Об открытии Гог-Магоговской топонимики в горах Путорана

 

(Доклад, прочитанный и обсужденный на заседании Русского географического общества (Томское отделение) 23.04.2008 г.и представленный на конференцию «Сакральная география», организованную научной комиссией РГО, СПб)

Николай Новгородов

В Ветхом Завете несколько раз упоминаются загадочные северные народы Гоги и Магоги. В Коране Гоги и Магоги именуются Йаджудж и Маджудж и упоминаются в связи с  Александром Македонским, называемым Зулкарнайном. Этот герой заклепал Йаджудж и Маджудж в горе, построив против них стену, Медные (Железные) ворота и плотину.

Жители средневекового Востока не могли предположить о том, что историки XIX-XXI веков не признают реальность Гогов и Магогов и строительство ворот против них, и вполне всерьёз относились к этому эпизоду. Более того, мусульмане были уверены, что если Йаджудж и Маджудж разрушат ворота и вырвутся на оперативный простор, наступит конец света. Поэтому, когда арабскому калифу ал-Васику (середина IX в.) привиделось во сне, что ворота разрушены, он снарядил к ним экспедицию некоего толмача Саллама, владевшего тридцатью языками. Вернувшись лишь с 14 спутниками из 50, Салам доложил Калифу: «Ворота целы, гарнизон не спит, сам видел».

Где его носило 28 месяцев, мы не знаем. На его маршруте встречались столица хазар на Нижней Волге по дороге «туда» (16 месяцев) и Самарканд на обратном пути (12 месяцев). Следовательно, искать землю Гога и Магога следует к северо-востоку от устья Волги. Примечательно, что горы, в ущелье которых стояли Ворота, Салам описывает как белые (заснеженные), лишенные растительности, округлой формы (то есть не альпийские, а столовые) и «высотой как до неба».

Великий арабский географ ал-Идриси (середина XII в.) помещал земли Йаджудж и Маджудж в горах Кукайа (авестийские Хукарья), омываемых морем Мрака, то есть в Заполярье близ Северного Ледовитого океана.

Относительно маршрута Александра Великого после гибели побеждённого Александром персидского царя Дария существует две версии. Согласно исторической версии Александр из Средней Азии перешёл на Индостанский полуостров, сплавился вниз по Инду и оттуда пешим порядком вернулся в Вавилон. Поэтическая  версия гласит, что «после Дария» Александр пошёл не на юг, а на север, пересёк кыпчакские степи, посетил Катай (на средневековых картах Катай показан на Алтае), долго и многотрудно воевал с русами, достиг моря Мрака (СЛО), построил здесь Железные ворота против гогов и магогов и вернулся восвояси.

В античных источниках, на которые опирается историческая наука, безбожно перепутана не только география, что отмечал ещё Дж. О. Томсон в «Истории древней географии», но и последовательность событий. У Арриана можно прочитать, что Акесин впадает в Инд, что Акесин самый большой приток Гидаспа, что Гидасп впадает в Акесин, что Гидасп впадает в Инд и, наконец, что Гидасп двумя устьями впадает в Великое море. У Курция Руфа Акесин сливается с Гидаспом и впадает в Инд, но у него же «Ганг перехватывает дорогу Акесина к морю и создает в месте его впадения неудобное устье с водоворотами». Юстин пишет, что Александр по Акесину доплыл до Океана, проплыл вдоль берега и вошёл в устье Инда. Понятно, что на такой «географии» восстановить подлинный маршрут Александра невозможно.

Что касается последовательности событий, прежде всего поражает то, что придя (впервые) в Индию, Александр посетил два города, поставленные им ранее. В боях на Инде и Гидаспе рядом с Александром сражается командир царского эскадрона Клит Чёрный, тот самый, который спас жизнь Александру в первой битве с персами, и самолично убитый Александром в Самарканде накануне похода в Индию.

Далее, географические и климатические особенности посещённой Александром территории совсем не соответсвуют Индии. Например, Флавий Арриан сообщает, что в устье Инда Александр обнаружил громадный морской лиман и морских животных в нём. А в устье Инда, как известно, - дельта, подобная Волжской.

        Курций Руф пишет, что в устье «Инда» Александр зимовал. Было очень холодно, дожидаясь спасительной весны, он для обогрева сжёг корабли. Устье Инда лежит на широте 24 градуса, а это тропик и никакие суровые холода здесь невозможны. Где же он зимовал, уж не в устье ли Оби?

        Длина тени от деревьев в полдень, которую измеряли учёные греки, сопровождавшие Александра, свидетельствует об очень высоких широтах. Так, Диодор приводит такие цифры: тень от дерева высотой 70 локтей (31,5 м) оказалась равной трем плефрам (88,8 м). Жаль географы не читают исторических источников, а то давно бы разъяснили историкам, что данное измерение производилось вовсе не в Индии, а на широте 48 градусов, если тень измерялась в зимнее солнцестояние, если в другое время – то севернее.

        Отец географии Страбон приводит ещё более определённые данные. Близ устья Гиаротиды, впадающей якобы в Инд, длина тени от дерева в полдень оказалась равной пяти стадиям – это от 790 до 950 м. Такое наблюдение не могло быть сделано южнее 61 градуса. Близ этой широты расположен Ханты-Мансийск, столица Югры.

        Много народов и племён встречалось на пути Александра, в их числе несомненно сибирские племена, например, аримаспы. Геродот за полтора столетия до Александра упоминает аримаспов как самый северный народ на пути в Гиперборею. По рассказам скифов, они жили в предгорьях Риппейских гор, в которых обитал бог северного ветра Борей. Быть может неслучайно, в 70 км севернее Хатанги неподалёку от гор Бырранга существует лесной остров, называемый Ары-Мас.

Неарх принёс в Грецию известие о серах, народе-долгожителе (как ни фантастично, до 200 лет). Серы позже часто встречались в описаниях северных, сибирских народов. Близ реки Кофена (Котена,) жили воинственные катаи, которых Александр, тем не менее, покорил. На средневековых картах Сибири показана страна Катай и Кара-Катай на берегах реки Катунь. Эти катаи навеяли персидским поэтам представление о том, что Александр посещал Китай.

Добровольно подчинились Александру болотные жители маллы, заявившие Великому завоевателю: «Мы с тобой одной крови», и сабараки. Где-то здесь же Александром был поставлен сатрапом Сибиртий. Сатрапов он нередко ставил из местных князей. Сопоставив сабараков с Сибиртием получаем безупречных сибиряков.

Вывод, к которому мы с необходимостью приходим на основании подобной «истории с географией», заключается в том, что доверять историкам, утверждающим, что они с достоверностью проследили маршрут Александра, никак невозможно. Более того, можно с уверенностью утверждать, что он не был в устье Инда и, скорее всего на Индостанском полуострове также не был, а был он в Сибири.

 При работе с топокартами плато Путорана в ходе подготовки экспедиции «По сибирским следам Александра Македонского», нами был обнаружен десяток Гог-Магоговских гидронимов. В их числе реки Тонельгагочар (река тоннель Гога), Ирбэгагочар (рыбная река Гога), Гогочонда, Могокта (две реки и залив Хантайского водохранилища), реки Мокогон, Умокогон, Могады, Моген (и одноименный залив водохранилища). Всё это «богатство» локализовано на площади радиусом 15 км. Немаловажно, что здесь же локализуются тоннельные топонимы горы Тонель, озеро Тонель, река Тонель, в которую впадает вышеупомянутая река Тонельгагочар. Тесная сопричастность Гог-Магоговской и тоннельной топонимики на локальной территории позволяет предполагать, что Александр перекрывал своими воротами не ущелье, а тоннель, через который выходили на поверхность подземные жители – Гоги и Магоги.

        Славянские  летописи полны сообщений о посещении Александром Югры и о строительстве им Медных ворот. В частности, Лаврентьевская летопись содержит «Поучение Владимира Мономаха», в котором Великий князь абсолютно убежденно говорит о том, что Александр в Югре построил Медные ворота. Новгородская летопись говорит о походе Улеба со дружиною к Железным воротам лет за 70 до Мономаха, Иоакимова летопись (по Татищеву) сообщает о грамоте, посланной Александром к словенским князьям. «Великая польская хроника» равно как «Чешская хроника (1348 год) утверждают о встречах славян с Александром Македонским. Арабский путешественник Ал-Гарнати в книге «Подарок умам...» писал: «говорят, через Булгар шёл Зу-л-Карнайн  на йаджудж и маджудж». Рашид-ад –Дин писал о том, что монгольское войско, возвращаясь с Запада на Восток посещало Железные ворота. В IV в. на карте «Путь Александра» изготовленной для римского императора Констанция, его путь обозначен в страну Мрака. Наконец, секретарь египетского султана Ал-Омари писал, что Железные ворота в виде башни были поставлены Александром «за Югрой».

        Разумеется, уверенно говорить о том, что Александр Македонский был в Сибири и построил в горах Путорана Медные ворота, можно будет лишь после того, как эти ворота будут найдены, что, конечно же, сделать непросто. Совсем другое дело Гог-Магоговская топонимика, ведь она-то уже найдена. Получается, что земля библейских Гогов и Магогов находилась в горах Путорана близ озера Кета. Трудно поверить, но получается, что в библейские времена людям были известны столь отдалённые от Палестины территории. Как такое было возможно? Уж не благодаря ли тому, что народы распространялись по земле из Таймырской Прародины?

        Остаётся узнать, кого называли «Гогами и Магогами»? Какие племена, народы? Действительно ли они были столь могущественны и воинственны, что оставляли после своих набегов лишь выжженную землю и разрушенные до основания города?

 Существует три подхода к этому вопросу: библейский, этногенетический и антропологический (поэтический). Согласно Библии, «Гог и Магог» были прямыми потомками Иафета, в переводе на современный научный язык европеоидами в расовом отношении и индоевропейцами по языку.

 В этногенетическом плане относительно Гогов и Магогов существует полная разноголосица: на протяжении истории их считали киммерийцами, скифами, армянами, лопарями, гуннами, сабирами, татарами, хазарами, а после набегов викингов провозгласили норвежскими норманнами. Арабы «Йаджуджами и Маджуджами» считали тюрков, позже монголов. Кончилось тем, что слово «Гог и Магог» превратилось в собирательное название северных воинственных язычников, не принадлежавших ни христианской, ни мусульманской, ни иудейской вере.

Несколько особняком в рамках этой традиции выглядят древнебританские легенды о Бруте и его войне в Гоемагогом. Последний в этих легендах, как и его спутники, описываются не обычными людьми, но гигантами.

Согласно антропологического подхода «Гоги и Магоги» вовсе не европеоиды и не индоевропейцы, кроме того, они не тюрки, не монголоиды и вообще не кроманьонцы. Они неандертальцы, реликтовые гоминоиды. У истоков этого направления трудились доктор зоологии из Бельгии Б. Эйвельманс,  профессор Айвен Сандерсон из США и советский учёный, доктор исторических и одновременно философских наук Борис Федорович Поршнев.

Согласно этой концепции с возникновением на Земле кроманьонцев примерно 40-50 тысяч л.н., между ними и неандертальцами разгорелась непримиримая борьба за экологическую нишу. Неандертальцы проиграли её, хоть и были гораздо крупнее своих «младших братьев». Они бежали в необитаемые места: горы, в тундру, рассеялись, постепенно лишились социализации, речи, дегуманизировались и бестиализировались, покрылись волосяным покровом. Ещё не рассеявшись окончательно, а, проживая большими коллективами, для жилья и спасения от зимнего холода они создали себе подземные сооружения – искусственные пещеры, отчего получили название «пещерные троглодиты». В ходе истории люди неоднократно сталкивались с реликтовыми гоминоидами и очевидцы нередко отмечали, что те владеют речью. Например, арабский путешественник Абу Хамид ал-Гарнати разговаривал с волосатым гигантом по имени Данки.

«А я видел в Булгаре в 530 году (1135-1136) высокого человека из потомков адитов, рост которого был больше семи локтей, по имени Данки. Он брал лошадь под мышку, как человек берет маленького ягнёнка. А сила у него была такая, что он ломал рукой голень лошади и разрывал мясо и жилы, как другие рвут зелень. А правитель Булгара изготовил ему кольчугу, которую возили в повозке, а шлем для его головы, как будто котёл. Когда случалось сражение, он сражался дубиной из дуба, которую держал в руке, как палку, но если бы ударил ею слона, то убил бы его. И был он добрым, скромным; когда встречался со мной, то приветствовал меня  и здоровался со мной почтительно, хотя моя голова не доставала ему до пояса».

За столетие до ал-Гарнати другой арабский путешественник ибн Фадлан попросил показать ему исполина, о котором слышал ещё в Багдаде. Его держали на цепи прикованным к огромному дереву, но к приезду ибн Фадлана умертвили из-за злобного и буйного характера. Пойман этот гигант был в земле Вису.

Ещё двух диких волосатых людей видел в Сибири Иоганн Шильтбергер. Будучи юношей, он в конце XIV в.отправился в крестовый поход с венгерским королём Сигизмундом, но в первом же бою попал в плен к туркам. В 1402 году он был пленён воинами Тимура, а позже попал к «серому кардиналу» Золотой Орды Едигею. Будучи с Едигеем в Сибири, Шильтбергер оказался очевидцем того, как местный хан подарил диких волосатых мужчину и женщину. Они были пойманы на горе Арбус. Вернувшись на родину после тридцатилетних скитаний, Шильтбергер опубликовал книгу о своих злоключениях, где и привёл этот случай.

В поисках горы Арбус наше внимание привлекает «Возвышенность Брус-Камень», с которых начинаются горы Путорана, если подходить к ним с юга вдоль Енисея. С возвышенности стекают и впадают в Хантайское водохранилище две реки: Брус и Горбиачин. И если в «Брусах» наблюдается инверсия согласных относительно «Арбуса» («БР-РБ»), то в «Горбиачине» такой инверсии нет («РБ=РБ»).

Нам представляется, что в горах Путорана довольно велик шанс найти руины построенных Александром Медных ворот. Весь вопрос лишь в том, нужно ли это кому-нибудь в современной России?

.

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved