Скала Аорн в горах Путорана

 

Николай Новгородов

            Всякий специалист, я думаю, подмечал, что по мере погружения в предмет, в нём обнаруживается всё больше неожиданного, того, что раньше просто не замечалось. Вот и мне Александр подсовывает всё новые и новые неожиданности.

            Александр – это Александр Филиппович Македонский, живший в 356 – 323 гг.до н.э. Историей его Восточного похода, вернее, его «индийской» частью, я вплотную занимаюсь три последние года. Труды античных авторов, писавших об Александре – мои настольные книги, я обращаюсь к ним вновь и вновь. И обнаружил в них такое, что заставляет меня усомниться, был ли Александр в устье Инда и вообще, был ли он на Индостанском полуострове.

            Например, Флавий Арриан сообщает, что в устье Инда Александр обнаружил громадный морской лиман и морских животных в нём. А в устье Инда, как известно, - дельта, подобная Волжской.

            Курций Руф пишет, что в устье «Инда» Александр зимовал. Было очень холодно, дожидаясь спасительной весны он для обогрева сжёг корабли. Устье Инда лежит на широте 24 градуса, а это тропик и никакие суровые холода здесь невозможны. Где же он зимовал, уж не в устье ли Оби?

            Длина тени от деревьев в полдень, которую измеряли учёные греки, сопровождавшие Александра, свидетельствует об очень высоких широтах. Так, Диодор приводит такие цифры: тень от дерева высотой 70 локтей (31,5 м) оказалась равной трем плефрам (88,8  м). Жаль географы не читают исторических источников, а то давно бы разъяснили историкам, что данное измерение производилось вовсе не в Индии, а на широте 48 градусов, если тень измерялась в зимнее солнцестояние, если в другое время – то севернее. Вы будете смеяться, но севернее начинается Сибирь.

            Отец географии Страбон приводит ещё более «крутые» данные. Близ устья Гиаротиды, впадающей якобы в Инд, длина тени от дерева в полдень оказалась равной пяти стадиям – это от 790 до 950 м. Такое наблюдение не могло быть сделано южнее 61 градуса. На этой широте расположен Ханты-Мансийск, столица Югры. Смейтесь сколько хотите, но это уже Приполярье. До устья Оби – рукой подать. Кстати, аргонавты говорили, что по Гиаротиде можно доплыть до Северного океана.

             Какие же народы встречались на пути Александра? Да сибирские же, например, аримаспы. Геродот за полтора столетия до Александра упоминает аримаспов как самый северный народ на пути в Гиперборею. По рассказам скифов, они жили в предгорьях Риппейских гор, в которых обитал бог северного ветра Борей. Быть может неслучайно, в 70 км севернее Хатанги неподалёку от гор Бырранга существует лесной остров, называемый Ары-Мас.

Страбон пишет, что после аримаспов Александр пришёл к паропамисадам, которые жили вдоль реки, которую греки по ошибке называли Индом. Диодор характеризует их землю как страшно холодную: «В этом году (328 г.до н.э.) Александр выступил против парапамисадов. Страна их лежит на крайнем севере, вся завалена снегом и недоступна для других народов по причине чрезвычайных холодов. Большая часть ее представляет собой безлесную равнину...она лежит в сверкающей белизне снегов и застывшего льда».

Неарх принёс в Грецию известие о серах, народе-долгожителе (как ни фантастично, до 200 лет). Серы позже часто встречались в описаниях северных, сибирских народов. Близ реки Кофена (Котена,) жили воинственные катаи, которых Александр, тем не менее, покорил. На средневековых картах Сибири показана страна Катай и Кара-Катай на берегах реки Катунь. Эти катаи навеяли персидским поэтам представление о том, что Александр посещал Китай.

Добровольно подчинились Александру болотные жители маллы, заявившие Великому завоевателю: «Мы с тобой одной крови», и сабараки. Где-то здесь же Александром был поставлен сатрапом Сибиртий. Сатрапов он нередко ставил из местных князей. Сопоставив сабараков с Сибиртием получаем безупречных сибиряков. Надо ещё посмотреть, правильно ли древние греки и более поздние переводчики оглоссовали сабараков.

И, наконец, в боевых донесениях македонской армии неоднократно фигурируют русы. Александр долго и многотрудно воевал с ними на Яксарте, потом на Гидаспе, в конце похода вышел на них в Гедросии. Война с русами составляет главнейшее содержание «индийской» части похода Александра. Греки называли русов то скифами, то индами, хотя правильнее было бы называть их вендами, венедами. В этом плане показательным является то, что ещё в V веке до н.э. некий народ, добывавший янтарь на реке Эридане у берегов Северного океана Софокл называл индами, а Геродот энетами (венетами). И ведь именно на берегу этого же океана Птолемей помещал Индию Изначальную (India Superior). Объяснением этой странной на первый взгляд этно- и топонимики служит концепция Таймырской Прародины, из которой, отпочковываясь, расходились по Земле протонароды: шумерийцы, хетты, индоарии, иранцы, германцы, славяне и др.

 Всё вышесказанное – это по сути преамбула. Теперь о скале Аорн. Несмотря на то, что я много раз читал о ней, поскольку эта скала упоминается во всех античных источниках, осознание её грандиозности пришло внезапно. Вот что писал об Аорне Арриан: «Жители Базир, узнав об этом (имеется в виду взятие города Норы – Н.Н.), отчаялись в своей судьбе; в полночь покинули город и бежали на скалу. Так сделали и другие варвары: все они оставили свои города и бежали на эту Скалу, именуемую в той стране Аорном. Она пользовалась в этой стране великой славой; рассказывали, что ее не смог взять сам Геракл, сын Зевса. Приходил ли Геракл к индам и какой Геракл, фиванский, тирийский или египетский, я ни утверждать, ни отрицать не берусь. Скорее, однако, думаю, что никто не приходил, но люди склонны преувеличивать трудность всякого трудного дела и рассказывать басни о том, что и Гераклу оно не под силу. Так и об этой крепости я думаю, что Геракла с ней связывают просто из хвастовства. В окружности она, говорят, имеет по крайней мере 200 стадиев; высота ее в самом низком месте  равна 11 стадиям; единственная дорога, ведущая к ней, проложена человеческими руками и очень трудна. На вершине Скалы бьет ключ, в изобилии дающий чистую воду; есть лес и превосходная пахотная земля, которая, будучи обработана, может прокормить тысячи людей».

            Диодор приводит несколько иные размеры Скалы: После осады множества других городов, уничтожив сопротивляющихся, он подошел к утесу, называемому Аорном. Сюда бежало уцелевшее население в расчете на полную неприступность этого места. Рассказывают, что Геракл в древности осаждал эту крепость и снял осаду по причине сильных землетрясений и других знамений. Этот рассказ только подстрекнул у Александра желание осадить твердыню и вступить  с божеством в состязание о славе. Утес в окружности имел 100 стадиев, а в высоту 16; был он весь гладкий и круглый. Южную его часть омывал Инд, самая большая из индийских рек; с остальных сторон окружали глубокие пропасти и отвесные обрывы. Александр осмотрел эти недоступные места иотказался от мысли взять Аорн приступом. В это время к нему пришел какой-то старик со своими двумя сыновьями. Был он совершенный бедняк и давно уже жил в этих местах, поселившись в пещере, в скалистых стенах которой было выбито три ложа (далее тривиальная история о тридцати сребрениках – Н.Н.). Хитростью Александр победил индов, незнакомых с таким способом ведения войны, и завладел скалой, не подвергая себя опасности».

            Курций  Руф, в целом повторяя описание Скалы, вносит некоторые подробности: Посланный отсюда к городу Норе Полиперкон победил неподготовившихся к сражению городских жителей; преследуя врага внутри укреплений, он взял город. Много других малоизвестных городов, покинутых жителями, перешло к царю. Их жители, вооружившись, заняли скалу по имени Аорн. Молва гласила, что Геркулес тщетно осаждал эту скалу и был вынужден прекратить осаду из-за землетрясения. Александр не знал, что ему предпринять, так как скала со всех сторон была крута и обрывиста. Но пришел к нему с двумя сыновьями старик, знавший эти места, обещал показать ход на гору, если ему заплатят за труд. Царь решил дать ему восемьдесят талантов...Гора не поднималась вверх, как обычно, пологими и спокойными склонами, она возвышалась как столб: основание ее было широкое, кверху она постепенно сужалась и переходила в остроконечную вершину...Варвары скатывали на поднимавшихся македонцев огромные камни; сбитые с ног люди стремительно падали вниз...

            Юстин, со слов Помпея Трога, утверждает, что Скала была не одна, что их было много: Совершая поход по Индии, Александр пришел к утесам, необычайно суровым и высоким, на которых нашли себе пристанище многие племена. Он узнал, что землетрясение воспрепятствовало Геркулесу завоевать эти утесы. Охваченный желанием превзойти деяния Геркулеса, он с величайшими усилиями и опасностями овладел ими и подчинил себе в этой местности все племена».

Древнегреческий основоположник географии Страбон весьма небрежно упоминает скалу Аорн: «Когда Александр одним только приступом взял скалу Аорн, у подошвы которой протекает Инд, вблизи своих истоков, то его хвалители заявили, что Геракл трижды ходил на приступ этой скалы и трижды был отбит».

 У ал-Идриси мы также находим подтверждение тому, что скала была не одна. Более того, Идриси указывает, что их было шесть. Описывая Русскую реку, впадающую в море Мрака, то есть в Северный Ледовитый океан, он пишет: «В упомянутую Русскую реку впадают шесть больших рек, берущих начало в горе Кукайа, а это большая гора, протянувшаяся от моря Мрака до края обитаемой земли. Эта гора простирается до страны Йаджуджа и Маджуджа на крайнем востоке и пересекает ее, проходя в южном направлении до темного, черного моря, называемого Смолистым. Это очень высокая гора; никто не может подняться на нее из-за сильного холода и глубокого вечного снега на ее вершине. В долинах этих рек живет народ, известный под именем ан-н.барийа. У этого народа есть шесть укрепленных городов, расположенных между руслами этих рек, текущих, как мы уже сказали, с горы Кукайа». Ан-н.нибарийа фонетически напоминают мне гипербореев, которых Филипп фон Гогенхейм (Парацельс) именовал московитами. Идриси свою мысль заканчивает так: «Никто не может покорить этих людей: у них принято не расставаться с оружиемни на миг, они чрезвычайно осторожны и осмотрительны».

            Средневековый поэт Низами Гянджеви в поэме «Искендер-Наме» писал, что местные жители боялись магогов и спасались от них на горах:

            Царь (жаловались они Александру) яджуджи на нас нападают порой.

            Грабит наши жилища их яростный рой....

            Словно птицы, от зверя взлетевшие ввысь,

            На гранит этих гор мы от них взобрались.

             Сие обилие цитат, за которые авторов обычно нещадно секут, я использовал намеренно, чтобы любой вдумчивый норильчанин мог сделать обобщённое описание скалы Аорн, посмотреть в окно и сказать: Да вот же она!

            За невдумчивых это обобщение сделаю я. Скала обладает плоской вершиной округлой формы с окружностью 19-39 км (диаметр её 6 – 12 км).Склоны горы у подошвы пологие постепенно с высотой делаются всё круче, а у вершины делаются вертикальными, обрывистыми. Гора это не одна, их много вблизи. Несомненно, это не альпийские горы, не Гималаи, откуда вытекает Инд, это столовые горы с плоскими вершинами. Я бы, возможно, согласился, если бы Страбон сказал, что это плато Декан. Но из первой части статьи видно, что это горы Путорана. Их абсолютные высоты достигают полутора километров, а на западе плато, близ Норильска имеют высоту 600 – 800 м. Древние не умели измерять относительную высоту гор по вертикали, они измеряли длину склонов, поэтому их оценка высоты Аорна явно завышена.

         И последнее. Две недели назад А.И. Тощев прислал мне из Игарки статью Владимира Скворцова «Каторжная романтика», опубликованную в Норильске несколько лет назад. В ней, в частности, было сказано: «В Норильске немало людей, имеющих в своих домашних коллекциях археологические находки». И что любопытно, буквально в эти же дни Татьяной Рычковой в Заполярном Вестнике» была напечатана статья «Александр Македонский – в Норильске?», а на другой день в редакцию позвонил норильчанин Сергей и сказал, что у него хранится не то бронзовое зеркало, не то медальон с изображением воина с натянутым луком. Эту находку сделал на реке Нижней Таймыре его друг Анатолий в 1986-87 гг, участвуя в экспедиции «Севморгео».

            Мне бы очень хотелось, чтобы после опубликования этой статьи в редакцию позвонил человек и сказал примерно так: «В молодости мы любили лазить по склонам наших столовых гор. И однажды в курумнике я нашёл бронзовый наконечник копья с двумя нанесёнными на нём серебряными полосками». А в редакции ему бы разъяснили, что перед «броском в Индию» Александр изукрасил оружие и доспехи своих офицеров золотом, а рядовых серебром.

 

 

 


 
 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved