

Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved