Александр Македонский в Сибири
Или Загадка Александра Македонского

          Или Почему  Македонский бежал из Сибири

Николай Новгородов

 

 

            Гипотеза, представляемая на суд читателей, очень трудна для восприятия. За две с лишним тысячи лет человечество свыклось с мыслью, что Александр Македонский в Восточном походе посещал Индию. Предположение о том, что вместо Индии Александр воевал в Сибири, наталкивается на жёсткое неприятие. Недавно мне позвонил из Красноярска однокашник, и в конце разговора спросил, чем я сейчас занимаюсь. Я ответил, что написал книгу «Сибирский поход Александра Македонского» и продолжаю углублять эту тему. И услышал: «У тебя что, крыша насовсем съехала?» Я обозлился, и отыскал у античных авторов такое, что однозначно свидетельствует: Александр в Сибири был.

            Что послужило толчком к формированию этого «дикого» предположения?

            Описание Восточного похода Александра Македонского по степени определённости делится на две части: до и после гибели персидского царя Дария. То, что происходило до убийства Дария восстановлено совершенно надёжно, зато «после Дария» - сплошная неопределённость.

Дарий был убит собственными сатрапами близ южного берега Каспия. После этого поэты и историки совершенно по-разному описывают маршрут Александра. Противоречие между Западной (исторической) и Восточной (поэтической) версиями индийской части похода Александра столь непримиримо, что диву даёшься, почему оно до сих пор не осмыслено мировой наукой.

            Согласно Восточной версии (Клитарх, Ювенал, Фирдоуси, Низами, Навои, Шолом Алейхем), изначально основывавшейся на устных рассказах ветеранов похода, Александр «после Дария» пересек кыпчакские степи, долго и многотрудно воевал с русами, посетил Китай, вышел в Китайское море (им тогда называлась акватория Карского моря), построил в стране Мрака Железные (Медные) ворота против Гогов и Магогов и после этого ушёл восвояси. Римский поэт-сатирик Ювенал, наверное, первым из поэтов, утверждал, что Александр доходил до крайнего, окутанного вечной тьмой (полярная ночь!) и неподвижного (застывшего, покрытого льдом)  моря.

            Западная версия утверждает, что «после Дария» Александр три года усмирял непокорных скифов и согдийцев в междуречье Сыр Дарьи и Аму Дарьи, затем перешёл Гиндукуш и вторгся в Индию, сплавился по Инду к Индийскому океану и оттуда сухопутьем вывел армию в Вавилон. Западная версия считается научной. В её основе лежат труды античных авторов Диодора Сицилийского, Флавия Арриана, Юстина, Плутарха, Страбона и Квинта Курция Руфа. Эти авторы писали свои работы через 300-500 лет после похода и опирались на опубликованные мемуары соратников Александра Птолемея, Неарха, Аристобула, Онесикрита и Харета, использовавших «эфемериды»- царский дневник похода. К сожалению, ни один из мемуаров соратников не сохранился.

Возникает вопрос, кому верить? Человечество поверило «учёным», а я  был склонен верить поэтам, потому что они – «обнажённый нерв» и совесть народа. Историки  же часто говорят  то, что угодно властям. Я был вынужден изучить исторические источники, освещающие поход Александра, и засомневался в правоте историков ещё больше.

 

Несуразности в исторической версии

Подвергнув сомнению историческую версию, я внимательно изучил античные источники и был поражён обилием и чудовищностью открывшихся противоречий.  Например, Клит, собственноручно убитый Александром на пиру в Самарканде, позже трижды участвует в боях на Инде и Гидаспе. Причём это, несомненно, тот самый Клит Чёрный, брат кормилицы Александра Ланики. Он командовал царским эскадроном, всегда сражался рядом с царём и спас ему жизнь в первой битве с персами при Гранике.              Историки, замечая это противоречие, вовсе не спешат прокомментировать его, потому что стоит за это взяться, как начнёт рассыпаться вся конструкция Индийского похода. В этом случае получается, что после боёв на Инде, после сплава по Инду к океану, Александр вновь заходил в Самарканд, а такое логично допустить лишь в том случае, если устье «Инда» располагалось куда как дальше Самарканда.

            Флавий Арриан, у которого так замечательно перепутана история с Клитом и которого более других античных авторов уважают историки, с поразительным равнодушием относится к перестановке событий во времени и переносу их в другую местность. «Тут, мне кажется, не следует умолчать об одном прекрасном поступке Александра, всё равно, был ли совершён он здесь или раньше в земле парапамисадов, как рассказывают некоторые». Речь в этом эпизоде идёт о подношении Александру воды, от которой Александр отказался.

             Ещё одно свидетельство крайней перепутанности индийских событий у всех античных авторов: впервые придя весной 327 года до н.э. в «Индию», Александр, прежде всего, посетил два города с оставленными в них гарнизонами. Эти города были построены им раньше, когда в «Индии» он ещё не был. Как такое могло случиться? Напрашивается предположение, что он раньше уже бывал в «Индии», но тогда чего стоит описание его трехлетней борьбы с согдийцами? Где его носило? Какова истинная последовательность эпизодов «индийской» части Восточного похода? И что послужило причиной перепутанности событий?

Не менее показательна географическая перепутанность «индийского» маршрута. Правда, она давно очевидна исследователям. Вот что писал по этому поводу Дж. О. Томсон в капитальном труде «История древней географии»: «Имеющиеся в описаниях топографические указания не отличаются ясностью» и, не сдержавшись, добавляет: «Детальные цифры продвижения Александра в этих местах безнадёжно противоречивы».

            Как такое могло случиться, недоумевал Томсон. Ведь Александра сопровождал цвет тогдашней греческой науки: землемеры, где шагами, а где мерным шнуром измеряли расстояния между пунктами для определения долготы местности. А представление о её широте, которую греки называли климатом, они получали из сопоставления высоты деревьев с длиной их тени в полдень.

            Наблюдения учёных греков должны были прояснить географию Востока, а она вместо этого оказалась окончательно запутанной. Возьмём, например, индийские реки. У Арриана можно прочитать, что Акесин впадает в Инд, что Акесин – самый большой приток Гидаспа, что Гидасп впадает в Акесин, что Гидасп впадает в Инд и, наконец, что Гидасп двумя устьями впадает в Великое море. У Курция Руфа Акесин сливается с Гидаспом и впадает в Инд. Но у него же «Ганг перехватывает дорогу Акесина к морю и создаёт  в месте его впадения неудобное устье с водоворотами». Юстин пишет, что Александр по Акесину доплыл до Океана, проплыл вдоль берега и вошёл в устье Инда. Понятно, что на такой «географии» далеко не уйдёшь.

            Не случайно, видимо, согласно одному переводу Страбона с древнегреческого, Александр переходил некие горы с юга на север, оставляя Индию справа, по другому переводу он переходил эти же горы с севера на юг, при этом Индия у него всё едино оставалась справа.

            Доходит до того, что Александр приближается к Инду с востока. Арриан пишет: «Местности за рекой Индом к западу вплоть до реки Кофена заселяют племена...- и повторяет – вот кто живёт по ту сторону Инда к западу, вплоть до реки Кофена».

Вывод на основании подобной «истории с географией», заключается в том, что доверять историкам, утверждающим, что они с достоверностью проследили маршрут Александра, никак невозможно. Более того, можно с уверенностью утверждать, что он не был в устье Инда и, скорее всего на Индостанском полуострове также не был.

           

            Крутой поворот на север

            Персидский царь Дарий III Комодан был убит собственными приближенными, заговорщиками Бессом (сатрап Бактрии), Барзаентом (сатрап Арахозии и Дрангианы) и начальником персидской конницы Набарзаном. Коварное убийство произошло летом 330 г. до н.э. чуть восточнее Каспийских ворот. Каспийскими или Персидскими воротами назывался узкий горный проход, расположенный в горах Эльбурс  возле южного берега Каспийского моря.

Ключевым на дальнейшем маршруте Александра является поворот «после Дария». Историки поворачивают его на юг, чуть ли не до берегов Индийского океана, затем круто разворачивают на север  и приводят в Среднюю Азию, в столицу Бактрии Самарканд.   

 На самом деле Диодор, Арриан, Курций Руф и Плутарх однозначно указывают, что «после Дария» Александр повернул свое войско на север. «Александра в его неуемной жажде власти ничто не могло остановить, и он устремился на северо-восток в погоню за Бессом, узурпатором и убийцей законного царя персов. Перед македонянами простирались бескрайние просторы Восточных сатрапий – Гиркания, Ария, Парфия, Дрангиана, Арахозия, Бактрия, Согдиана», - пишет академик Б.Г. Гафуров. Наиболее определенно высказался Арриан, заявив, что Александр «…отправился в Гирканию. Страна эта лежит влево от дороги, ведущей в Бактрию».

Плутарх пишет, что Александр впоследствии нашёл Беса и казнил его. «Два прямых дерева были согнуты и соединены вершинами, к вершинам привязали Бесса, а затем деревья отпустили, и, с силою выпрямившись, они разорвали его». Кстати, вы пробовали согнуть тополя или саксаулы, чтобы соединить их вершинами? Попробуйте, это будет незабываемое впечатление. Я к тому, что даже такая ужасная подробность казни Бесса, какую приводит Плутарх, свидетельствует, что в погоне за Бесом Александр дошёл до «березовой» экологической зоны.

Путь его лежал вдоль восточного берега Гирканского (Каспийского) моря. Вода в нём была гораздо менее солёной, чем в других морях, а уровень по Л.Н. Гумилёву на 8 м ниже современного.

Грекам и македонцам запомнился один залив Гирканского моря, берега которого имели вид рогов молодого месяца (Кара-Богаз-Гол), запомнилось расположение племён, меж которыми лежал его путь. «Слева находятся земли керкетов, моссинов и халивов, с другой стороны – левкосиров и амазонок; первые живут в направлении к западу, а последние – к северу». Очень пологий северный берег Гирканского моря, отметили наблюдательные греки, был подвержен наводнениям, обусловленным наступлением моря.

            Северный берег Каспия действительно подвергается наводнениям, обусловленным нагонным южным ветром. Одно из таких наводнений прекрасно описано Л.Н. Гумилевым, искавшим здесь Хазарию.

            Итак, античные авторы однозначно указывают, что Александр прошел вдоль всего восточного берега Каспия от юго-восточного угла до устья современной реки Урал. При этом Александр должен был переправляться через реку Окс (Аму-Дарья), которая в те времена через долину Узбоя впадала в Каспийское море. Так считал Страбон, опираясь на данные Аристобула, Патрокла и Арриана. Античные авторы описывают трагический переход армии Александра  через раскалённую пустыню с подношением Александру воды и переправу через Окс, но помещают это событие в другую часть похода.

            Таким образом, в античных источниках описан путь Александра «после Дария» восточным берегом Каспийского моря на север. Этот путь завершился на реке Урал, в прошлом это Яик, еще ранее Яксарт. Греки называли ее Танаисом, а древние германцы Танаквислем. Снорри Стурлуссон писал, что Танаквисль стекает с Рифейских гор (Урал), служит границей между Европой и Азией и впадает в море, соединяемое проливом с Северным Ледовитым океаном. Древние называли это море Гирканским. В «Саге об инглингах» берега Танаквисля населялись в верховьях германцами асами, а в низовьях славянами русами. Если верить Стурлуссону, устье этой реки было русским, отсюда восточное название местности и народа ее населяющего – уструшаны (изначально, видимо уструстаны). Именно этот народ позже возглавил антимакедонское восстание, именно здесь Александр наиболее свирепствовал, сровняв с землей 7 городов и уничтожив более 120 тысяч человек. «Такому жестокому опустошению никогда не подвергалась долина Зеравшана ни до, ни после Александра» (Б.Г.Гафуров), где, по мнению историков два года гарцевал Александр, подавляя восстание уструшан.

            Именно на этой реке Танаисе стоял город Кирополь (Кирэсхаты), уничтоженный Александром и, стало быть, к этой реке, по-видимому, относится название «река Кира», на которой, согласно указанию  Иосифа бен Гориона, еврейского писателя IX-X вв., жили русы.      

Итак, Александр достиг реки Урал. Это несомненное открытие. Как минимум это открытие поэтической правоты относительно пересечения Александром  кыпчакской степи и его войны с руссами. Но гораздо важнее это открытие пути в Индию и в Сибирь. Не случайно в античной древности многие авторы считали, что путь в Индию лежал через Каспий. Из Каспия они, вслед за Патроклом, бывшим правителем восточных иранских земель около 255-280 гг. до н.э., предполагали проникнуть в Индию, двигаясь не на юг, а на север.

 

Индия изначальная – это Сибирь

Эти древние греки совсем не знали географии, скажет вдумчивый читатель. Как это двигаясь в Сибирь можно попасть в Индию? А дело в том, что древние говорили о существовании трёх Индий.  Изначальную Индию Птолемей размещал на берегу Северного Ледовитого океана в подозрительной близости от реки Индигирки и называл India Superior. Именно эта изначальная Индия как прародина индоариев описана в Ведах. В подтверждение её локализации на Таймыре есть множество мелких речек с индоиранским формантом «тари».

Путь индоиранцев на юг прекрасно описан в Авесте. Он прерывался длительными остановками на 300, 600, 900 лет. Можно уверенно предполагать, что как минимум две такие остановки были на территории Сибири, отчего становится понятным наличие большого количества индоиранских гидронимов на территории Сибири. Название Оби считается иранским, а распространялось оно с  севера на юг. А близ Томска есть полдюжины речек с названием Чангара. От этого название позже произошло наименование чрезвычайно распространённых на юге Западной Сибири речек Шегарка. Путь индоариев из Сибири на Индостанский полуостров протрассирован «чангарскими» гидронимами. «Чангарцы» выращивали  зерновые и провеивали зерно на холмах, называвшихся гарданами. В Индии до нашего времени сохранилось индоарийское племя чангара, что означает «провеивающие зерно». Эратосфен помещал известный мыс Тамарос в северо-восточном углу Индии. Академик М.П. Алексеев ассоциировал этот мыс с Таймыром, полагая, что эта Индия располагается к востоку от Скифии и находится на берегу Моря Мрака.

 Древнескандинавская  хорография помещала в Сибири три Индиаланда: один рядом с Блаландом, другой – с Серкландом, третий – у конца земли, потому что с одной стороны его лежит область тьмы, а с другой – море. Этот Индиаланд вполне подходит под  птолемеевское определение India Superior. По-видимому, именно существованием Индии изначальной на самом севере Сибири объясняется наличие самояди гиндинской (индийской?!) на историко-этнографической карте Сибири тобольского митрополита Корнелиуса. Так у него названа хантайская самоядь, населявшая территорию между Обью и Тазом близ берега океана.

Знать не случайно древние греки прокладывали путь в Индию через Каспий и реку Яксарт (Яик, Урал). Позже водном из своих манускриптов Леонардо да Винчи рассматривал путь в Индию через Дон и Каспий. Римский гуманист Юлий Помпоний Лэт, побывавший в Скифии в устье Дона, сближал Индию со Скифией и отождествлял Сибирь с Верхней Индией. Страбон также считал, что в Индию можно проникнуть по рекам, впадающим в Каспий на северо-востоке этого моря. Но, забыв о существовании Индии изначальной, он признавал лишь Индию на Индостане. Поэтому, искажая географию, он загибает на юго-восток верховья этих рек, ассоциируя их с Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей.

Пребывание Александра в сибирской Индии объясняет все географические и климатические несуразности его похода. И то, что «его» Индия не имеет формы треугольника, и то, что горы в «его Индии» расположены на юге и реки текут на север, и то, что, находясь на «Инде», его войско страдало от лютых морозов и глубоких снегов, и, наконец, то, что в устье «Инда» Александр был в стране Мрака, то есть за Полярным кругом.

И последнее, наиболее важное. Пребывание Александра на сибирских широтах, объясняет ценнейшие наблюдения над длиной тени от деревьев.

 

От 47-го до 64-го градуса и выше

Армию Александра в Восточном походе сопровождали учёные греки, попутно изучавшие всё интересное, что им попадалось на пути. Наибольшее внимание уделялось географии. Расстояния между пунктами измерялись мерным шнуром или шагами. Так Диодор, описывая ландшафтную ситуацию после битвы с «индийским» царём Пором, сообщает, что дерево высотой в 70 локтей отбрасывала тень на три плефра. При длине локтя 45 см и величине плефра 29,6 м получаем тангенс угла 0,354 что соответсвует углу высоты солнца над горизонтом в полдень 19,5 градусов.

Это соответствует широте местности 90 – (23+19,5) = 47,5 градусов, если измерение производилось во время зимнего солнцестояния. Если же измерение проводилось в полдень в другие дни (на этой же широте) то тень должна была бы быть короче, тем более, если бы измерение проводилось южнее.

 

 

 

 

Это означает, что Александр с армией находился либо на широте северного берега Каспия, северного берега Арала, Балхаша, южного берега озера Зайсан, или севернее. Может быть вы удивитесь, но от северного берега Каспия, от Арала, Балхаша и Зайсана к северу начинается южная Сибирь.

Далее ещё интереснее. Страбон сохранил наблюдение  Онесикрита о длине высокого дерева в устье Гиаротиды, впадающей якобы в Инд. Она составляла пять стадиев. Греческий стадий равен 185 м - 190 м, египетский 158 м, таким образом длина тени от дерева в полдень составляла от 790 м до 950 м. Вот какие высокие деревья в Индии, восторгается Страбон. Но дело в том, что на широте устья Гиаротиды, как её устанавливают историки (32 градуса), самое низкое положение Солнца над горизонтом не может быть меньше 35 градусов. А это значит, что дерево, отбрасывающее тень в 900 м должно иметь высоту не менее 500 м.

Здесь ботаники, если бы захотели, могли бы возразить в том плане, что деревьев такой высоты на Земле нет, и во времена Александра также не было. А физики могли бы добавить, что при той силе тяжести, которая имеется на Земле, такое в принципе невозможно, деревья просто ломались бы под собственным весом. Но ботаники, физики и астрономы не читают исторических первоисточников, чем и пользуются историки, третье тысячелетие вешая «лапшу на уши» доверчивым читателям своих трудов.

 А длина тени в пять стадиев при нормальной высоте деревьев соответствует широте 63-64 градуса. Это самое что ни на есть Приполярье. Причём такое измерение могло было быть сделано только в зимнее солнцестояние и только на этой широте, потому что севернее 66-го градуса зимой невозможно наблюдать тень от солнца, а во всякое иное время года солнце гораздо выше над горизонтом. Даже на географическом полюсе солнце в конце июня  не опускается ниже 23–х градусов.

Я убеждён, что греки и македоняне отчетливо представляли себе, что означает увеличение отношения длины тени к высоте дерева, ведь Александр от своего учителя Аристотеля знал, что Земля – круглая. При этом Аристотель утверждал, что Земной шар не так уж и велик, поскольку даже при небольшом перемещении на север звёздное небо изменяется. О наклоне земной оси, служившем причиной смены времён года, древние знали с незапамятных времён. А прямоугольные треугольники за два столетия до Аристотеля успешно решал Пифагор, также считавший Землю шаром. И хотя Пифагор «вращал Землю» вокруг Солнца, а Аристотель поместил её в центр, а Солнце запустил вокруг Земли, для решения «теневых треугольников» это не имело значения.

Правда, первые параллели начал проводить Эратосфен в третьем веке до н.э., но до этого прорыва прошло менее столетия. Так что греки, убеждён,  считали свои измерения длины тени суперважными для определения широты местности, которой они достигли. Странно, что учёное сообщество 2300 лет не обращало внимания на это ценнейшее указание.

 

Не Индия, но Сибирь?

В южном полушарии на широтах от 47-го градуса до Южного полярного круга плещутся волны трёх океанов, деревья не растут и высоту солнца по тени измерить было невозможно. Следовательно, на этих широтах Александр гарцевал именно в Северном полушарии и мы уже вплотную приблизились к мысли, что было это в Сибири.

Сплавившись по реке к океану, Александр обнаружил в устье громадный морской лиман. В устье Инда на самом деле дельта, подобная Волжской. Лиман и дельта,  настолько разные природно-ландшафтные образования, что, базируясь на географических данных,  впору усомниться в том, что Александр был в устье Инда.  Где же он был? Огромных лиманов на южном берегу Азии нет, зато есть на северном берегу – Обская губа и Енисейский залив.

В устье этой реки Александр был вынужден зазимовать. Было так холодно, что его армия едва дождалась весны, когда «зима сжалилась над ним». По ходу «этой пьесы» была сожжена для обогрева большая часть флота. Устье Инда лежит на широте северного тропика и надобности сжигать здесь корабли не было бы никакой. Тем более, что флот был нужен Александру для планировавшейся им морской войны, он слал в Вавилон распоряжения о заготовке леса и меди для строительства кораблей. 

 «Индия», по которой пролегал маршрут Александра, имела форму не треугольника, как Индостанский полуостров,  а четырёхугольника. Его размеры поражают: 16 тысяч стадиев (около 2560 км) с запада на восток и 22300 стадиев с севера на юг (около 3800 км). Большая часть этой «Индии» представляла собой равнину, для пересечения которой требовалось четыре месяца пути. Само собой напрашивается предположение, что речь идёт о Западно-Сибирской равнине.

 В «Александровой Индии» гористой была полуденная, то есть южная часть, а реки, стекавшие с гор, впадали в океан. Это были самые большие реки, которые доводилось видеть учёным грекам.

При описании климата «Индии» греки не скупились на эпитеты, описывая суровость этих мест. «Страна их лежит на крайнем севере, вся завалена снегом и недоступна для других народов по причине чрезвычайных холодов. Большая часть её представляет собой безлесную равнину». «Он дошёл до земли индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды».

Есть в исторических источниках и яркие признаки Заполярья. Солдаты ропщут: Какую выгоду мы получим от новых побед? «Землю, покрытую вечным мраком?». Какая нас ожидает награда? «Мрак, вечная ночь, опустившаяся на неподвижные воды бездонного моря?» И опять мы видим правоту поэтов в их споре с историками.

 Много народов и племён встречалось на пути Александра, в их числе несомненно сибирские племена, например, аримаспы. Геродот за полтора столетия до Александра упоминает аримаспов как самый северный народ на пути в Гиперборею. По рассказам скифов, они жили в предгорьях Риппейских гор, в которых обитал бог северного ветра Борей. Быть может неслучайно, в 70 км севернее Хатанги неподалёку от гор Бырранга существует лесной остров, называемый Ары-Мас.

Неарх принёс в Грецию известие о серах, народе-долгожителе (как ни фантастично, до 200 лет). Серы позже часто встречались в описаниях северных, сибирских народов. Близ реки Кофена (Котена,) жили воинственные катаи, которых Александр, тем не менее, покорил. На средневековых картах Сибири показана страна Катай и Кара-Катай на берегах реки Катунь. Эти катаи навеяли персидским поэтам представление о том, что Александр посещал Китай.

Встречались ему и болотные жители маллы,  и жившие рядом с ними сибы, заявившие Великому завоевателю: «Мы с тобой одной крови», и сабараки. Где-то здесь же Александром был поставлен сатрапом Сибиртий. Сатрапов он нередко ставил из местных князей. Сопоставив сабараков с Сибиртием получаем безупречных сибиряков.

Есть в источниках прекрасное описание неких гор, которые штурмовал Александр.  Горы очень высокие, до двух тысяч стадиев.  Разумеется, не по вертикали, это длина склона. Склоны вогнутые, пологие у подошвы, а у вершины - вертикальные скальные обрывы. Поверхности гор плоские и обширные с лесами, пашнями и родниками. На них собиралось до 30 тысяч обороняющихся.

 Очевидно, речь идёт не об альпийских складчаты горах, а о столовых, сбросовых, представляющих собой резко поднятое плато.  В Евразии есть два таких плато: Декан на юге Индии (15 градусов широты) и плато Путорана на севере Сибири. На плато Декан, высотой до 800 метров, снега не бывает, а воинов Александра, срывавшихся при штурме одной из таких скал, не смогли похоронить, поскольку не смогли отыскать в снегу. Ныне на вершинах гор Путорана никаких лесов нет, пашен также нет. Но в эпоху Александра, возможно, в Сибири было несколько теплее. Надо бы взять пробы почвы с Путоранских гор и изучить споро-пыльцевые комплексы для проверки этой гипотезы.

Таким образом, в самих античных исторических источниках вполне достаточно данных, свидетельствующих о сибирском, а не индостанском маршруте Александра. Единственное узкое место на сибирском маршруте – это часто упоминавшиеся слоны. Может быть, в IV веке до н.э. в Сибири было теплее и водились слоны?

Подтверждение пребывания Александра в Сибири

Славянские летописи и хронографы полны сообщений о контактах славян с Александром. Но мы их старательно не замечаем. В.Н. Татищев, ссылаясь на Иоакимову летопись, писал, что «во времена Александра Македонского княжили у словен 3 князя: первый Великосан, второй –Асан, третий Авенхасан. И послал Александр Македонский к князьям словенским грамоту, желая владеть словенским народом». Обычно историки даже не комментируют это сообщение, полагая Иоакимову летопись выдумкой Татищева. Однако в свете новой интерпретации Восточного похода Александра, неслучайным представляется совпадение в звучании славянских имен у Иоакима и у античных авторов. У Арриана и Курция Руфа упоминается «индийский» народ ассакенов и царь этого народа Ассакен. Столица этого царства называлась Массака (Массага).

            И.В. Щеглов в «Хронологическом перечне важнейших данных из истории Сибири», изданном в Сургуте в 1993 году, приводит сообщение о походе новгородцев под предводительством Улеба к железным воротам в 1032 году. Поход окончился неудачно, так как они были побеждены юграми, «и вспять мало их возвратишася, но многи там погибоша». Югра традиционно располагалась за Камнем. Отсюда следует, что новгородцы почти через полтора тысячелетия помнили о приходе Александра на север Сибири и, более того, организовывали экспедиции к воротам в стене, воздвигнутой им.

            В Несторовой летописи под 1096 годом содержится известный рассказ новгородца Гюряты Роговича о том, как он послал своего отрока в Югру, и что югра ему поведала о некоем загадочном  народе. Этот народ «сидит  в горе» и через оконце жестами

Просит железо, а за железо даёт меха. Гюрята Рогович рассказал об этом чуде Владимиру Мономаху, а Мономах ничуть не удивился и разъяснил новгородцу, что речь идет о народе, заклёпанном в горе Александром Македонским при помощи Медных ворот.

            Никаноровская летопись, Мазуринский летописец, польская Великая хроника, Чешская хроника, «Хроника всего мира» Мартина Бельского свидетельствуют о посещении Александром Македонским славянской земли и о грамоте, которую он жаловал славянскому народу на владение землёй. В Польской хронике говорится о том, что Александр хитростью, не без позора для него, был выставлен с польской земли.  Нам по-прежнему нет дела до наших летописей и наших князей.

Между тем,  за пределами России отношение к идее «Александр в Сибири» гораздо более терпимое. Например, уроженец Дамаска ал-Омари, секретарь египетского султана, в XIV в. в книге «Пути взоров по государствам крупных центров» писал, что «В землях Сибирских и Чулыманских сильная стужа, снег...купцы Булгарские ездят до Чулымана, а купцы Чулыманские ездят до земель Югорских, которые на окраине Севера. Позади них уже нет поселений, кроме большой башни, построенной Искендером».

            А арабский калиф ал-Васик даже снарядил экспедицию к Железным воротам, чтобы убедится в их целостности. Экспедицию возглавил Салам ат-Тарджуман, владевший тридцатью языками. Вернувшись через 28 месяцев, Салам доложил: «Ворота целы, гарнизон не спит». Это было в середине IX века. То есть, тысячу с лишним  лет назад этот объект был известен всему миру и не одни новгородцы хаживали к Железным воротам.

 

            Славянская прародина

            Александр Великий оставил заметный след в истории. Что вело его в завоевательный поход: жажда власти, славы, или несметные индийские богатства? В.Н. Дёмин считал, что Александр стремился в Прародину за знаниями, за живой водой бессмертия. Но зачем Александр шёл в Сибирь? Ответ мы находим у С.И. Верковича: Александр хотел посетить прародину македонцев, называвшуюся «Край-земля».

            Почти полтора столетия назад на Балканах в македонской провинции Болгарии замечательным этнографом Стефаном Ильичем Верковичем было записано огромное количество старинных македонских песен. Веркович был боснийским сербом, панславистом, хорошо знал помакский (македонский) язык. В 1860 г. он выпустил в Белграде сборник «Народне песме Македонски булгара». Всего им было собрано 1515 песен, сказаний и преданий общим объёмом 300 000 строк. С 1862 по 1881 незначительная часть этого собрания (около одной десятой) была им опубликована.

            Главнейшим утверждением «Веды славян» является утверждение о том, что Славянская прародина располагалась совсем не там, где проживали славяне в конце  XIX века. В Ведах убедительно говорится об исходе предков славян с Крайнего севера из Северной прародины, которая македонцами называлась Край-землёй. Край-земля была действительно на краю Евразиатского материка близ Черного, то есть покрытого мраком, моря, в которое впадали два Белых (покрытых льдом и снегом) Дуная. В Край-земле зима и лето длились по полгода, что свидетельствует не только о заполярных условиях этой земли, но о её приближенности к Северному полюсу.

            Итак, славянская прародина Край-земля располагалась в Евразиатском Заполярье. Но оно велико, от Кольского полуострова до мыса Дежнева. Попробуй, поищи!

            Однако в «Славянских Ведах» Имеются другие признаки, позволяющие достаточно  узко локализовать район поисков. В «Ведах» упоминается народ юрийцы. Арабские путешественники Ибн Фадлан и Ал-Гарнати, посещавшие Волжскую Булгарию, Йюрой называли Югру. Коли так, Край-земля располагалась по соседству с Югрой, а это Приполярный Урал и Зауралье.

Кроме того,  в «Край-земле» были Святые горы. В нашем Заполярье есть горы на Кольском полуострове, есть Приполярный Урал, есть горы Бырранга, есть плато Путорана, есть хребты Верхоянский и Черского.   Из перечисленных горных объектов наше внимание привлекают прежде всего горы Путорана. Почему? Потому что в «Славянских Ведах» имеются упоминания топонимов и «героев», весьма схожих фонетически с путоранскими топонимами.

            Во-первых, в «Ведах» упоминается некий дракон, живущий в горном озере и не пропускающий людей через горное ущелье и озеро. Дракона называли Сурова Ламия. Неподалёку от Норильска в горном ущелье плато Путорана есть озеро, называемое Лама. Очень может статься, что озеро Лама близ Норильска названо в честь Суровой Ламии.

            Во-вторых, в  Край-земле, согласно «Ведам», упоминается Чета-край, (Чета-земля, она же Читайская земля). Русский переводчик «Славянских Вед» Александр Игоревич Асов считает возможным называть эту Читайскую землю Китайской землёй. В данном случае речь идёт совсем не о Китае. На средневековой карте Витсена (XVII век) рекой Китаем назывался Енисей, а Китайской землей считалось междуречье Оби и Енисея. Южнее озера Лама в Путоранских горах расположено озеро Хета. На современных картах подпись возле этого озера дублируется в скобках названием Кита. Весь север Сибири между Обью и Енисеем и восточнее характеризуется обилием хеттских гидронимов. Переход «х» в «к» (Хатанга – Катанга, Хетта – Кета) в результате тюркизации очень характерен для Сибири и не только для Сибири.

            В-третьих, частью  Край-земли является Харапское поле. В Харапской земле близ двух Белых Дунаев находилась страна Правды (Шерние-земля). К северу от плато Путорана есть река Горбита, а на юге плато есть река Горбиачин. С учётом закономерного буквоперехода («г» - «х», «п» - «б»), при наличии форманта «чин», Горбита и Горбиачин проясняют локализацию  Харапского поля и страны Правды.

            В-четвёртых, в «Ведах» говорится о том, что рядом с Харапским полем жили дивьи люди. Они не пахали землю, не сеяли, не занимались никаким производительным трудом, жили грабежом и были по сути дикарями, пещерными троглодитами. Дивы, дивьи люди известны из русских летописей и славянского фольклора. Этих волосатых гигантов использовали в битвах в качестве несокрушимых богатырей. Об этом писал Низами в поэме «Искендер-намэ». В Булгаре арабские путешественники видели их видящими на цепи. Едигею татары подарили двух диких волосатых людей, пойманных в Сибири на горе Арбус.

 На Востоке дивов называли дэвами. Профессолр Б.Ф. Поршнев, доктор исторических наук и доктор философии, считал дивов-дэвов реликтовыми гоминоидами, неандертальцами, дожившими до нашего времени. В настоящее время их называют снежными людьми. Ханты снежных человеков называют «маигики», что позволяет предполагать в них легендарных гогов и магогов. Низами как раз описывал их как диких волосатых гигантов, нападавших на людские поселения и грабивших их.

На западе плато Путорана   между рекой Горбиачин и озером Хетта (Кита) нами обнаружено более десятка гог-магоговских гидронимов: река Тонельгагочар (река Тоннель Гога),река Ирбэгагочар (Рыбная река Гога), река Гогочонда, залив Хантайского водохранилища Могокта (много Магогов) и две реки с таким же названием, река Малая Могокта, реки Мокогон и Умокогон, река Макус, заливы Моген и Могады.  Такое обилие гог-магоговских гидронимов на площади 30 на 30 км свидетельствует, что дивьи люди жили именно здесь.  

Резюмируя вышеописанные совпадения Путоранской топонимики с топонимикой «Славянских Вед» можно предполагать неслучайность этих совпадений. Опять же можно утверждать, что для опровержения этих совпадений требуется очень сильная аргументация. С значительной долей уверенности можно утверждать, что Славянская Прародина, Край-земля – это Таймыр.

Можно также уверенно предполагать, что именно здесь имели дело с Александром Македонским (Тугарином Змеевичем) неразделённые в то время предки славян.

 

Война с русами

Как это ни удивительно, но по всем важным позициям обнаруживается правота поэтов в их затянувшемся споре с историками. Остаётся прояснить вопрос о войне с русами, упоминающейся во всех поэтических источниках. Знаменитый персидский поэт Низами Гянджеви значительную часть прославляющей подвиги Александра поэмы «Искендер намэ» (ок.1203) посвящает описанию войны Александра с русами [126]. Достаточно сказать, что войне Александра с Дарием в поэме посвящено вдвое меньше страниц. Отсюда можно заключить, что эта война была затяжной и безуспешной для Александра. Отчаявшись и уже не надеясь победить грозного противника, «поэтический» Александр со вздохом признается, что зря ввязался в эту войну, что будет он непременно побит и вообще скулит как замерзший щенок:

Мне походы невмочь! Мне постыли они!

И в походе на Рус мои кончатся дни!»

Но тут вмешивается божественное провидение, и Александр, как подлинный избранник богов, чудом побеждает русов. После этого он замиряется с ними и всячески им благодетельствует.

Выше отмечалось, что в исторических источниках есть смутные упоминания об этом замирении и о грамоте, дарованной Александром славянам.

Всего же за время Сибирского похода у Александра было три стычки, вернее сказать – полноценных войны с русами. Первая, с уструшанами на Яике-Яксарте, упоминалась выше. Александр так и не победил уструшан и позже устрашал своих воинов тем, что в тылу остались не до конца покорённые скифы (скифами в данном случае греки называли уструшан).

Вторая война была с «индийским» (венедским) царём Пором.  Этой битве в античных источниках уделяется очень большое внимание.  Этот царь владел обширным царством на берегах реки Гидасп. Курций Руф называет Пора умнейшим и просвещеннейшим человеком из всех индийских народов. Юстин пишет, что перед битвой Пор вызвал Александра на поединок, в первой же стычке «вышиб его из седла» и Александр валялся в грязи под ногами у Буцефала. Если бы не телохранители, нарушившие условия поединка, исход битвы мог бы быть совсем другим. Тем не менее, Плутарх утверждает, что битва с Пором настолько расхолодила македонян, что они наотрез отказались от дальнейшего похода. Кто же был этот Пор и царём какого народа он был?

            Страбон в «Географии» приводит сообщение Николая Дамасского о том, что ему в Антиохии близ Дафны встретились индийские послы, направлявшиеся к Цезарю Августу с посланием от царя Пора. Оно было написано по-гречески на коже и подписано Пором. Последний властвовал над шестьюстами царями, но всё же весьма высоко ставил честь быть «другом» Цезаря и обещал содействие во всех его справедливых предприятиях. 

Разумеется, Пор, посылавший посольство к Августу через три с четвертью столетия после Александра Македонского, не мог быть «тем самым Пором». По-видимому, мы имеем дело с династическим именем, соответствующим названию народа.. Поскольку Пор, современник Августа, был не последним пацаном того мира, а в индийской династии Маурьев царей Поров не встречалось, не худо бы узнать, где властвовал над шестьюстами царями Великий царь Пор.

            Ответ, возможно в том, что у обских нарымских хантов есть фратрия (род), называемая Пор. Время от времени этот род устраивает так называемые «спорадические» медвежьи праздники. Сочетание «пор-спор» позволяет предполагать, что и обские ханты и царь Пор вместе с его народом относились к этносу, который греки и византийцы называли спорами, и чьё правильное имя было спалы, от слова исполины. Рост Пора составлял 4,5-5 локтей (это около двух метров или более). А спорами они стали у греков, которые больше любили буковку «р» вместо «л».  Хайле, древнейиндийское приветствие (германское хайль) у греков стало хайре. При этом греки куда-то подевали начальную букву «с»: споры – Пор.

Прокопий Кесарийский (VI в.) также отмечал у славян и антов очень высокий рост и огромную силу. Лев Прозоров указывает, что в фольклоре Среднего Дуная анты отразились как великаны.

Напрашивается вывод, что царь Пор был славянином, а именно антом. А при чём же здесь ханты, спросите вы? А при том, что есть основания предполагать, что ханты произошли от антов. Незабвенной памяти В.Н. Дёмин, к сожалению недавно покинувший нас, в книге «Русь нордическая», 2007 г., писал, что во время его путешествия по Обскому Северу летом 2002 года, он записал хантыйскую легенду, согласно которой в далёком прошлом ханты и русские представляли один народ, говоривший на одном и том же языке. Подобно тому, как безусловно родственны слова инды и хинди, также родственны анты и ханты. И не только слова, но и стоящие за ними народы.

Венгерские этнографы,  искавшие свою прародину на Оби, познакомились с этой легендой ещё в конце XIX века. Венгры, близкие родственники хантов, по какой-то причине не обрадовались своему родству с русскими и более столетия помалкивают на эту тему. Зато могут сильно обрадоваться тому, что их предки вместе с поляками «начистили клюв» самому Александру Великому. Если, конечно, проявят любознательность.

Третья война была у Александра с сибирскими московитами. Их столица называлась Массага (Массаха). Говорят, этот город на реке Мессояха построил внук Ноя Мосох (Моск). Населён город был моссохенцами (московитами), а властвовала в нём царица Клеопида.

Диодор сообщает, что Александр разделил армию на три части. Во главе одной он поставил Птолемея, поручив ему опустошать побережье. Леонната с той же целью он послал вглубь страны, предгорья и горную область стал разорять сам. Всюду пылали пожары, шли грабежи и убийства, количество убитых исчислялось десятками тысяч. По-видимому, от тех боёв неподалёку от Норильска сохранилось много «военных» топонимов: река Батайка и на ней местность Войнаяр, река Убойная, мыс Оружило, реки Могильная и Покойницкая.

У Юстина можно прочитать, что на девятый день штурма Массаги Клеопида поняла, что город не удержать. Для спасения горожан она сдала город и сама отдалась Александру. Сына от него она нарекла Александром, позже он стал царём.

 

Загадка бегства Александра

В античных источниках есть загадочный эпизод, в котором совершенно деморализованная армия Александра бежит, ну совсем как Наполеон из Москвы.

«Нельзя было без урона в людях ни оставаться на месте, ни продвигаться вперед – в лагере их угнетал голод, в пути еще больше болезни. Однако на дороге оставалось не так много трупов, как чуть живых, умирающих людей. Идти за всеми не могли даже легко больные, так как движение отряда всё ускорялось; людям казалось, что чем скорее они будут продвигаться вперед, тем ближе будут к своему спасению. Поэтому отстающие просили о помощи знакомых и незнакомых. Но не было вьючного скота, чтобы их везти, а солдаты сами едва тащили свое оружие, и у них перед глазами стояли ужасы предстоящих бедствий. Поэтому они даже не оглядывались на частые оклики своих людей: сострадание заглушалось чувством страха».

Плутарх указывал, что в результате этого бегства Александр вывел из «Индии» всего 30 тысяч из 135 тысяч своих непобедимых бойцов,  а Курций Руф сильно удивлялся, каким же это образом Александр обратил свой позор в славу?  Но поскольку решающего сражения, в котором Александр был разгромлен, история не знает, Александр остался в памяти потомков победителем. Армия не простила ему этого катастрофического поражения, стали зреть заговоры и вскоре Александр был отравлен.

Что же произошло на самом деле? Почему Александр бежал так стремительно, теряя армию? Курций Руф живописует причину бегства очень красочно: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде не приметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы.

 Войско, заведенное в сии пространные пустыни, где совершенно не было никакой человеческой помощи, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние овладело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах, во время страшенных морозов множество ознобило ноги. И лишились зрения: другие удрученные усталостью упадали на лед, и, оставшись без движения, от морозу цепенели, и после уже не могли подняться».

По-видимому, с Александром произошло то же, что позже произошло с Наполеоном, потерявшим в России 105 тысяч из своего 135-тысячного непобедимого войска. «Я рассчитывал, что мы мирно перезимуем (в Массаге-Москве –Н.Н.) посреди враждебного народа, который теснил нас со всех сторон, как корабль, вмёрзший в лёд. Я полагал, что русская зима приостановит военные действия. Мы бы отоспались…А весной французы показали бы, что они легки на подъём!.. Я рассчитывал, что буду сражаться с людьми. Но не смог победить пожары, морозы, голод и смерть. Судьба оказалась сильнее меня» . Эти слова принадлежат Наполеону Бонапарту, а вполне могли бы принадлежать Александру Македонскому.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved