ПРОБЛЕМА МАРШРУТА ВОСТОЧНОГО ПОХОДА
АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

 

Николай Новгородов

 

            Восточный поход Александра Македонского – одно из величайших событий мировой истории. Но если мы условно поделим поход на две части, до гибели персидского царя Дария летом 330 г. до н.э.,  и «после Дария», то с удивлением обнаружим, что последовательность событий и сам маршрут «после Дария» весьма проблематичны. Ещё в эпоху эллинизма сложились две совершенно противоположные версии второй части похода, позже названные «исторической или западной» и «поэтической или восточной».  

            Западная версия гласит, что «после Дария» Александр три года усмирял непокорных скифов и согдийцев в междуречье Сыр Дарьи и Аму Дарьи, затем перешёл Гиндукуш и вторгся в Индию, сплавился по Инду к Индийскому океану и оттуда сухопутьем вывел армию в Вавилон. На этом пути, по сообщению Плутарха,  Александр потерял 105 тысяч своих бойцов из 135-тысячного войска.

Западная версия считается научной и приводится в школьных учебниках. В её основе лежат труды античных авторов Диодора Сицилийского, Флавия Арриана, Юстина, Плутарха, Страбона и Квинта Курция Руфа. Эти авторы писали свои работы через 300-500 лет после похода и опирались на опубликованные мемуары соратников Александра Птолемея, Неарха, Аристобула, Онесикрита и Харета, использовавших «эфемериды»- царский дневник похода. К сожалению, ни один из мемуаров соратников не сохранился.

Согласно Восточной версии (Клитарх, Ювенал, Фирдоуси, Низами, Навои, Коран, Владимир Мономах, роман об Александре  «Александрия», Шолом Алейхем), изначально основывавшейся на устных рассказах ветеранов похода, Александр «после Дария» пересекает кыпчакские степи, долго и многотрудно воюет с русами, посещает Китай, выходит в Китайское море (им тогда называлась акватория Карского моря), строит в стране Мрака Железные (Медные) ворота против Гогов и Магогов, и после этого уходит в Вавилон.

            Противоположность обозначенных версий является первым обоснованием проблемы маршрута «индийской» части похода А. Македонского.

            Вторым обоснованием может служить внутренняя противоречивость исторической версии. Судите сами. Клит, собственноручно убитый Александром на пиру в Самарканде, позже трижды участвует в боях на Инде и Гидаспе (Арриан, 1993, с.121, 148, 161, Юстин, 1993, с.370). Причём, это, несомненно, тот самый Клит Чёрный, командир царской илы, всегда сражавшийся рядом с царём и спасший ему жизнь в первой битве с персами при Гранике. Современные историки, замечая это противоречие, вовсе не спешат прокомментировать его (Гафуов, Цибукидис, 1980, с. 119), потому что стоит за это взяться, как начнёт рассыпаться вся конструкция Индийского похода. В этом случае получается, что после боёв на Инде, после сплава по Инду к океану, Александр вновь заходил в Самарканд, а такое логично допустить лишь в том случае, если устье «Инда» располагалось от Вавилона куда как дальше Самарканда.

            Флавий Арриан, у которого так замечательно перепутана история с Клитом и которого более других античных авторов уважают историки, с поразительным равнодушием относится к перестановке событий во времени и переносу их в другую местность. «Тут, мне кажется, не следует умолчать об одном прекрасном поступке Александра, всё равно, был ли совершён он здесь или раньше в земле парапамисадов, как рассказывают некоторые» (Арриан, 1993, с. 177). Речь в этом эпизоде идёт о подношении Александру воды, от которой Александр отказался. Эту воду воины несли своим измученным жаждой детям, но встретив Александра, поднесли ему. Александр страдал от жажды не меньше других, но нашёл в себе силы отдать воду детям, чем заслужил восторг воинов. Подношение воды Александру, согласно Курцию Руфу, имело место в пустыне Кара Кум на подходе к Оксу. Этой рекой во времена Александра называлась  Аму Дарья (Курций Руф, 1963).

Между тем, с этим арриановым пассажем связана самая жгучая загадка похода Александра – потеря им более чем трех четвертей войска. И очень важно знать, где и когда всё это происходило.

            И ещё одно свидетельство крайней перепутанности индийских событий у всех античных авторов: впервые придя весной 327 года до н.э. в Индию, Александр посетил два города, построенные им раньше с оставленными в них гарнизонами (Арриан, 1993, с. 120). Плюс к этому Александр дважды штурмовал скалу Аорн, первый раз в Бактрии, второй раз в Индии (Арриан, 1993, с. 97, 126). Как такое могло случиться? Напрашивается предположение, что он раньше уже бывал в Индии, но тогда чего стоит описание его трехлетней борьбы с согдийцами? Где его носило после смерти Дария летом 330 года до н.э. до весны 327 года до н.э.? Что ещё важнее, какова истинная последовательность эпизодов «индийской» части Восточного похода? И что послужило причиной перепутанности событий?

            Не случайно, видимо, согласно одному переводу Страбона с древнегреческого, Александр переходил некие горы с севера на юг, оставляя Индию справа (Античная география, 1953, с. 167), по другому переводу он переходил эти же горы с юга на север, при этом Индия у него всё едино оставалась справа (Страбон, 1964, с. 649).

            Доходит до того, что Александр приближается к Инду с востока. Арриан пишет: «Местности за рекой Индом к западу вплоть до реки Кофена заселяют племена...- и повторяет – вот кто живёт по ту сторону Инда к западу, вплоть до реки Кофена» (Арриан, 1940).

            В качестве третьего обоснования можно указать на географическую перепутанность в исторической версии похода.  Вот что писал по этому поводу Дж. О. Томсон в капитальном труде «История древней географии»: «Имеющиеся в описаниях топографические указания не отличаются ясностью» и, не сдержавшись, добавляет: «Детальные цифры продвижения Александра в этих местах безнадёжно противоречивы» (Томсон, 1953).

            Как такое могло случиться, недоумевал Томсон. Ведь Александра сопровождал цвет тогдашней греческой науки: землемеры где шагами, а где мерным шнуром измеряли расстояния между пунктами для определения долготы местности. А представление о её широте, которую греки называли климатом, они получали из сопоставления высоты деревьев с длиной их тени в полдень.

            Наблюдения учёных греков должны были прояснить географию Востока, а она вместо этого оказалась окончательно запутанной. Возьмём, например, индийские реки. У Арриана можно прочитать, что Акесин впадает в Инд, что Акесин – самый большой приток Гидаспа, что Гидасп впадает в Акесин, что Гидасп впадает в Инд и, наконец, что Гидасп двумя устьями впадает в Великое море (Арриан, 1940, 1993). У Курция Руфа Акесин сливается с Гидаспом и впадает в Инд. Но у него же «Ганг перехватывает дорогу Акесина к морю и создаёт  в месте его впадения неудобное устье с водоворотами» (Курций Руф, 1963, с. 335). Юстин пишет, что Александр по Акесину доплыл до Океана, проплыл вдоль берега и вошёл в устье Инда (Юстин, 1993, с. 367-368). Понятно, что на такой «географии» восстановить подлинный маршрут Александра совершенно невозможно.

            Возникает  вопрос: можно ли при такой перепутанности восстановить маршрут второй части похода? При этом же сразу вспоминается знаменитое замечание генерал-майора И.Н.Болтина (1788г.) о том, что историки, не владеющие географией, вечно попадают в тупик (Гумилев, 1997, с. 54). И возникает предложение выявить в исторических описаниях похода такие несомненные географические реалии, которые могли бы помочь восстановить подлинный маршрут армии Александра.

 Историки, не владеющие географией, читают у Арриана, что сплавившись по реке к океану, Александр обнаружил громадный морской лиман, в котором резвились огромные морские животные (Арриан, 1993, с.172). Историки, не смущаясь, называют эту реку Индом. Географы прекрасно знают, что устье Инда представляет собой дельту. Дельта и лиман настолько разные ландшафтные образования, что впору усомниться, был ли Александр в устье Инда. Более того, на Индостанском берегу Индийского океана нет лиманов, зато они есть на северном берегу Сибири, в устье Енисея и Оби. С учётом поэтической версии, не здесь ли Александр видел лиман?

            Курций Руф добавляет, что, зимуя в устье якобы Инда, воины Александра так страдали от холода, что едва дождались весны (Квинт Курций Руф, 1819). При этом они сожгли большую часть кораблей, и не потому, что они были лишними, а для обогрева. Инд, как известно, впадает в Индийский океан на широте 24 градуса,  а это тропик. Летом солнце там в зените, но и зимой там просто немыслимы суровые холода. Так был ли Александр в устье Инда? Географические реалии свидетельствуют об обратном.

            Далее, Арриан пишет: «Он дошёл до земли индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось, проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды» (Арриан, 1993. с. 96). Снег на Инде с трудом воспринимается географами. Однако историки склонны считать, что войско Александра истомилось в снегах на перевалах Гиндукуша. Между тем Диодор писал о снегах на равнине, а не в горах: «В этом году Александр выступил против парапамисадов. Страна их лежит на крайнем севере, вся завалена снегом и недоступна для других народов по причине чрезвычайных холодов. Большая часть ее представляет собой безлесную равнину». (Диодор, 1993, с.317).

            Описывая страну парапамисадов, Курций Руф добавляет чрезвычайно важное наблюдение - она лежит в стране Мрака: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде не приметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы».(Курций Руф, 1819, с 84). Солдаты спрашивают Александра: «Какую выгоду мы получим от новых побед? Землю, покрытую вечным мраком?...Мрак, туман, вечная ночь» (Курций Руф, 1963, с. 381)

            После лимана, холодов и снегов, вечная мгла – это третья географическая характеристика, свидетельствующая против Индостанского полуострова. Ну не странно ли, что важнейшие географические реалии похода ведут нас на север?

Однако самой важнейшей географической характеристикой, ускользнувшей от внимания историков, является географическая широта местности, на которой учёные греки производили измерения длины тени от деревьев известной высоты в полдень. Результаты двух таких измерений до нас дошли в исторических и географических сочинениях античных авторов. Первое измерение приведено Диодором Сицилийским, характеризовавшим местность в районе сражения с «индийским» царём Пором: «Росли здесь деревья разных пород, высотой в 70 локтей и такой толщины, что их с трудом могли обхватить четверо. Тень от них падала на три плефра» (Диодор, 1993, с.323). Длина тени от другого дерева, по указанию Страбона, составила пять стадиев: «Аристобул упоминает, что вблизи Акесина и слияния его с Гиаротидой есть деревья с наклоненными к земле ветвями, такой величины, что под тенью одного дерева могут предаваться полуденному отдыху 50 всадников (а по Онесикриту – даже 400). Впрочем, что касается рассказов о величине деревьев, то всех затмили писатели, которые сообщают, что видели за Гиаротидой дерево, дающее в полдень тень длиной в пять стадий» (Страбон, 1964, с. 647].

Длина тени сильно изменяется в зависимости от времени дня, от широты местности и от положения земной оси относительно Солнца. Чтобы исключить влияние времени дня, измерения проводили лишь в полдень, когда тень была самой короткой. Чтобы исключить положение земной оси, измерение проводили в дни летнего солнцестояния 21-22 июня и зимнего солнцестояния 21-22 декабря.

Греческий локоть равен 0,44-0,46 м, плефр равен 29,6 м. Таким образом, высота дерева равна 31,5 метра, а длина тени 88,8 метра. Отсюда тангенс угла солнца над горизонтом в момент измерения равен 0,354, а сам этот угол равен 19,5 градусов. Широта местности в градусах определяется, если из 90 отнять сумму угла наклона оси (23 градуса) и угла солнца над горизонтом.

Опираясь на данные тригонометрии и астрономии можно утверждать, что первое измерение угла Солнца над горизонтом  19,5 градусов соответствует широте местности 47,5 градусов, если измерение делалось в день зимнего солнцестояния. Если же измерение делалось в любые другие дни, то происходило это севернее 47-го градуса. А в летнее солнцестояние такой результат на Земле вообще не мог быть получен,  потому, что даже на Северном полюсе угол солнца над горизонтом равен 23 градусам.

У второго измерения не указана высота дерева. Попробуем её вычислить, подразумевая, что измерение проводилось в Индии на широте 32 градуса. В летнее солнцестояние угол Солнца над горизонтом в полдень на этой широте составляет 81 градус. Чтобы отбросить тень на пять стадиев дерево должно быть высотой 34 стадия (5,4 – 6,5 км), что совершенно нереально. В зимнее солнцестояние Солнце над горизонтом поднимается здесь на 35 градусов, а дерево должно быть высотой 3,5 стадия. Если македоняне измеряли длину тени древнегреческим стадием – 185 м, то высота дерева должна была составлять 650 м. 

            Деревьев такой высоты на Земле нет и быть не может, потому что вес ветвей таких деревьев значительно превышает прочностные свойства древесины. По-видимому, правильнее предположить, что длина тени в 925 метров сделана на очень высоких широтах, в Приполярье. Реальная высота деревьев здесь вряд ли достигает тридцати метров. Следовательно, длина тени в 925 метров свидетельствует о высоте солнца над горизонтом не более двух градусов. А это, в свою очередь, говорит о том, что, во-первых,  измерение проводилось не южнее  широты 64 градуса, а во-вторых, что проводилось оно только в зимнее солнцестояние. Во всякое иное время Солнце было бы выше над горизонтом, летом даже в Заполярье, даже на полюсе.

            Следовательно, данные Диодора и Страбона однозначно свидетельствуют о том, что армия Александра пересекала северные широты от 47-го до 64-го градуса. Подтверждение можно найти у другого основоположника науки географии Клавдия Птолемея в «Руководстве по географии». Птолемей указывает широту местности, в которой армия Александра построила 12 так называемых алтарей, после того, как взбунтовалась и отказалась от дальнейшего углубления в «Индию» - 57 градусов (Античная география, 1953 с. 321).

Приведенные широты совершенно не соответствуют широте Индостанского полуострова, они значительно выше широты Самарканда (39,5 градусов). Севернее Самарканда от 48-й параллели начинается Южная Сибирь. Логично предположить,  что Александр был именно в Сибири.

Совершенно особое место в интерпретации маршрута Александра занимает описание неких гор, которые штурмовал Александр. Горы округлой в плане формы диаметром 5-10 километров очень высокие, до двух тысяч метров.  Склоны вогнутые, пологие у подошвы, и скальные вертикальные у вершины. Поверхности гор плоские и обширные с лесами, пашнями и родниками. На них собиралось до 30 тысяч обороняющихся (Арриан, 1993, Диодор, 1993, с. 319, Курций Руф, 1963, с. 343, 345). Очевидно, речь идёт не об альпийских складчатых горах, а о столовых, сбросовых, представляющих собой резко поднятое плато. У нас в Евразии есть два таких плато: Декан на юге Индии (15 градусов широты) и плато Путорана на севере Сибири. На плато Декан, высотой до 800 метров, снега нет, а воинов Александра, срывавшихся при штурме одной из таких скал, не смогли похоронить, поскольку не отыскали в снегу.

Как же занесло Александра в горы Путорана? Ключевым в этом вопросе является локализация так называемых «Алтарей», воздвигнутых в честь ознаменования окончания похода после отказа армии углубляться дальше в «Индию». Клавдий Птолемей указывает, что Александровы алтари были поставлены на широте 57 градусов (Античная география, 1953, с. 321].

После строительства алтарей Александр прошёл на реку Акесин  (Диодор, 1993, с. 325), в которой угадывается Енисей. Здесь его ожидал построенный заранее флот, и Александр поплыл к океану. На реке встречались пороги  (Арриан, 1993, с.158-159, Диодор, 1993, с. 326-327), особенно страшный порог был в месте впадения Акесина в Ганг. «В эту реку впадает Акесин; Ганг как бы перехватывает его дорогу к морю; обе реки сливаются, образуя бурное течение, так как Ганг создает для впадающей реки очень неудобное устье и воды ее текут, преодолевая препятствия» (Курций Руф, 1963, с. 355). В пороге разбились и затонули два военных  корабля. Сам Александр разделся, прыгнул в воду и едва был спасён телохранителями.

Наличие порогов на реке свидетельствует, что Александр сплавлялся по Енисею. Гангом учёные греки называли Ангару. Кстати, ещё в  XVIII веке  главной рекой Сибири считалась Ангара, а Енисей расценивался как её приток. Об этом писал Г.Ф. Миллер и приводил в качестве иллюстрации соответствующую карту.

            В устье Ангары-Ганга в Енисейском заливе Александр видел китов. Страбон со свойственной ему крайней степенью недоверия упоминает сохранившееся письмо Кратера к матери его Аристопатре, в котором Кратер пишет о том, что «Александр дошел будто бы до Ганга, причем автор письма утверждает, что он сам видел эту реку и китов в ней» (Страбон, 1964, Античная география, 1953, С.171). Кстати, киты в Енисей заходят. В восьмидесятые годы кит доплыл по Енисею до Игарки, что было показано по центральным каналам ТВ.

            Близ устья Енисея Александр посетил горы Путорана (Дедальские скалы). Местное население заняло для обороны плоские вершины гор. Две вершины Александр взял, одну штурмом, другую благодаря предательству. Затем здесь же из местной меди он построил знаменитые Медные (Железные) ворота и ушёл в устье Оби, потеряв по дороге 105 тысяч воинов.

            Чрезвычайно перспективным представляется сопоставление названий объектов, встречавшихся на маршруте Александра с заполярными топонимами. У Александра скала Аорн - в горах Путорана водопад Орон; у Александра плосковершинная гора Хориен - в Путорана река Хоронен, огибающая плосковершинную гору; у Александра город Норы - между Путорана и Енисеем город Норильск; У Александра город Массага (Мазаха) - на левобережье Енисея река Мессояха; у Александра столица Гедроссии Пур - в междуречье Енисея и Оби реки Пур, Харампур, Пякупур, Вынгапур, Етыпур, Еркалнадейпур, Пурпе; у Александра город Тавала (устье Инда) - на Полярном круге остров Товопогол (устье Оби). Кстати, река Тобол имеет несомненное сходство с названием города Тавала.

            Возвращался Александр, по-видимому, водным путём по Оби и Иртышу до района современных Семипалатинска или Усть-Каменогорска, откуда пешим порядком ушёл в Самарканд.  Здесь он хотел оставить сатрапом верного Клита, но тот взбунтовался и был убит. Армия не могла простить Александру бесславных потерь в Гедроссии, зрели заговоры, и вскоре Александр был отравлен и умер в Вавилоне. Такова моя версия второй части похода Александра. Разумеется, это лишь гипотеза, но историческая версия тоже гипотеза, причём не более обоснованная.

            Мемуары спутников Александра не сохранились. Античные историки, писавшие о походе Александра через 300-500 лет, произвольно переставляли события во времени и переносили их из одной местности в другую.

            Если армия Александра действительно пересекала всю Сибирь от южных до северных пределов, то должна была оставить материальные следы своего пребывания. Оружие македонян было изукрашено серебром у рядовых воинов и золотом у офицеров. Александр строил города, укреплённые лагеря и жертвенные алтари. В конце похода им были построены Медные ворота. Некоторые предметы, хранящиеся в сибирских музеях, возможно, принадлежали армии Александра. Например, статуэтка Геракла, найденная в устье Катуни (Бийский музей), блюдо со сценой вознесения Александра Македонского, найденное близ устья Оби (Эрмитаж), позолоченные и посеребренные клинки из Филипповских курганов (Оренбургский музей) (Новгородов, 2008). И, наконец, некоторая часть предметов, хранящихся в запасниках сибирских краеведческих музеев, может быть до сих пор не распознана по принадлежности к армии Александра.

 

            Выводы.

1.      Проблема маршрута армии Александра «после Дария», несомненно, существует.

2.      Маршрут Александра необходимо реконструировать заново, опираясь на географические реалии.

3.      Поиски материальных следов армии Александра в Сибири -  важнейшая археологическая задача.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арриан. Поход Александра. СПб.: Алетейя, 1993, -362 с.

2. Гафуров Б.Г., Цибукидис Д.И. Александр Македонский и Восток. М.: Наука. Гл. ред.  Вост. Лит. 1980, -456 с.

3. Квинт Курций Руф. История о Александре Македонском. Перевод и редакция Крашенникова. СПб, 1819.

            4. Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М.: изд-во МГУ, 1963.

            5. Античная география. М.: Гос. изд. геогр. лит., 1953.

6. Страбон. География в 17 книгах. М.: Наука, 1964, -944 с.   

7. Томсон Дж.О. История древней географии. М.: Иностранная литература. 1953, -591 с.

            8. Арриан. Индия // Вестник древней истории. 1940, № 2 (11).

9. Юстин Марк Юниан. Эпитома сочинения Помпея Трога «Всемирная история» // В кн. Курция Руфа «История Александра Македонского». 1993, с 364-369.

10. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: ДИ ДИК, 1997. -640 с.

11. Диодор. Историческая библиотека // В кн. Арриана «Поход Александра», 1993.

12. Квинт Курций Руф. История о Александре Македонском. СПб, 1819.

13. Новгородов Н.С. Сибирский поход Александра Македонского. Томск: Аграф-Пресс, 2008. -352 с.

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved