А. Македонский в Югре, или загадка царя Пора

Николай Новгородов

               Александр Македонский в русских летописях.

            Историки изучают исторический процесс по источникам. В их числе вещественные, письменные, изобразительные, фонетические и другие, а из них – для ранних этапов  истории – важнейшими являются летописи. Так уж случилось, что история государства Российского и история русского народа восстанавливались главным образом на основе Начальной летописи, называемой «Повесть временных лет». Многие считают,  что ПВЛ - это «Наше всё».

            В ПВЛ, в частности, в Лаврентьевской летописи под годом 6604 (1096 или 1097), можно прочитать, что Александр Македонский посещал берега Северного Ледовитого океана. Повторяю, «Наше всё» недвусмысленно утверждает, что Великий завоеватель, царь Македонии Александр, победитель Персии, создатель государства, объединившего Запад и Восток,  во время своего Восточного похода дошел до берегов Северного Ледовитого Океана, и здесь «заклепал в горе»  злобных гогов и магогов.

            Вот этот текст дословно: «Теперь же хочу поведать, о чем слышал 4 года назад и что рассказал мне Гюрята Рогович новгородец, говоря так: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую, Югра же – это люди, а язык их непонятен, и соседят они с самоядью в северных странах. Югра же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из-за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север». Я же сказал Гюряте: «Это люди, заключенные <в горах> Александром, царем Македонским», как говорит о них Мефодий Патарский: «Александр, царь Македонский, дошел в восточные страны до моря, до так называемого Солнечного места, и увидел там людей нечистых из племени Иафета, и нечистоту их видел: ели они скверну всякую, комаров и мух, кошек, змей, и мертвецов не погребали, но поедали их, и женские выкидыши, и скотов всяких нечистых. Увидев это Александр убоялся, как бы не размножились они и не осквернили землю, и загнал их в северные страны в горы высокие;  и по Божию  повелению окружили их горы великие, только не сошлись горы на 12 локтей, и тут воздвиглись ворота медные и помазались сунклитом; и если кто захочет их взять, не сможет, ни огнем не сможет сжечь, ибо свойство сунклита таково: ни огонь его не может спалить, ни железо его не берет. В последние же дни выйдут 8 колен из пустыни Етривской, выйдут и эти скверные народы, что живут в горах северных по велению Божию»».

            Человек, записавший и прокомментировавший рассказ  Гюряты Роговича, - ни кто иной, как Владимир Мономах. Его «Поучение» включено в Лаврентьевскую летопись и, в свою очередь, включает цитируемый рассказ. Получается  следующее: Сам Великий князь киевский Владимир Мономах в своем «Поучении» вразумляет новгородца Гюряту Роговича в том, что Александр Македонский посещал Югру и берега Северного Ледовитого океана.

            Другим русским правителем, считавшим, что А. Македонский посещал Русь, был сам Пётр Великий. Осматривая гигантские ископаемые кости в селе Костёнки близ Воронежа, Пётр заявил, что это останки боевых слонов Александра Македонского. Позже выяснилось, что кости принадлежали мамонтам, а не слонам. Но Пётр остался при своём убеждении: А.Македонский был на Танаисе.

 

             Почему мы не верим нашим?

            Почему же мы не обращаем на слова Мономаха и Петра никакого внимания? Только ли потому, что заморские историки считали по-другому? И почему мы немцам и грекам верим больше, чем своим князьям  и императорам? Я очень долго не мог найти ответа на эти вопросы, пока не прочитал Энгельса.  Раньше-то некоторые из блистательных тезисов Энгельса скрывались от нашего народа, а сейчас многое открылось: «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими». В конечном счете,  немцам и германизированным евреям должны принадлежать не только славянские области Европы, но и Константинополь» (Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852).

            Вот так! Доказывать, что наши предки, традиционно используя климатическое оружие, победили самого Александра Македонского, в результате чего он потерял 105 тысяч  бойцов из своего «непобедимого»135-тысячного воинства, - это «ненаучно и антиисторично». Это наши марксистско-энгельсовские историки усвоили накрепко. А Мономах был к тому же  экстремистом – выгнал евреев из Киева и из Руси, то есть сеял межнациональную рознь. По нынешним временам загремел бы по нескольким статьям. Так что лучше уж мы будем по привычке верить немцам, грекам и германизированным евреям. Оно бы и ладно, но славянские летописи не унимаются.

            И.В. Щеглов в «Хронологическом  перечне важнейших данных из истории Сибири», изданной в Сургуте в 1993 году, приводит сообщение о походе новгородцев под предводительством Улеба в 1032 году к построенным Александром Железным воротам. Этот поход окончился неудачно, так как новгородцы были побиты юграми, «и вспять мало их возвратишася, но многи там погибоша».

 В.Н. Татищев, ссылаясь на Иоакимову летопись, писал, что «во времена Александра Македонского княжили у словен 3 князя: первый Великосан, второй – Асан, третий Авенхасан. И послал Александр Македонский к князьям словенским грамоту, желая владеть словенским народом». Историки даже не комментируют это сообщение, объявляя Иоакимову летопись выдумкой Татищева.

Польская «Хроника» краковского епископа Викентия Кадлубека равно как «Чешская хроника» (1348 год) утверждают о связях славян с Александром Македонским.

Причём в польской «Великой хронике» говорится о том, что некий мастер златотканного дела  хитростью принудил Александра Македонского покинуть их землю, за что поляки дали этому хитровану имя Лёшека и избрали королем. Я не знаю, когда поляки начали избирать королей, помнится евреи писали, что в середине девятого века один выдающийся представитель их племени отказался стать первым польским королём. Я не знаю также, где жили предки поляков в эпоху Александра Великого, скорее всего они «въехали» в Восточную Европу вместе с основным славянским миграционным потоком. В таком случае польская прародина могла располагаться на севере Сибири, там же, где славянская прародина.

            Лев Прозоров в книге «Времена русских богатырей» обращает внимание на чрезвычайное сходство содержания древнерусской былины о победе Алеши Поповича над Тугарином Змеевичем с вышеприведенным эпизозом из польской Хроники. Сходны имена героев, причём и фонетически и семантически; один из них ткач-скоморох, другой переодевается скоморохом; оба побеждают врага хитростью; у обоих враги – сыновья змея; оба врага гибнут вследствие попытки взлететь на небо. «Нужны сильные аргументы, чтобы при таких сходствах отрицать исконность тождества» - заключает Прозоров. Нам же остаётся предполагать, что под именем Тугарина Змеевича в наших былинах скрывался сам Александр Македонский. Коли так, глубина былинного проникновения в соавянскую древность потрясает воображение. А впрочем, она потрясает и без Тугарина, достаточно «Великой польской хроники». 

Между тем,  за пределами России отношение к идее «Александр в Югре» гораздо более терпимое. Например, уроженец Дамаска ал-Омари, секретарь египетского султана, в XIV в. в книге «Пути взоров по государствам крупных центров» писал, что «В землях Сибирских и Чулыманских сильная стужа, снег...купцы Булгарские ездят до Чулымана, а купцы Чулыманские ездят до земель Югорских, которые на окраине Севера. Позади них уже нет поселений, кроме большой башни, построенной Искендером».

            А арабский калиф ал-Васик даже снарядил экспедицию к Железным воротам, чтобы убедится в их целостности. Экспедицию возглавил Салам ат-Тарджуман, владевший тридцатью языками. Вернувшись через 28 месяцев, Салам доложил: «Ворота целы, гарнизон не спит». Это было в середине IX века. То есть, тысячу с лишним  лет назад этот объект был известен всему миру и не одни новгородцы хаживали к Железным воротам.

 

             А что же в античных источниках?

            В трудах Арриана, Диодора и Курция Руфа географические и климатические особенности «Индии», в которой был Александр, Индии не соответствуют.  Например,  при пересечении огромной равнины (4 месяца пути), «лежащей в сверкающей белизне снегов и застывшего льда», много солдат отстало и замёрзло, а когда войско вышло на Инд «лежал глубокий снег». Сразу напрашивается вопрос, тот ли это Инд?

В устье  «Инда» Александр обнаружил огромный морской лиман с морскими животными, а в устье Инда, как известно, дельта, подобная волжской. На южном берегу Евразии вообще нет лиманов, зато они есть на северном берегу этого материка.

            Здесь он зимовал и сжёг почти весь флот, потому что было холодно, а обогреваться было нечем. Устье Инда, расположено в тропиках (24 градуса), никакие морозы здесь немыслимы. Другое дело, если Александр зимовал в устье Оби. Кстати, перед выходом в лиман река, по которой он спускался к океану, разделялась на два протока, а на острове , согласно Диодора, стоял город Тавала. Любопытно, что Обь перед выходом в Обскую губу также разделяется на два протока, а на острове стоит пристань Товопогол. Возможно, и Тобольск имеет этимологическое отношение к городу Тавала.

            Наконец, длина тени от деревьев неопровержимо свидетельствует, что Александр был в Сибири, в Югре, а вовсе не на Индостанском полуострове. Надо заметить, что армию Александра сопровождало много учёных греков. Для определения широты местности, которую они называли «климатом», греки измеряли длину тени от деревьев известной высоты. Делали они это только в полдень, потому что в иное время суток измерение лишалось смысла, и старались измерять близ летнего и зимнего солнцестояния.

            Диодор сообщает, что дерево высотой 70 локтей (около 30 метров) отбросило тень на три плефра (около 90 метров). Жаль, географы не читают исторических источников, иначе давно разъяснили бы историкам, что такое соотношение высоты и длины невозможно на равнине Индостанского п-ва. Более того, это измерение было сделано на широте 47 градусов или севернее, но никак не южнее. 47 градусов СШ – это северный берег Каспия, Балхаш, по сути, южная граница Сибири.

            Ещё одно измерение длины тени упоминает Страбон, она оказалась равной пяти стадиям (это около 900 метров). В Индии это измерение не могло быть сделано, потому что высота дерева должна была бы быть сопоставимой с длиной тени, а деревьев такой высоты на Земле нет и быть не может в силу их колоссального веса. Даже стометровые секвойи могли бы дать такую тень лишь на широте 60 градусов, и то, только в зимнее солнцестояние, но секвойи в Приполярье не растут. А нормальное для этих широт 20-30 метровое дерево такую тень могло бы дать на широте 63 градуса. Помилуйте, но это самая что ни на есть Югра. Думаю, пришло время реабилитировать  Владимира Мономаха.

 

             Царь Пор – царь Югорских антов.

            Одной из самых ярких страниц «индийской» части Восточного похода Александра является его битва с Пором. Все античные авторы уделяют ей большое внимание, а Плутарх утверждает, что «Сражение с Пором охладило пыл македонян и отбило у них охоту проникнуть дальше в глубь Индии. Лишь с большим трудом им удалось победить этого царя, выставившего только двадцать тысяч пехотинцев и две тысячи всадников».

            Юстин приводит одну суперпикантную подробность этой битвы. «Пор потребовал, чтобы царь македонский вступил с ним в бой один на один. Александр не замедлил вступить в бой, но в  первой же стычке конь его был ранен, и он стремглав упал с коня на землю; сбежались телохранители и спасли его». А если бы поединок был честным и телохранители не сбежались...Но и без того у македонян отшибло всё, что отшибается. Кто же был этот Пор и царём какого народа он был?

            Страбон в «Географии» приводит сообщение Николая Дамасского о том, что Николаю в Антиохии близ Дафны встретились индийские послы, направлявшиеся к Цезарю Августу с посланием от царя Пора. Оно было написано по-гречески на коже и подписано Пором. Последний властвовал над шестьюстами царями, но всё же весьма высоко ставил честь быть «другом» Цезаря и обещал содействие во всех его справедливых предприятиях.  

Разумеется, Пор, посылавший посольство к Августу через три с четвертью столетия после Александра Македонского, не мог быть «тем самым Пором». По-видимому, мы имеем дело с династическим именем, соответствующим названию народа.. Поскольку Пор, современник Августа, был не последним пацаном того мира, а в индийской династии Маурьев царей Поров не встречалось, нехудо бы узнать, где властвовал над шестьюстами царями Великий царь Пор.

            Ответ, возможно в том, что у обских хантов есть фратрия (род), называемая Пор. Время от времени этот род устраивает так называемые «спорадические» медвежьи праздники. Сочетание «пор-спор» позволяет предполагать, что и обские ханты и царь Пор вместе с его народом относились к этносу, который греки и византийцы называли спорами, и чьё правильное имя было спалы, от слова исполины. Рост Пора составлял 4,5-5 локтей (это около двух метров или более).

Прокопий Кесарийский (VI в.) также отмечал у славян и антов очень высокий рост и огромную силу. Лев Прозоров указывает, что в фольклоре Среднего Дуная анты отразились как великаны.

Напрашивается вывод, что царь Пор был славянином, а именно антом. А при чём же здесь ханты, спросите вы? А при том, что есть основания предполагать, что ханты произошли от антов. Незабвенной памяти В.Н. Дёмин, к сожалению недавно покинувший нас, в книге «Русь нордическая», 2007 г., писал, что во время его путешествия по Обскому Северу летом 2002 года, он записал хантыйскую легенду, согласно которой в далёком прошлом ханты и русские представляли один народ, говоривший на одном и том же языке. Подобно тому, как безусловно родственны слова инды и хинди, также родственны анты и ханты. И не только слова, но и стоящие за ними народы.

Венгерские этнографы,  искавшие свою прародину на Оби, познакомились с этой легендой ещё в конце XIX века. Венгры, близкие родственники хантов, по какой-то причине не обрадовались своему родству с русскими и более столетия помалкивают на эту тему. Зато могут сильно обрадоваться тому, что их предки вместе с поляками «начистили клюв» самому Александру Великому. Если, конечно, проявят любознательность.
 

 

 

 
 

 

Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved