Как казаки Македонскому навяляли

 

Николай Новгородов

          Великий и непобедимый Александр Македонский где-то потерял поболе трёх четвертей свое армии. Плутарх писал, что «…ему не удалось привести из Индии даже четверти своего войска, а в начале похода у него было сто двадцать тысяч пехотинцев и пятнадцать тысяч всадников».

Вот этот поразительный, численно обозначенный Плутархом, результат похода совершенно не осмыслен исторической наукой, будто его и не было. Но давайте проконсультируемся у военных, что означают такие потери? Боюсь, любой стратег ответит, что это было сокрушительное поражение. А Александр, тем не менее, остался в памяти потомков непобедимым воителем, поскольку в античных исторических источниках не зафиксирована решающая битва, в которой Александр был побеждён.

Кстати, ни у кого не возникает сомнения в том, что Наполеон был разгромлен в России, несмотря на то, что из Бородинского сражения он  вышел непобеждённым (правда, и победы у него не было). Перед Бородино армия Бонапартия насчитывала 135 тысяч, а через Березину перебежало всего 30 тысяч обмороженных деморализованных оборванцев. А решающего сражения после Бородина так и не было.

 «Я рассчитывал, что мы мирно перезимуем (в Массаге-Москве –Н.Н.) посреди враждебного народа, который теснил нас со всех сторон, как корабль, вмёрзший в лёд. Я полагал, что русская зима приостановит военные действия. Мы бы отоспались…А весной французы показали бы, что они легки на подъём!.. Я рассчитывал, что буду сражаться с людьми. Но не смог победить пожары, морозы, голод и смерть. Судьба оказалась сильнее меня» . Эти слова принадлежат Наполеону Бонапарту, а вполне могли бы принадлежать Александру Македонскому.

При этом в древних книгах, посвящённых  Восточному походу Александра есть описание позорного бегства, будто бы списанного с бегства Наполеона из-под Москвы: «Нельзя было без урона в людях ни оставаться на месте, ни продвигаться вперед – в лагере их угнетал голод, в пути еще больше болезни. Однако на дороге оставалось не так много трупов, как чуть живых, умирающих людей. Идти за всеми не могли даже легко больные, так как движение отряда всё ускорялось; людям казалось, что чем скорее они будут продвигаться вперед, тем ближе будут к своему спасению. Поэтому отстающие просили о помощи знакомых и незнакомых. Но не было вьючного скота, чтобы их везти, а солдаты сами едва тащили свое оружие, и у них перед глазами стояли ужасы предстоящих бедствий. Поэтому они даже не оглядывались на частые оклики своих людей: сострадание заглушалось чувством страха».

Что же произошло на самом деле? Почему Александр бежал так стремительно, теряя ветеранов? Курций Руф живописует возможную причину бегства очень красочно: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде не приметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы.

 Войско, заведенное в сии пространные пустыни, где совершенно не было никакой человеческой помощи, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние овладело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах, во время страшенных морозов множество ознобило ноги. И лишились зрения: другие удрученные усталостью упадали на лед, и, оставшись без движения, от морозу цепенели, и после уже не могли подняться».

Но ведь подобное описание непроходимых снегов, лютой стужи и вечной тьмы совершенно не соответствует субтропической Индии и побережью Индийского океана, по которому армия Александра якобы возвращалась из устья Инда в Вавилон. Оно более соответствует высоким широтам и Заполярью. Именно поэтому сцена бегства и гибели войска в источниках оторвана от описания местности покрытой мглой и непроходимыми снегами, в которой царствовал лютый мороз.

Два слова об  источниках. Как известно, мемуары ветеранов Восточного похода Птолемея, Аристобула, Неарха, Онесикрита, Харета, опубликованные вскоре после возвращения остатков армии Александра, не сохранились. Через 300-500 лет Диодором Сицилийским, Флавием Аррианом, Помпеем Трогом, Курцием Руфом, Плутархом и Страбоном были написаны  книги о походе Александра, опиравшиеся на мемуары участников похода и цитировавшие их. Однако при этом последовательность событий и география «индийской» части похода была безбожно перепутана. Например, командир царского эскадрона Клит Чёрный, лично убитый Александром в Самарканде, позже трижды участвует в боях в «Индии». К «Индии» Александр подходит (впервые и почему-то с востока) и обнаруживает там два города, построенные им ранее. Акесин в «Индии» то впадает в Гидасп, то в Инд, то в Ганг, Гидасп впадает то в Акесин, то в Инд, а то в океан. Также перепутан и маршрут Александра. Некие горы, названные Кавказом, армия переходит в одном переводе с юга на север, а в другом с севера на юг. А сплав к океану согласно Арриана осуществлялся по Инду, а согласно Помпею  Трогу – по Гангу. Причём, выйдя в океан по Гангу, Александр затем зашёл в устье Инда, писал Трог.

После такой «истории с географией» как-то легко верится, что единое описание бегства Александра на фоне заполярных снегов, поздними историками было разорвано надвое и засунуто в самые разные части похода.

Мог ли Александр быть на столь высоких широтах. Поэты всех времён и народов утверждают: да! Римский поэт-сатирик Ювенал, наверное, первым из поэтов, говорил, что Александр доходил до крайнего, окутанного вечной тьмой (полярная ночь!) и неподвижного (застывшего, покрытого льдом!)  моря. Позже об этом же писали Фирдоуси, Низами, Навои, Джами и многие другие поэты. Согласно поэтической версии похода, Александр пересёк кыпчакские степи, посетил Китай (Катай), долго и многотрудно воевал с русами, вышел в Китайское (Карское) море, в стране Мрака построил Железные (Медные) ворота против гогов и магогов и лишь после этого убрался восвояси.

Обратимся к географическим реалиям, представленным Диодором, Аррианом, Руфом, Страбоном и другими античными авторами, описывавшими поход Александра.

            Учёные греки, сопровождавшие армию Александра, для определения климата, так в то время называли широту местности, измеряли длину тени от деревьев известной высоты.

 Результаты двух таких измерений до нас дошли в исторических и географических сочинениях античных авторов. Первое измерение: дерево высотой 70 локтей( локоть: 0,44 – 0,46 м) отбросило тень на три плефра  (плефр равен 29,6 м).  Тангенс угла солнца над горизонтом в момент измерения равен 0,354. По тригонометрическим таблицам этот угол равен 19,5 градусам.

Второе измерение тени показало пять стадиев по 185 м – это 925 метров, при этом о высоте дерева ничего не сообщается.

Высота солнца над горизонтом сильно изменяется в зависимости от времени дня, от широты местности и от направления земной оси. Чтобы исключить влияние времени дня, измерения проводили лишь в полдень, когда тень была самой короткой. Чтобы исключить положение земной оси, измерение проводили в дни летнего солнцестояния 21-22 июня и зимнего солнцестояния 21-22 декабря. В таком случае угол солнца над горизонтом, вычисленный через отношение высоты дерева к длине его тени, характеризовал широту местности.

 

Широта местности в градусах определяется, если из 90 отнять сумму угла наклона оси (23 градуса) и угла солнца над горизонтом.

Итак, мы рассчитали, что первое измерение соответствует  широте местности 47,5 градусов, если измерение делалось в день зимнего солнцестояния. Если же измерение делалось в любые другие дни, то происходило это  севернее 47-го градуса. А в летнее солнцестояние такой результат на Земле вообще не мог быть получен, потому что даже на Северном полюсе угол солнца над горизонтом равен 23 градусам.

            Думаю,  учёные греки вполне осознавали результаты своих измерений? Ведь учитель Александра Аристотель убедительно доказывал шарообразность земли. При этом Аристотель утверждал, что Земной шар не так уж и велик, поскольку даже при небольшом перемещении на север звёздное небо изменяется. О наклоне земной оси, служившем причиной смены времён года, древние знали в незапамятные времена. А прямоугольные треугольники за два столетия до Аристотеля успешно решал Пифагор, также считавший Землю шаром. И хотя Пифагор «вращал Землю» вокруг Солнца, а Аристотель в центр поместил Землю, а Солнце «запустил вокруг Земли», для решения «теневых треугольников» это не имело значения.

Сплавившись по реке к океану, Александр обнаружил в устье громадный морской лиман. В устье Инда на самом деле дельта, подобная Волжской. Лиман и дельта,  настолько разные природно-ландшафтные образования, что, базируясь только на этом  впору усомниться в том, что Александр был в устье Инда.  Где же он был? Огромных лиманов на южном берегу Азии нет, зато есть на северном берегу – Обская губа и Енисейский залив.

В устье этой реки Александр был вынужден зазимовать. Было так холодно, что его армия едва дождалась весны, когда «зима сжалилась над ним». По ходу «этой пьесы» была сожжена для обогрева большая часть флота. Устье Инда лежит на широте северного тропика и надобности сжигать здесь корабли не было бы никакой. Тем более, что флот был нужен Александру для планировавшейся им морской войны, он слал в Вавилон распоряжения о заготовке леса и меди для строительства кораблей. 

 «Индия», по которой пролегал маршрут Александра, имела форму не треугольника, как Индостанский полуостров,  а четырёхугольника. Его размеры поражают: 16 тысяч стадиев (около 2560 км) с запада на восток и 22300 стадиев с севера на юг (около 3800 км). Большая часть этой «Индии» представляла собой равнину, для пересечения которой требовалось четыре месяца пути. Само собой напрашивается предположение, что речь идёт о Западно-Сибирской равнине.

 В «Александровой Индии» гористой была полуденная, то есть южная часть, а реки, стекавшие с гор, впадали в океан. Это были самые большие реки, которые доводилось видеть учёным грекам.

При описании климата «Индии» греки не скупились на эпитеты, описывая суровость этих мест. «Страна их лежит на крайнем севере, вся завалена снегом и недоступна для других народов по причине чрезвычайных холодов. Большая часть её представляет собой безлесную равнину». «Он дошёл до земли индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды».

Есть в исторических источниках и яркие признаки Заполярья. Солдаты ропщут: Какую выгоду мы получим от новых побед? «Землю, покрытую вечным мраком?». Какая нас ожидает награда? «Мрак, вечная ночь, опустившаяся на неподвижные воды бездонного моря?» И опять мы видим правоту поэтов в их споре с историками.

 Много народов и племён встречалось на пути Александра, в их числе несомненно сибирские племена, например, аримаспы. Геродот за полтора столетия до Александра упоминает аримаспов как самый северный народ на пути в Гиперборею. По рассказам скифов, они жили в предгорьях Риппейских гор, в которых обитал бог северного ветра Борей. Быть может неслучайно, в 70 км севернее Хатанги неподалёку от гор Бырранга существует лесной остров, называемый Ары-Мас.

Неарх принёс в Грецию известие о серах, народе-долгожителе (как ни фантастично, до 200 лет). Серы позже часто встречались в описаниях северных, сибирских народов. Близ реки Кофена (Котена,) жили воинственные катаи, которых Александр, тем не менее, покорил. На средневековых картах Сибири показана страна Катай и Кара-Катай на берегах реки Катунь. Эти катаи навеяли персидским поэтам представление о том, что Александр посещал Китай.

Встречались ему и болотные жители маллы,  и жившие рядом с ними сибы, заявившие Великому завоевателю: «Мы с тобой одной крови», и сабараки. Где-то здесь же Александром был поставлен сатрапом Сибиртий. Сатрапов он нередко ставил из местных князей. Сопоставив сабараков с Сибиртием получаем безупречных сибиряков.

Есть в источниках прекрасное описание неких гор, которые штурмовал Александр.  Горы очень высокие, до двух тысяч стадиев.  Разумеется, не по вертикали, это длина склона. Склоны вогнутые, пологие у подошвы, а у вершины - вертикальные скальные обрывы. Поверхности гор плоские и обширные с лесами, пашнями и родниками. На них собиралось до 30 тысяч обороняющихся.

 Очевидно, речь идёт не об альпийских складчаты горах, а о столовых, сбросовых, представляющих собой резко поднятое плато.  В Евразии есть два таких плато: Декан на юге Индии (15 градусов широты) и плато Путорана на севере Сибири. На плато Декан, высотой до 800 метров, снега не бывает, а воинов Александра, срывавшихся при штурме одной из таких скал, не смогли похоронить, поскольку не смогли отыскать в снегу. Ныне на вершинах гор Путорана никаких лесов нет, пашен также нет. Но в эпоху Александра, возможно, в Сибири было несколько теплее. Надо бы взять пробы почвы с Путоранских гор и изучить споро-пыльцевые комплексы для проверки этой гипотезы.

Таким образом, в самих античных исторических источниках вполне достаточно данных, свидетельствующих о сибирском, а не индостанском маршруте Александра. Единственное узкое место на сибирском маршруте – это часто упоминавшиеся слоны. Может быть, в IV веке до н.э. в Сибири было теплее и водились слоны?

Что касается самого маршрута, то в силу географической и исторической перепутанности, восстанавливается он с большим трудом, то есть весьма гипотетически. С уверенностью можно говорить, что Александр был на реках Урале и Катуни, в устьях Оби и Енисея. Несомненно, он посещал горы Путорана.  Но перемещения по Сибири весьма проблематичны. В первом приближении можно допустить, что армия Александра обогнула Каспий с востока от южного берега до северного, вышла на реку Урал, затем пересекла южную часть  Западной Сибири до Енисея. Сплав к Океану осуществлялся по Енисею, затем Александр прошёл в устье Оби, после чего поднялся по Оби и Иртышу до района Семипалатинска, откуда путь его лежал в Самарканд, а затем в Вавилон.

Возникает вопрос, зачем Александр так стремился в горы Путорана? Ответ в том, что согласно древним македонским пеням, собранным С.И. Верковичем в 60-е -70-е годы XIX века (переводчик на русский язык А.И. Асов назвал эти песни славянскими Ведами), прародина славян располагалась в горах Путорана. В этих песнях прародина называлась Край-землёй, она располагалась на берегу океана, в ней были Святые горы и в ней полгода длилась зима и полгода лето. Имена царей, богов и драконов вполне совпадает с путоранской топонимикой.

Как это ни удивительно, но по всем важным позициям обнаруживается правота поэтов в их затянувшемся споре с историками. Остаётся прояснить вопрос о войне с русами, упоминающейся во всех поэтических источниках. Знаменитый персидский поэт Низами Гянджеви значительную часть прославляющей подвиги Александра поэмы «Искендер намэ» (ок.1203) посвящает описанию войны Александра с русами. Достаточно сказать, что войне Александра с Дарием в поэме посвящено вдвое меньше страниц. Отсюда можно заключить, что эта война была затяжной и безуспешной для Александра. Отчаявшись и уже не надеясь победить грозного противника, «поэтический» Александр со вздохом признается, что зря ввязался в эту войну, что будет он непременно побит и вообще скулит как замерзший щенок:

Мне походы невмочь! Мне постыли они!

И в походе на Рус мои кончатся дни!»

Но тут вмешивается божественное провидение, и Александр, как подлинный сын бога, чудом побеждает русов. После этого он замиряется с ними и всячески им благодетельствует.

Выше отмечалось, что в исторических источниках есть смутные упоминания об этом замирении и о грамоте, дарованной Александром славянам.

Всего же за время Сибирского похода у Александра было три стычки, вернее сказать – полноценных войны с русами. Первая, с уструшанами на Яике-Яксарте, упоминалась выше. Александр так и не победил уструшан и позже устрашал своих воинов тем, что в тылу остались не до конца покорённые скифы (скифами в данном случае греки называли уструшан).

Вторая война была с «индийским» (венедским) царём Пором.  Этой битве в античных источниках уделяется очень большое внимание.  Этот царь владел обширным царством на берегах реки Гидасп. Курций Руф называет Пора умнейшим и просвещеннейшим человеком из всех индийских народов. Юстин пишет, что перед битвой Пор вызвал Александра на поединок, в первой же стычке «вышиб его из седла» и Александр валялся в грязи под ногами у Буцефала. Если бы не телохранители, нарушившие условия поединка, исход битвы мог бы быть совсем другим. Тем не менее, Плутарх утверждает, что битва с Пором настолько расхолодила македонян, что они наотрез отказались от дальнейшего похода. Кто же был этот Пор и царём какого народа он был?

            Страбон в «Географии» приводит сообщение Николая Дамасского о том, что ему в Антиохии близ Дафны встретились индийские послы, направлявшиеся к Цезарю Августу с посланием от царя Пора. Оно было написано по-гречески на коже и подписано Пором. Последний властвовал над шестьюстами царями, но всё же весьма высоко ставил честь быть «другом» Цезаря и обещал содействие во всех его справедливых предприятиях. 

Разумеется, Пор, посылавший посольство к Августу через три с четвертью столетия после Александра Македонского, не мог быть «тем самым Пором». По-видимому, мы имеем дело с династическим именем, соответствующим названию народа.. Поскольку Пор, современник Августа, был не последним пацаном того мира, а в индийской династии Маурьев царей Поров не встречалось, не худо бы узнать, где властвовал над шестьюстами царями Великий царь Пор.

            Ответ, возможно в том, что у обских нарымских хантов есть фратрия (род), называемая Пор. Время от времени этот род устраивает так называемые «спорадические» медвежьи праздники. Сочетание «пор-спор» позволяет предполагать, что и обские ханты и царь Пор вместе с его народом относились к этносу, который греки и византийцы называли спорами, и чьё правильное имя было спалы, от слова исполины. Рост Пора составлял 4,5-5 локтей (это около двух метров или более). А спорами они стали у греков, которые больше любили буковку «р» вместо «л».  Хайле, древнейиндийское приветствие (германское хайль) у греков стало хайре. При этом греки куда-то подевали начальную букву «с»: споры – Пор.

Прокопий Кесарийский (VI в.) также отмечал у славян и антов очень высокий рост и огромную силу. Лев Прозоров указывает, что в фольклоре Среднего Дуная анты отразились как великаны.

Напрашивается вывод, что царь Пор был славянином, а именно антом. А при чём же здесь ханты, спросите вы? А при том, что есть основания предполагать, что ханты произошли от антов. Незабвенной памяти В.Н. Дёмин, к сожалению недавно покинувший нас, в книге «Русь нордическая», 2007 г., писал, что во время его путешествия по Обскому Северу летом 2002 года, он записал хантыйскую легенду, согласно которой в далёком прошлом ханты и русские представляли один народ, говоривший на одном и том же языке. Подобно тому, как безусловно родственны слова инды и хинди, также родственны анты и ханты. И не только слова, но и стоящие за ними народы.

Венгерские этнографы,  искавшие свою прародину на Оби, познакомились с этой легендой ещё в конце XIX века. Венгры, близкие родственники хантов, по какой-то причине не обрадовались своему родству с русскими и более столетия помалкивают на эту тему. Зато могут сильно обрадоваться тому, что их предки вместе с поляками «начистили клюв» самому Александру Великому. Если, конечно, проявят любознательность.

Третья война была у Александра с сибирскими московитами. Их столица называлась Массага (Массаха). Говорят, этот город на реке Мессояха построил внук Ноя Мосох (Моск). Населён город был сибирскими моссохенцами (московитами), а властвовала в нём царица Клеопида.

Диодор сообщает, что Александр разделил армию на три части. Во главе одной он поставил Птолемея, поручив ему опустошать побережье. Леонната с той же целью он послал вглубь страны, предгорья и горную область стал разорять сам. Всюду пылали пожары, шли грабежи и убийства, количество убитых исчислялось десятками тысяч. По-видимому, от тех боёв неподалёку от Норильска сохранилось много «военных» топонимов: река Батайка и на ней местность Войнаяр, река Убойная, мыс Оружило, реки Могильная и Покойницкая. Сам Енисей батюшка носил название река Кровавая, равно как север Гыданского полуострова назывался земля Кровавая.

У Юстина можно прочитать, что на девятый день штурма Массаги Клеопида поняла, что город не удержать. Для спасения горожан она сдала город и сама отдалась Александру. Сына от него она нарекла Александром, повзрослев он стал царём.

Я подозреваю, что из Массаги (древней Москвы) Александр уходил так же, как позже Наполеон из Москвы. И что интересно, вышеприведенное описание панического бегства армии Александра заканчивается встречей с казаками. (Наполеона кроме Давыдова и х также «провожали» казаки). Источники называют их гедросами (гетросами). Слово это можно разделить на приставку гет (сравни казацкое геть и гетман) и определяющую часть – росы. Егор Классен совершенно обоснованно считал гетросов воинскими частями россов – казаками. «Этот свободный народ, проведя всеобщую сходку, сдался ему; со сдавшихся он не потребовал ничего, кроме продовольствия»,- отметил Курций Руф, но, по-видимому, был не вполне прав. Казаки, проведя казацкий круг, не сдались Александру, но решили его не добивать, а разоружить и наложить контрибуцию.

Относительно разоружения у приенисейских ненцев есть прекрасная легенда о том, что в районе озера Туручедо спрятано огромное количество самого разнообразного оружия. Об этом же свидетельствует надпись на карте Семёна Ремезова «До сего места царь Александр Македонский доходил и оружие спрятал и колокол с людьми оставил». Правда Ремезов по ошибке поместил эту надпись в устье Амура, а должен был поместить в местности Мангу (приустьевая часть Енисея), которую Тунгусы называли Амур. 

Что касается контрибуции, я полагаю, что казаки принудили Александра построить Медные ворота против злобного народа гогов и магогов, нападавшего на местных жителей. Совсем наподалёку от озера Туручедо нами обнаружен ареал гог-магоговской топонимики: реки Тонельгагочар, Ирбэгагочар, Гогочонда, Могокта и другие. Таким образом район поисков Медных ворот значительно уменьшается.

После встречи с казаками Плутарх описывает «триумфальный» проезд армии Александра на повозках. Воины бражничали, празднуя конец войне, и нигде не было видно оружия.

Были ли казаки в Сибири до прихода сюда казаков Ермака? Были. Русский полк, охранявший 12 ворот в Камбылыке на берегу Оби, состоял из казаков. Их здесь на восточный манер называли кешиками, считали боярами и всячески почитали.

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved