КЛАД  ФРАНГРАСИОНА

          

Николай Новгородов

В который раз убеждаюсь: до чего же вредно читать книжки. Живешь себе как все, не думаешь ничего такого и вдруг как обрушится на тебя из монографии что-нибудь такое-этакое, тут  и сон теряешь. А особенно вредно читать много и при этом разных авторов, потому что сведения из их разных книжек каким-то непостижимым образом начинают цепляться друг за друга и создавать какую-то фантастическую картину. У меня такая фантасмагория начала формироваться после почти одновременного прочтения Герберштейна, Рашид-ад-Дина, Марко Поло, Хеннига, Тизенгаузена, Авесты, Фирдоуси и иранских мифов в пересказе И.В.Рака. И самое неприятное, что фантасмагория эта  касается  кладов. Я эту тему недолюбливаю за алчный и нездоровый интерес, который она вызывает у публики. За что же мне эта злая и нелепая стезя? Сплошные клады и один громаднее другого: клад Франграсиона (Афрасияба), клад Александра Македонского, клад какого-то хана, то ли гурхана, то ли Басандая… Не многовато ли для Томска и окрестностей?

Началось все с «Летописи» Рашид-ад-Дина. Этот Рашид был визирем ильхана из потомков Чингисхана. Ильханы правили осколком Монгольской империи в Иране и на сопредельных территориях. Рашид-ад-Дин жил в 1247-1318 г.г., был чуть ли не великим визирем и написал трехтомную историю тюрков. Эта книга  стала  одним из важнейших источников по эпохе становления Монгольской империи, истории Чингисхана, его детей и внуков.

Так вот, у Рашид-ад-Дина во втором томе на стр.52 читаю: «(Некие люди, татары) нашли кладовую запись о том, что в окрестностях их юрта, в таком-то месте, есть клад, который зарыл Афрасияб. В кладовой записи написано, что животные, которые находятся в этой округе, не смогут его поднять». О находке тут же сообщили Великому хану Угедею, сыну Чингисхана. Тот отреагировал вполне достойно: «Нам нет нужды до чужих кладов, а то, что имеем, мы все пожертвуем людям и своим подвластным».

 Каков размер этого клада судить трудно. Может, в той местности был всего один хромой ишак? Однако если заглянуть в Книгу Марко Поло, в которой он сообщает, что Великому хану на Новый год жители дарили сотню тысяч белых лошадей, размеры клада представляются совсем другими. Мысленно нагрузим на каждую лошадь по  полсотни килограмм и ужаснемся:  все вместе они могут вывезти пять тысяч тонн драгоценностей! И это лишь за один год, а за десять лет лошадей наберется миллион, а драгметаллов, или хуже того, драгкамней – пятьдесят тысяч тонн. Конечно, в такие размеры клада совершенно не верится, я же говорю – фантасмагория: это же сотни кубометров золота, сколько земли нужно было перерыть, чтобы эти кубометры надежно зарыть. Думаю, размеры клада Афрасияба надо поделить минимум на 16. Но даже после деления остается непозволительно много - 3125 тысяч тонн., двадцать золотых кубометров. Тут уже впору крякнуть  и спросить себя: да где же жил-поживал этот Афрасияб и как могло оказаться, что там же имел ставку Угедей?

Ситуацию относительно местожительства Афрасияба  проясняет рашидаддиновская страница 41: «В одном дне пути от Каракорума в местности Карчаган в древние времена находились сокольничие Афрасияба». Каракорум, принято считать, был заложен  Угедеем (1228-1241 г.г.) и находился к югу от озера Байкал на реке Орхон. Но Афрасияб в тех местах никогда не жил. Однако  Рашид-ад-Дин  подчеркивает, что Каракорум был не один. В данном тексте он говорит совсем о другом Каракоруме. Каракорум у него упоминается трижды и все время в связи с племенем найман, которое имело местожительства  в горах Алтая и к северу от них на  равнине Каракорум, «где Угедей-каан, в тамошней равнине, построил величественный дворец».

Равнина к северу от Алтая – это уже значительно теплее. Но скоро будет совсем жарко.

Афрасиябом средневековые персы называли своего злейшего врага, предводителя туранцев Франграсиона.  Франграсионом (Грозным) он назывался в более древних иранских мифах, восходящих к Авесте. Логично предполагать, что столичный город  Грозного царя  носил имя государя -  Грасиона. Город с таким названием историкам известен. Безымянный испанский монах в середине 14 века в «Книге познания» писал, что в городе Грасионе властвовал легендарный пресвитер Иоанн, русский по национальности. Он якобы присылал письма европейским королям и папам.  Согласно Марко Поло царь-поп Иван  погиб в битве с Чингисханом в 1204 году. В эпоху христианизации город Грасиона был переименован в город креста Грустину ( от немецкого круст – «крест»). В Грустине жили совместно татары и русские (так писали на своих картах средневековые западноевропейские картографы), а координаты Грустины на средневековых картах до градуса соответствуют нынешнему умному городу Томску. Герберштейн писал, что от устья Иртыша до города Грустины два месяца пути, а казаки через полсотни лет поднимались от Иртыша до Томска 59 дней. Вот и начало припекать!

Согласно авестийской мифологии, туранцы были старшими братьями иранцев. Некоторые ученые считают, что они были далекими предками славян. Общий предок Феридун, он же старый Пердун, извините, ( в древности индоевропейцы произносили «п», а не «ф», последней буквы у них совсем не было), умирая, разделил свои владения: старшему Туру отдал туранскую землю, среднему Салму отдал Сарматию, а младшему Арию – Иран. Туранская земля наследовала священную землю предков Арьяна-Вэйджо, имевшую чрезвычайно важную географическую характеристику: в ней два самых коротких дня равнялись одному самому длинному – это широта 56 градусов (широта Томска 56 градусов 30 минут). Но обратите внимание, как прекрасно этимологизируется Феридун из русского языка. Разве это не служит косвенным доказательством тому, что туранцы были предками славян?

Франграсион очищал засолонившиеся озера, прокладывал каналы, строил подземные дворцы и вообще слыл культурным героем. Свой царский дворец, выполняя заветы Йимы, он обустроил глубоко под землей в долине горы Бакуир. Там же, скорее всего, он спрятал свои гигантские сокровища. Все знают, что под Томском находится гигантский подземный город, вот там и надо было бы искать описываемые сокровища, если бы не спецслужбы и не Тамерлан.

  Младший брат Арий, согласно иранской мифологии, платил старшему дань, и, несомненно, Франграсион, хотя бы благодаря этому, мог накопить большие богатства. Позже пророк Заратуштра  убедил иранского царя Виштаспу принять новую религию зороастризм. Иранцы перестали платить дань туранцам и между ними разгорелась долгая и кровопролитная война,  оставившая самый заметный след в иранской мифологии. По пехлевийской традиции Заратуштра испытал просветление за 258 лет до завоевания Ирана Александром Македонским (330 г. до н.э.), а через 12 лет его религию принял царь Ирана Виштаспа. Отсюда война туранцев с иранцами началась в 576 г. до н.э., а свой клад Франграсион мог запрятать в свои подземелья не позднее 564 года до н.э.

Туранцами  командовал грозный царь Франграсион. Вначале он одерживал победы, захватил Иран и 12 лет царствовал в нем. Возможно, за счет грабежа Ирана его богатства опять же значительно возросли. Но позже удача разулыбалась иранцам   и они победили  Франграсиона. Говорят, кузнец Кавий настиг Франграсиона в его подземном дворце и там же, по современному говоря, замочил. Возможно, он при этом выгреб и все Франграсионовы запасы, но в таком случае, не было бы найденной татарами кладовой записи. А коли она все-таки есть, Кавий, скорее всего, ограничился лишь личной местью, а грабежа не учинял. 

Значит лежит сокровище под землей, ждет своего часа? Не знаю, не знаю… Тут еще один грабитель набегал. Звали его Тимуром, Тамерланом или Железным хромцом. Сильно свирепый был человек, людей косил как траву. И невзлюбил Великого Золотоордынского хана Тохтамыша. Тот, правда, давал повод к недовольству. Так или иначе, в 1390 году Тимур вышел из Самарканда и четыре месяца двигался на север. Здесь за рекой Узи (топонимисты считают, что это скорее всего река Обь) на берегу реки Тан он  разграбил русский город Карасу и окрестности. В них, кстати, до сей поры есть населенный пункт Тахтамышево, возможная резиденция все того же Тохтамыша, если верить местным татарским легендам. А почему бы им не верить?

В реке Тан легко узнается река Томь, потому что тюрки в произношении  заменяли «М» на «Н» и наоборот: кумпара – кунпара – «копилка», канбак – камбак –«род травы». А русский город Карасу,  который историки никак не могут найти в европейской России, это ни что иное, как наш, теперь уже родимый, город Грасиона. Тюрки не только «М» на «Н» меняли, они все слова с буковками «Г» или «Х» произносили через «К», например Хатанга  у тюрок становилась Катангой, Хета Кетью, Ангара Анкарой. Непонятная Кра превратилась в понятное Кара – «черный, черная», еще более непонятная сиона обратилась в понятную тюркам су – «вода». Так Грасиона стала Карасу, но не перестала быть русским городом.

 А Клад Афрасияба, скорее всего, прибрал Тамерлан. Грабил-грабил, выпытал у какого-нибудь слабого человека эту тайну, проник в подземелья и все унес. Странно, правда, что не понес эти тысячи тонн прямиком в Самарканд, а подался через Тобол и Яик на Волгу, где близ устья Самары догнал-таки Тохтамыша и наголову разгромил. И лишь после этого вернулся в Самарканд. Одним словом, не исключено, что Железный хромец ушел отсюда налегке, иначе он не догнал бы Тохтамыша.

Сия версия, что Великий Клад все еще находится под Томском имеет еще одно хоть и косвенное и очень слабое, но все же подтверждение. Рассказывал мне один человек о том, что имел он разговор с одним спецназовцем, который весной 2001 года сидел в томском ресторане с некими археологами из Москвы четырьмя мужиками и тремя женщинами. Я, конечно, принялся хохотать: в снегу они что ли делали раскопки? Нет, говорит мой информатор, они спускались в подземелья, вынесли много сокровищ и оружия.  Очень большое недоверие вызвал у меня этот рассказ, похожий на дезу, но я решил поступить по-геродотовски: я этому совершенно не верю, но что слышал – то слышал. А вы уж судите сами.

            А о других кладах – в другой раз.

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved