Сакральность Таймыра, или почему сюда так стремился А. Македонский.

           

 Н.С. Новгородов, Е.Г. Вертман

Общественная организация  «Научно-исследовательский центр «Сибирская Прародина», г. Томск

(Доклад, представленный на конференцию «Скральная география, проводившуюся в Санкт-Петербурге…)

Коротко говоря, сакральный означает священный. Однако корневая основа «скр» позволяет обрисовать некоторые особенности священности  сакрального.  Присутствующая в словах «скрытый», «сокровенный», «скромный», «секретный», «секьюрити» корневая основа «скр» намекает на некоторую невыпяченность, охраняемость и таинственность священного объекта, называемого сакральным.

Нам представляется, что самыми сакральными из нерелигиозных понятий человечества являются понятия родины и прародины. Сакральное  в понятии родины обращено не к логике, не к дискурсу, а к чувствам и  переживаниям. Не случайно ему посвящено много песен, стихов, картин. Пронзительны обращённые к родине строки неоконченного стихотворения А.С Пушкина:

        

Два чувства дивно близки нам:

         В них обретает сердце пищу,

         Любовь к родному пепелищу,

         Любовь к отеческим гробам.

        

На них основано от века

         По воле Бога самого

         Самостоянье человека,

         Залог величия его.

        

Животворящая святыня.

         Земля была б без них мертва,

         Как  … пустыня.

         И как алтарь без божества.

 

Понятие прародины также будит в людях бурю чувств и устремлений. Много возвышенных строк  северной прародине Гиперборее посвятили античные авторы. Не менее трепетно относились к своей прародине Меру индоарии и к Хаара Березайти древние иранцы (Ригведа, Авеста), македонцы по отношению к Край земле и Святым горам и русские в мечтах о справедливой жизни в Беловодье и Лукоморье.

Но наряду с этим понятие прародины требует от нас осмысления, как минимум, в плане её локализации. Принципиально важно то, что абсолютно все традиции размещают прародину в очень высоких северных широтах на берегах океана и островных архипелагах. Гиперборею Плиний и другие античные авторы помещали на берега Скифского океана (Карское море). Другое название этой акватории  - Коданский залив океана (Гыданский залив Карского моря). Бог северного ветра Борей, давший имя Гиперборее, жил в пещере в Риппейских горах, протягивавшихся от моря до моря с запада на восток (горы Бырранга на Таймыре, соответствующие Риппеям, тянутся от Карского моря на западе до моря Лаптевых на востоке). Узкая полоска земли между океаном и горами и называлась Гиперборей, землей за- или над Бореем. Гиперборея включала архипелаг островов. Древнегреческая традиция донесла нам название одного из них – Скандия. Германцы, выселявшиеся отсюда одними из самых последних,  последних, привели названия трёх других островов, соответствующих архипелагу Северная Земля – Думна, Берриг и Бергио. А свою новообретённую родину на севере Европы германцы назвали Новой Скандией, Скандинавией.

Индоарии локализовали свою прародину в священных горах Меру на берегу Молочного (белого, покрытого снегом) океана. Согласно Ригведы Индра сто суток готовится к битве с драконом, проглотившим солнце. Специалисты расценивают эту стосуточную подготовку в качестве указания на стосуточную продолжительность полярной ночи в прародине индоариев, что соответствует 76-й параллели северной широты.  Эта параллель пересекает полуостров Таймыр севернее гор Бырранга.  В Ведах упоминается остров Шветадвипа, населенный лотосоголубоокими камышеволосыми людьми, расположенный в 32000 йоджин от г. Меру. Расстояние от мыса Челюскина до Северной земли составляет 56000 метров. Если мы поделим метры на йоджины, то получим расчётную величину последнего, она окажется равной 1,75 м, что соответсвует маховой сажени – 1,76 м. Возможно это совпадение размерности неслучайно, если учесть закономерности буквопереходов во времени «х» - «й» - «с»: скандха (территория, санскрит) – Скандия (остров, греч.) – Скандза (остров, гот.); хима – Ийма – зима,  ходжин – йоджин – сажень.

Итак, у нас есть основания предполагать, что прародина античных и индоиранских мифов располагалась на Таймыре. Таймыр – это тайный мир, учитывая сакральную корневую основу прародины – скрытый, сокровенный, секретный и употребляя кальку этой основы – тайный, а Меру, это ни что иное как Мир. Современный Таймыр как географическое понятие охватывает территорию от Енисейского залива на западе до Хатангского залива на востоке и от берега Северного Ледовитого океана на севере до посёлка Таймыр на южном берегу Хантайского озера. Впрочем, южная граница Таймыра открыта для дискуссий.

По нашим опубликованным представлениям прародина на севере Таймыра сформировалась вполне закономерно. Это было климатически обусловлено тем, что на протяжении всего ледникового периода (около 3 млн. лет) холодолюбивые животные и охотившиеся на них представители рода человеческого из-за глубины снежного покрова в Европе вынуждены были мигрировать в малоснежную  Сибирь. По окончании Ледникового периода около 12 тысяч лет назад холодолюбивые животные двинулись на север догонять отступающую холодную зону и вследствие этого севернее гор Бырранга произошла гигантская концентрация мамонтов и людей. Эта первоконцентрация и запустила социогенез, что привело к взрывному формированию первой цивилизации.

Однако, вскоре вследствие перенаселённости население заняло всю территорию Таймыра, а позже все азиатское арктическое побережье. Продолжавшееся взрывное увеличение численности народонаселения приводило к отделению и уходу на новые места жительства вычленившихся народов. Оставшиеся в Арктике топонимы говорят нам о том, какие народы ушли. Знаменитая река Индигирка намекает на индоариев, которые горы называли «гири». Широко распространённые здесь реки с названием Хетта (Хетта) говорят, что заселившие Малую Азию хетты стартовали также отсюда. Широко распространённые на Таймыре реки с формантом «тари» - иранское «дарья» (Нюнькаракутари, Малахайтари, Боруситари и др) -  свидетельствуют о том, что прародина иранцев располагалась на Таймыре. Иранцы горы называли «хара», отсюда Хараелах, ближайшие к Талнаху горы – это иранские Еловые горы.

Выселялись из прародины и готы. Их принято считать германцами, хотя ранние отечественные историки возражали против этого, относя готов к славянам. Готы на пяти кораблях отправились с острова Скандза и выселились на берегу Гыданского залива, названного ими Готискандза или Коданиска.

Стволовым этническим образованием прародины, от которого отделялись народы, уходя на новые земли, и который оставался на священных землях матерей и отцов, были славяне. Славяне – стволовые хранители языка, священных гимнов, обрядов, традиций, смыслозадающих ценностей, то есть всего того, что мы называем культурой прародины. Стволовым образованием славянства является русский народ. В русских былинах часто упоминаются некие Святые горы, давшие имя самому Святогору. Возможно именно эти Святые горы можно рассматривать в качестве славянской прародины? Подтверждение этому предположению мы находим в старинных македонских песнях.

         Почти полтора столетия назад на Балканах в македонской провинции Болгарии замечательным этнографом Стефаном Ильичем Верковичем было записано огромное количество старинных македонских песен. Веркович был боснийским сербом, панславистом, хорошо знал помакский (македонский) язык. В 1860 г. он выпустил в Белграде сборник «Народне песме Македонски булгара». Всего им было собрано 1515 песен, сказаний и преданий общим объёмом 300 000 строк. С 1862 по 1881 незначительная часть этого собрания (около одной десятой) была им опубликована. Французские лингвисты, детально изучавшие в конце XIX века  Индиоарийские Веды, проявили интерес к материалам, собранным Верковичем. В 1871 году Французское министерство народного просвещения поручило Огюсту Дозону, консулу в Филиппополе, владевшему южнославянскими наречиями, удостовериться в подлинности и архаичности македонских песен. Дозон вынужден был признать македонские песни безусловно подлинными. Более того, он сам записал и опубликовал во Франции прелюбопытную македонскую песню об Александре и коне его Буцефале. Работой Верковича заинтересовался российский император Александр II. Второй том «Веды славян» был издан при финансовой и организационной поддержке Александра. Убийство террористами царя-реформатора положило начало замалчиванию результатов работы Верковича, опередившего знаменитого Тилака, и надолго, если не навсегда, отодвинуло признание  Славянской Прародины в Арктике.

Главнейшим утверждением «Веды славян» является утверждение о том, что Славянская прародина располагалась совсем не там, где проживали славяне в конце  XIX века. В Ведах убедительно говорится об исходе предков славян с Крайнего севера из Северной прародины, которая македонцами называлась Край-землёй. Край-земля была действительно на краю Евразиатского материка близ Черного, то есть покрытого мраком, моря, в которое впадали два Белых (покрытых льдом и снегом) Дуная. В Край-земле зима и лето длились по полгода, что свидетельствует как минимум о заполярных условиях этой земли.

Весьма важно то, что в «Славянских Ведах» имеются упоминания топонимов и «героев», весьма схожих фонетически с путоранскими топонимами.

         Во-первых, в «Ведах» упоминается некий дракон, живущий в горном озере и не пропускающий людей через горное ущелье и озеро. Дракона называли Сурова Ламия. Неподалёку от Норильска в горном ущелье плато Путорана есть большое озеро, называемое Лама. Очень может статься, что озеро Лама близ Норильска названо в честь Суровой Ламии.

         Во-вторых, в  Край-земле, согласно «Ведам», упоминается Чета-край, (Чета-земля, она же Читайская земля). Русский переводчик «Славянских Вед» Александр Игоревич Асов считает возможным называть эту Читайскую землю Китайской землёй. В данном случае речь идёт совсем не о Китае. На средневековой карте Витсена (XVII век) рекой Китаем назывался Енисей, а Китайской землей считалось междуречье Оби и Енисея. Южнее озера Лама в Путоранских горах расположено озеро Хета. На современных картах подпись возле этого озера дублируется в скобках названием Кита. Весь север Сибири между Обью и Енисеем и восточнее характеризуется обилием хеттских гидронимов. Переход «х» в «к» (Хатанга – Катанга, Хетта – Кета) в результате тюркизации очень характерен для языков Сибири и не только для Сибири.

         В-третьих, частью  Край-земли является Харапское поле. В Харапской земле близ двух Белых Дунаев находилась страна Правды (Шерние-земля). На юге плато Путорана есть река Горбиачин. С учётом закономерного буквоперехода («г» - «х», «п» - «б»), при наличии форманта «чин», Горбиачин проясняет локализацию  Харапского поля и страны Правды.

         В-четвёртых, в «Ведах» говорится о том, что рядом с Харапским полем жили дивьи люди. Они не пахали землю, не сеяли, не занимались никаким производительным трудом, жили грабежом и были по сути дикарями, пещерными троглодитами. Дивы, дивьи люди известны из русских летописей и славянского фольклора. Этих волосатых гигантов использовали в битвах в качестве несокрушимых богатырей. Об этом писал Низами в поэме «Искендер-намэ». В Булгаре арабские путешественники видели их видящими на цепи. Едигею татары подарили двух диких волосатых людей, пойманных в Сибири на горе Арбус.

 На Востоке дивов называли дэвами. Профессор Б.Ф. Поршнев, доктор исторических наук и доктор философии, считал дивов-дэвов реликтовыми гоминоидами, неандертальцами, дожившими до нашего времени. В настоящее время их называют снежными людьми. Ханты снежных человеков называют «маигики», что позволяет предполагать в них легендарных гогов и магогов. Низами как раз описывал их как диких волосатых гигантов, нападавших на людские поселения и грабивших их. Обнаружение гог-магоговской гидронимии в горах Путорана позволяет считать, что дивьи люди из Славянских Вед жили именно здесь.

Резюмируя вышеописанные совпадения Путоранской топонимики с топонимикой «Славянских Вед» можно предполагать неслучайность этих совпадений. С некоторой долей уверенности можно утверждать, что Славянская Прародина, Край-земля – это Таймыр. Таким образом, существование Славянского полюса, декларированное краеведом из Игарки Александром Тощевым, находит подтверждение.

Теперь несколько слов об Александре Великом. Мы разрабатываем гипотезу о том, что индийский поход Александра был направлен в первую Индию - Сибирь. Что же его сюда влекло? Тщеславие? Жажда власти? Стремление завладеть всем золотом мира? Перспектива достичь бессмертия, как предполагал В.Н. Дёмин? Эзотерические знания, сконцентрированные в прародине, как утверждает Е.Г. Вертман?  Или все эти причины вместе?  Теперь к  вышеперечисленному прибавилось ещё одно веское соображение. Александр ведь был македонцем, то есть славянином. 23 века тому назад македонцы гораздо лучше помнили свои священные песни и Александр несомненно  слышал их. Более того, в те времена славяне ещё помнили, где располагается их прародина и как до неё добираться. Вот и пришёл Александр Македонский именно сюда, в горы Путорана. Что было дальше мы в точности не знаем, потому что источники доносят лишь фрагменты событий.  Есть две сильно отличающихся версии.

Первая версия основывается на античных источниках, главным образом на данных Диодора и Арриана. Вместо того, чтобы поклониться праху далёких предков, припасть к отеческим гробам,  Александр, завоеватель по природе, двинулся в Прародину с оружием. Его, кстати, предупреждали местные люди: «Остерегись, царь! До тебя сюда приходили с войсками Семирамида и Кир Великий и едва унесли ноги. Семирамида убежала, имея живыми всего 20 воинов, а с Киром спаслись  семеро». Но Александр не внял и затеял войну с родственниками.

Диодор сообщает, что Александр разделил армию на три части. Во главе одной он поставил Птолемея, поручив ему опустошать побережье. Леонната с той же целью он послал вглубь страны, предгорья и горную область стал разорять сам. Всюду пылали пожары, шли грабежи и убийства, количество убитых исчислялось десятками тысяч. По-видимому, от тех боёв неподалёку от Норильска сохранилось много «военных» топонимов: река Батайка и на ней местность Войнаяр, река Убойная, мыс Оружило, реки Могильная и Покойницкая.

Славяне использовали для обороны неприступные горы Путорана, на плоских вершинах которых накапливалось до тридцати тысяч обороняющихся. Две горы из нескольких (Аорн и Согдийскую скалу) Александр захватил, одну благодаря предательству местного старика, другую взяли штурмом македонские юноши-альпинисты, поднявшись по скальной стенке, где их не ждали. Ещё одну вершину называли скалой Хориена. В Путорана есть река и водопад Орон, а также река Хоронен. По слухам, идущим от рыбаков и охотников, в 70-е годы прошлого века река Хоронен выносила большое количество черепов.

Пришла зима. Войско Александра замерзло. Александр бежал, подобно тому, как бежал Наполеон из якобы побеждённой Москвы. Даже потери Наполеона и Александра были вполне сопоставимы: Наполеон перевёл через Березину всего тридцать тысяч обмороженных, деморализованных оборванцев из 135-тысячного войска, бывшего у него в начале Бородинского сражения. У Александра спаслось также тридцать тысяч воинов из 135-тысячной армии.

Победители принудили Александра разоружиться. Оружие, согласно ненецким легендам,  было закопано близ озера Туручедо, неподалёку от села Потапова. Кроме того, в качестве контрибуции Александру было велено «запереть в горе» гогов и магогов, построив против них Медные Ворота, что Александр и выполнил. Поскольку дивьи люди (гоги и магоги) согласно «Славянским Ведам» жили в пещерах, Александр ставил Ворота в портале главного тоннеля, по которому выходили на поверхность дивьи люди. Тоннельные топонимы на плато Путорана имеются: это горы Тонель, озеро Тоннель, река Тоннель и упоминавшаяся выше река Тонельгагочар. Веды указывают, что в Святых горах было очень много пещер, оборудованных воротами, закрывавшимися на замки. Одну из полубогинь, заведовавшую в Прародине открыванием и закрыванием замков на воротах семидесяти тоннелей-пещер звали Груздина. Очень может статься, что напоминанием именно об этой полубогине служит город Грустина, присутствующий на всех средневековых картах Западной Сибири, вывезенных из России и изданных на Западе. 

Вторая версия собрана из разных источников: славянских летописей и хроник, персидских поэм и сур Корана. Она носит мирный характер. В «Хронографе», приведенном в Никаноровской летописи, говорится о том, что во времена Александра Македонского у славян и руссов княжили Великосан, Сан и Авелгасал. И вот до ушей самодержца дошёл жалостный слух, даже не дошёл, а «возгремел». О чём «гремел» слух, Хронограф умалчивает. Его содержание мы узнаём из поэмы Низами «Искендер-наме»:

«Милосердный и щедрый, будь милостив к нам,-

         К просветленным своим и покорным сынам.

                            За грядой этих гор, за грядою высокой

                            Страшный край растянулся равниной широкой.

         Там народ по названью Яджудж. Словно мы,

         Он породы людской, но исчадием тьмы

                            Ты сочтешь его сам. Словно волки когтисты

                            Эти дивы; свирепы они и плечисты.

         Их тела в волосах от макушки до пят

Все лицо в волосах. Эти джины вопят

И рычат, рвут зубами и режут клыками.

Их косматые лапы не схожи с руками.

На врагов они толпами яростно мчат.

Их алмазные когти пронзают булат.

Только спят да едят сонмы всех этих злобных.

Каждый тысячу там порождает подобных…

Царь, яджуджи на нас нападают порой.

Грабит наши жилища их яростный рой.

                   Угоняет овец пышнорунного стада,

Всю сжирают еду. Нет с клыкастыми слада!

Хоть бегут от волков без оглядки стада,

Их пугает сильней эта песья орда.

                   Чтоб избегнуть их гнета, их лютой расправы,

Убиенья, угона в их дикие травы,

Словно птицы, от зверя взлетевшие ввысь,

На гранит этих гор мы от них взобрались.

        

            На славян нападали «псоглавцы», дивьи люди, сыроядцы, называвшиеся гогами и магогами.

         Далее опять из Хронографа Никаноровской летописи: Премудрый самодержец и всесветлый царь начал размышлять, что делать с этими сыроядцами, ратью ли пойти на них и разбить в пух и прах и определить в вечную работу, или…Что сталось на самом деле, свидетельствует восемнадцатая сура Корана:

         Местные люди спросили Александра: «Может нам заплатить тебе за то, чтобы ты построил стену между нами и ними»? Александр от платы отказался, ибо прибыл на Север не на заработки, но потребовал много железа и меди. Из них он построил стену и ворота и этим сооружением запер в горе злобных гогов и магогов. После этого, как свидетельствует Чешская хроника, а также Мазуринский летописец, Александр дал славянам жалованную грамоту на владение землёй на веки вечные. Согласно «Хроники всего мира» Мартина Бельского эта грамота выглядит так:

         «Мы, Александр, сын верховного Бога Юпитера на небе и Филиппа, короля Македонского на земле, Повелитель мира от восхода до захода  Солнца  и от полудня до полночи, покоритель Мидийского и Персидского королевств, Греческих, Сирийских и Вавилонских и т.д. Просвещенному роду славянскому и его языку милость, мир, уважение и приветствие от нас и от наших преемников в управлении миром после нас. Так как вы всегда были с нами, в верности искренни, в бою надежны и храбры и всегда безустанны были, мы жалуем и свободно даем вам навечно все земли от полунощного  моря великого Ледовитого океана до Итальянского скалистого южного моря, дабы  в этих землях никто не смел  поселяться или обосновываться, но только род ваш, и если бы кто-нибудь из посторонних был здесь обнаружен, то станет вашим крепостным или прислужником со своим потомством навеки…»

         Такова «мирная версия» пребывания Александра в славянской прародине. Великая польская хроника несколько уточняет характер взаимоотношения славян с Александром в том плане, что некий изощрённый в предсказаниях и магии человек по имени Лех хитростью добился того, что Александр чуть ли не с позором покинул славянскую землю. А как было на самом деле знает один лишь Всевышний.

         Вместе с тем, чисто формально можно предположить правоту и той и другой версии. Такое было бы возможным, если на момент посещения прародины славяне уже начали разделяться на народы и расходиться по «собственным квартирам». В таком случае Александр с одними славянами мог воевать, другим жаловать грамоту. Реальность ситуации, соответствующей именно такому состоянию дел подтверждается тем, что согласно одному из вариантов сохранившейся Грамоты она была адресована не вообще славянам, а конкретно мосхам, то есть московитам, моссохенцам.

         Можно начинать улыбаться, ведь Москва была поставлена куда как позже эпохи Александра Великого. Но вот ведь какая закавыка, на маршруте Александра встречался город Массага (Массаха). Царствовал в нём один из Асанов именем Ассакен, правда, к приходу Александра он уже скончался. Власть перешла к его матери по имени Клеопида. На девятый день штурма Массаги, когда она увидела, что город обречён, она ради спасения мосхов сдала город. Мало того, она и сама отдалась Александру и родила ему сына, наречённого Александром, позже ставшим царём. Так что есть у нас в Сибири малая надежда отыскать далёких-далёких потомков Александра.

 Близкие потомки прозвали Клеопиду блудницей и, может статься, зря, ведь её поступок в чём-то весьма напоминает сдачу Москвы Наполеону, которому она никакой радости не принесла.

         Сибирская Москва-Массага располагалась неподалёку от городов Норы (Оры) и Базиры. Норы благодаря совпадению корней можно ассоциировать с Норильском (есть и другие более чем созвучные топонимы, расположенные между устьями Оби и Еисея:  река Нора, и п. Нора на восточном Ямале). А  царский базовый город Базиры с некоторой долей условности можно связывать с названием знаменитых Пясин – озера Пясино и реки Пясина. В таком случае сама Массага может ассоциироваться с рекой Мессояха. Конечно, это чересчур смелые предположения, но как известно, только смелость города берет.  

        

        

 

.

 

           

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved