СИБИРСКИЕ ТОПОНИМИЧЕСКИЕ ЗАГАДКИ

  

Николай Новгородов

 

            Осваивая территории своего проживания, люди дают имена собственные рекам, горам, болотам, населенным пунктам, они называются топонимами.  Топонимы весьма устойчивы и «прорастают» нередко сквозь тысячелетия.

            Если бы народы всегда проживали на одних и тех же территориях, нас окружали бы лишь вполне понятные нам близкородственные топонимы. Но в силу различных причин народы то и дело переселяются с место на место. Некоторые историки считают, что подлинная история человечества есть история закономерных переселений народов. Понять причины и направление переселений, считают они, значит познать Метаисторию.

            В результате миграций многие народы проживают на территориях, где значительная часть топонимов принадлежит этносам, проживавшим здесь раньше и поэтому она остается малопонятной и чуждой новопоселенцам. И хорошо еще, если какая-то часть прежнего населения осталась в здешней местности, от нее можно узнать, что означают те или иные названия и какому народу (какой языковой группе) они принадлежат.

            А бывает наоборот, старинное название вполне надежно прочитывается, известно, какому языку оно принадлежит, но не проживал такой народ на этой земле, уверяют историки. Как могло попасть такое название на изучаемую территорию? Не сорока же на хвосте его принесла.

            В Сибири особенно много именно таких топонимов. Вот, например, всем известная Индигирка, несомненно индоарийский топоним. В Индии до сих пор горы называют «гири», например, Нилгири – «Голубые горы». Другой пример индоарийского названияв Сибири – река Чангара. Ареал чангарских названий, включающий Большую, Среднюю, Малую и Заборную Чангары, а также Чангарский остров на Оби, распространен на правом берегу Оби в сотне км к северу от Томска (Красный Яр). Производными от Чангары являются речки Ченгара, Чигара, Шегарка. На севере Индии известно индоарийское племя чангара, «провеивающие зерно». На территории города Томска в Томь справа впадает речка Ушайка, а на левом берегу Томи есть населенный пункт Эушта. В индоарийских Ведах Ушас – это богиня утренней зари, а Вьюшти на санскрите означает богиню вечерней зари. Если с Воскресенской горы из центра города Томска взглянуть на восток, то перед глазами будет долина реки Ушайки, если посмотреть на запад, за рекой откроется Эушта. А за Обью открывается крупнейшее в мире Васюганское болото. Томский лингвист Г.И.Бурматов выводит Васюган из санскрита как «крепость на реке», а чешский языковед Берджик Грозный столицу древнейшего индоарийского царства Миттани называет Вассуганни. Не случайно, видимо, известный писатель, санскритолог и сибиревед Рахуль Санскритяян в книге «От Волги до Ганга» писал, что индоарии в Индию стартовали именно с Оби в 1700 году до н.э. По дороге они зашли в Северное Причерноморье и отметились на Ближнем Востоке.

            Вот еще – река Тарея, впадающая в реку Пясину с севера на Таймырском полуострове. Название это индоиранское, родственное форманту дарья –«река, вода, море» (вспомните Сыр-Дарью и Аму-Дарью). На Таймыре, кстати, много рек с форматом тари (отюреченная дарья): Нюнькараку-тари, Малахай-тари, Боруси-тари и т.п. Обширность ареала с этим формантом, во-первых, показывает неслучайность появления здесь реки Тареи, а во-вторых, убеждает в том, что индоиранцы длительное время проживали на самом севере Сибири, на Таймырском полуострове.

            Откуда же индоарийцы и индоиранцы появились в Сибири, особенно на самом ее севере, на Таймыре? Известный специалист по палеотопонимике проф. ТГУ А.М.Малолетко считает, что индоарии и индоиранцы приходили с юга. Но что могло гнать их в эти более чем суровые края на верную погибель? Если говорить о том, что климат в Арктике раньше был теплее, то это безусловно правильное утверждение относится к более ранним временам, когда индоевропейцы еще не разделились на те или иные языковые группы, а представляли собой общность. Она сложилась из первобытных человеческих стад, пришедших на побережье Северного океана вслед за мамонтами, Последних же гнало на север потепление, знаменовавшее окончание ледникового периода. Это же событие служит окончанием древнего каменного века, палеолита.

 Сложившаяся на Таймыре человеческая общность существовала недолго, лишь на протяжении голоценового климатического оптимума, но рывок, произошедший в результате первоконцентрации людей был колоссальным: от камня к бронзе, от стад к государственности, от дикости к языку, ремеслам, науке и культуре.

От сложившейся общности, по мнению В.М.Иллич-Свитыча, А.Н.Андреева и других лингвистов, кроме индоевропейцев отделились уральцы, алтайцы и носители других языковых семей. А когда из индоевропейцев вычленились индоиранцы, проживание на Таймыре было уже равно самоубийству. Как же быть с мнением А.М.Малолетко? Ведь он крупный ученый, лауреат престижной Демидовской премии, многие ему верят. А, подумал я, надо спросить у самих индоариев и иранцев что они говорят о своих перемещениях по Земле?

            Давно известно, что индоарии в своих Ведах совершенно однозначно указывают, что пришли в Индию с севера. Более того, известный санскритолог Б.Г.Тилак, изучив Веды, обнаружил поразительные свидетельства того, что индоарии на своей родине жили далеко за полярным кругом на берегу Белого океана. То же самое обнаруживается в иранской Авесте: «Родина арьев была некогда светлой прекрасной страной, но злой демон наслал на нее холод и снег, которые стали поражать ее ежегодно по десять месяцев. Солнце стало всходить лишь один раз, а сам год превратился в одну ночь и один день. По совету богов люди ушли оттуда навсегда».

            Не менее загадочны шумерийские гидронимы в Сибири, например, река Кёнга, которая сливаясь с рузиком дает р. Парабель. Киенги по древнешумерийски означает «страна, родина». Проф. ТГУ Г.И.Пелих в 1972 году обосновала родство культуры древних шумерийцев и современных обских селькупов. У них схожи строения жилищ, лодки, луки, погребальный обряд и сакральный язык жрецов и шаманов. Галина Ивановна полагала, что шумерийцы в древности посещали обские просторы, но в шумерийских легендах говоритсяо том, что их предки пришли в Двуречье откуда-то с северо-востока с гористого острова Дильмун. Известный чешский лингвист Берджик Грозный выдвинул гипотезу, что «шумерский народ возник скорее всего где-то в киргизской степи, на границе между длинноголовыми индоевропейцами и короткоголовыми туранцами. Возможно, что, спустившись с алтайского склона и берегов реки Иртыша, они, обойдя южное побережье Каспийского склона, направились в Вавилонию…».

            Похоже, что и шумерийский топонимический след направлен с севера на юг.

            Равным образом странным выглядит присутствие в Сибири горско-дагестанских хурритских, датских и готских топонимов, обнаруженных А.М.Малолетко, а также бельгийских и хазарских топонимов. Не меньший интерес представляют названия заливов и полуостровов Северного Ледовитого океана, известные из античных источников, например Гыданские залив и полуостров, а ведь они соответствуют Коданскому заливу Океана, на берегу которого греки размещали все ту же Гиперборею. Если считать, что обозначенные топонимами народы приходили на север Сибири с юга, то получается, что эта негостеприимная земля «медом намазана». Загадка да и только!

            На самом деле сибирские топонимические загадки разрешаются очень легко при допущении очень больших переселений народов из Северо-Сибирской (Таймырской) прародины.

Расходясь, народы разносили названия рек, озер, гор, морей, населенных пунктов. Так на Северном Кавказе появилось название хребта Варанда (сравни с Таймырским хребтом Бырранга, прототипом Рипейских гор, в которых в пещере скрывался свирепый бог северного ветра Борей). С хребта Варанда время от времени срывается свирепейший холодный ветер, называемый Бора. А на северо-востоке Норвегии есть Варангер фиорд. Не исключено, что варяги, которых нередко транскрибировали «варанги», и разносили по земле название Бырранга.

Благодаря миграционному процессу расхождения с Таймыра в том числе и преимущественно через Сибирь, на Запад унесены такие сибирские топонимы, как Асино. Это название приписывают некой девушке Асе, участвовавшей в строительстве железной дороги Томск-Асино. Но скорее всего название Асино отражает существенную черту здешней географо-климатической зоны – широко распространенные осиновые леса. По другому говоря, Асино происходит скорее всего от осины.

Но кроме этой эколого-ландшафтной версии существует еще одна, историко-божественная, ее высказал редактор «Русского раздолья» А.Н.Бобылев. Асино, по его мнению, происходит от названия древнегерманского племени асы. Так же назывались их боги, вместе с Одином населявшие Вальгаллу. Возможно, эта версия ближе к истине, так как асиновские названия с Чулыма распространились главным образом в северогерманских странах. Посмотрите, сколько на севере Европы «Асинов»: Асен (Швеция), Асен (Норвегия), Ассен (Нидерланды), Эссен (Германия). В Германии рядом с их Эссеном протекают реки Ангер и Аа, а возле томского Асина в Чулым впадают речки Анга и Яя. В завершение следует заметить, что и столица Греции Афины имела в старину разные написания: Afina, Athina и, наконец, Asina. Не правда ли, интересные в Сибири топонимические загадки.

 

 

           

 

 

             

             

           

                       

 

                               

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

           

 

 

 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved