Павловы в Пакистане

 

Николай Новгородов

Рождественская сказка

           

1.      Особенности геологического знания.

Дочери томского предпринимателя Павлова  студентке МГУ Ольге не то в Интернете, не то в томском «АиФ»е попался на глаза проект для богатых «По следам А. Македонского» с эпиграфом «А бедные нехай ломают ноги в Путорана». Эпиграф так рассмешил Олю, что она пристала к папе: «Пошли да пошли меня в Индию по следам Македонского!»

         Ну какой же любящий отец откажет любимой дочурке. И Геннадий Михайлович согласился, но с двумя оговорками: «Во первых, не в Индию, а в Пакистан, проплывём по Инду, вдоль которого гарцевал Александр на Буцефале, а во вторых, одну тебя я не отпущу, с тобой поеду, я ведь, как ты помнишь, историк по образованию, мне давно хотелось развенчать всю эту белиберду об Александре в Сибири…».

         И вот Павловы в Пакистане. «Вот здесь армия Александра вышла на Инд» - топнул ногой Г.М.

Ольга скинула с плеч увесистый рюкзачок, достала томик Арриана и прочитала:

 «Он дошёл до земли индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось, проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды». Папа, где снег?

Павлов навёл справки у местных краеведов и выяснил, что последний раз снег выпадал здесь в тот год, когда сюда приходил Александр.

Прежде чем ехать вниз по Инду Павловы поискали на местности омываемую Индом скалу Аорн. Скала, которую им показали, впечатляла. Но когда они поднялись наверх, Ольга опять схватилась за книгу: «Папа, здесь невозможно разместить даже сотню человек, а у античных авторов говорится, что на плоской вершине скалы Аорн свободно разместилось тридцать тысяч защитников, а еще росли леса и были пашни».

«Вот здесь Александр перевозил на подводах свой флот от реки Инда на реку Гидасп», показал на берег Павлов. «Папа, но ведь здесь горы, здесь не проедут никакие телеги, только вьюками можно возить»,-отозвалась Ольга, поглядывая то в книгу, то окрест.

«Не здесь ли местные племена убегали в болота?» - спросила Ольга показывая на берег. «Непохоже»,- ответил Геннадий Михайлович. –«Здесь степи и полупустыни». «Но ведь такой ландшафт до самого устья, папочка,- съязвила любящая дочь.

«А где же те деревья, длину тени от которых измеряли македонцы?»- поинтересовалась Ольга. «Деревья столько не живут»- мрачно ответил Павлов. Было от чего помрачнеть, ведь Павлов помнил слова Диодора о том, что на Инде дерево высотой 70 локтей (30 метров)  отбросило тень на 3 плефра (90 метров). В Индии солнце не может находиться так низко над горизонтом, ни в какое время года. Но самое главное с этой проклятой тенью было впереди. Спускаясь вниз по Инду, то есть в целом продвигаясь к югу, к Индийскому океану,  учёные греки ещё раз измерили длину тени. Она оказалась равной пяти стадиям (около 900 метров). Такое могло быть только если река «Инд» текла на север и измерение проводилось в Приполярье. Припомнив всё это Павлов и помрачнел.

Но подлинный шок Павловы испытали в устье Инда. Вместо громадного  лимана с морскими животными, описанного Аррианом, они увидели дельту, подобную той, которую посещали в Астрахани. Изнемогая от тропической жары (24 градуса северной широты – это тропик, для тех, кто не знает), Ольга не могла скрыть изумления: отчего это армия Александра, зимуя в устье «Инда» и спасаясь от лютых морозов, сожгла почти весь флот.  «Разбойники! Воры! Уроды!» - бормотала она, изнывая от жары и недоумения и демонстрируя знание Маршака. «Собака - не той породы». А Геннадий Михайлович подвёл итог: «Не было никакого Александра! Здесь не было никакого Александра! Не было Александра в Индии! Придётся ехать в Путорана, искать построенные Александром Медные ворота там».

 

 

 


 
 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved