ГИПЕРБОРЕЯ-98

          

 

 

            Из Красного Яра вернулась детская историко-краеведческая экспедиция "Томского Вестника" "ГИПЕРБОРЕЯ". Ядро экспедиции составляли юные воспитанники Центра детско-юношеского туризма и экологии г.Томска Андрей Аникин, Маша Вертман, Женя Ушацкий, Сережа Филлипович, Олег Хузяхметов и две студентки ТГУ и ТГПУ Наташа Романова и Таня Новгородова.

            В задачи экспедиции входили поиски исчезнувшего города Грустины. Этот город изображен на средневековых картах Сибири многих западноевропейских картографов. К их числу относятся Г.Меркатор, Г.Сансон, И.Гондиус, С.Герберштейн и другие. На отечественных картах Сибири 17-18 веков этот объект отсутствует, что может свидетельствовать о "дочингизовой" древности этого города, обусловившей отсутствие воспоминаний о нем у коренных жителей Оби.

            Сразу скажу, город мы, как и в прошлом году, не нашли, зато научились искать. Достаточно сказать, что в исчезнувшей деревне Бугры мы нашли западину в микрорельефе, соответствующую единственной на всю деревню землянке. Как позже пояснили в Красном Яру бывшие жители Бугров, эта землянка существовала лишь во время войны с фашистами и принадлежала семье Гашиловых.

            Мы выяснили также, что деревня Бугры действительно получила свое название благодаря наличию древних курганов, вот только располагалась она первоначально в другом месте. В самом начале тридцатых годов переселенец с Юксы Александр Томин поставил свой дом на волоке между Рыбной речкой и Монаткой, где и имели место древние курганы, в которых, по всеобщему убеждению, был зарыт клад. В середине тридцатых старик Томин перебрался на новое место и "перетащил" название деревни.

            Мы видели два средневековых городища, огражденных системами валов и рвов, видели курганные группы, научились "читать" микрорельеф и учитывать при поиске геолого-геоморфологические, ботанические и топонимические  признаки археологических объектов. Теперь Грустина от нас не уйдет! Быть может, еще нынешней осенью мы осуществим еще одну, решающую экспедицию.

            Немного о топонимике исследуемой территории. В 10 километрах к северу от Красного Яра в Обь справа впадает река Андрева, не Андреева, а именно Андрева. Оказалось, что в прежние времена местные жители, по словам старожила деревни Кипрюшки Ф.Д.Михайлова, называли эту речку не Андревой, а Ундревой. Быть может, я бы не заметил этого ненавязчивого топонимического германизма, если бы на левобережье Оби Напротив Ундревы не был столь обилен гидроним "Мингер" с притоком "Инга".

            Известно, что корень "инг" входит в этнонимы большой группы древнегерманских племен: инглинги, англы, ингевоны, ангриварии. На древнеисландском  "Yngvi" – имя предка одного из скандинавских родов, в переносном значении – "князь", "вождь". Получается, "вождь" впадает в "мой господин"? Как ни странно, германское прочтение рассматриваемых гидронимов свидетельствует не только о фонетическом, но и о семантическом их сближении.

            Могут возразит, что упоминаемые названия реки Приобья получили совсем недавно, после сталинских ссылок. Но обилие германских топонимов на Оби известно со времен Петра и Ремезова: Чегман, Чаман, Чулушман, Симан, Кендерлу, Киндерло, Киндерель, Киндерлиг. Если к этому добавить, что селькупы, как указывает профессор Малолетко, называли Обь в среднем течении "Ема, ЕМЕ, Эме", то получаемая в итоге палеотопонимическая комбинация "папа, мама и я – древнегерманская на Оби семья" может статься не просто игра слов.

            То, что в обских гидронимах отражается германский топонимический след, подтверждается лингвистическими исследованиями. "Распространенный во многих двусложных енисейских ( читай – кетских, Н.Н.)  словах краткосложный акцентный тип имеет точно совпадающую типологическую параллель в так называемом краткосложном акценте, распространенном в некоторых архаических говорах шведского и норвежского языков" (Г.К.Вернер со ссылкой на С.Д.Кацнельсона). Л.Б.Климова обращает внимание на соответствие по местоположению существительных "кум" и "по" в селькупском и немецком. А.А.Халдеева-Быкова считает, что по степени одушевленности существительных между древними германскими и кетским языками существует большое сходство.

            Едва намечающееся лингвистическое сходство говоров ныне живущих на Оби народностей с германоязычными шведами и норвежцами мало помалу все же подтверждает неслучайность топонимического германского следа на томской земле. Тем не менее, и то и другое могло бы выглядеть не более, чем любопытным курьезом, если бы не наличие здесь же великолепного археологического следа   все той же германской принадлежности. Так в 1979 году в устье Кети возле Тогура из берега выпала обернутая в бересту бронзовая чаша работы германских мастеров конца 12 века, изготовленная предположительно в Кельне. На чаше имела надпись: "Вера, Надежда, Терпение, Человеколюбие". Вторая подобная чаша , также изготовленная германскими мастерами в низовьях Рейна, в 12-13 веках, была обнаружена в 1997 году в ходе раскопок археологического памятника Алдыган, расположенного в устье Чаи на берегу Оби напротив Тогура. Если кто-то скажет, что совпадение этих находок может быть случайным, то так ему и надо.

            Итак, на томской земле проявлен заметный германский след в топонимической, лингвистической и археологической формах. Как он образовался, если немцев здесь "никогда не стояло"? Объяснением этому более чем странному факту может служить разрабатываемая мною гипотеза таймырской локализации прародины индоевропейцев, откуда в числе других вышли наши предки и предки германцев. Они проходили с Таймыра в Европу через томскую землю, естественно, оставляя те или иные следы, которые мы теперь с удивлением обнаруживаем, но которые логично вытекают и даже предсказываются таймырской гипотезой.

            Вот как описывал исход из прародины древнегерманского племени готов их бытописатель Иордан: "Это же самое громадное море с арктической т.е. северной, стороны имеет обширный остров по названию Скандза.  С него-то и надлежит нам, с божьей помощью, повести нашу речь, потому что то племя, о происхождении которого ты с нетерпением хочешь узнать, пришло на европейскую землю, вырвавшись подобно пчелиному рою из недр именно этого острова. ... С этого самого острова Скандзы, как бы из мастерской , (изготовляющей) племена, или, вернее, как бы из утробы, (порождающей) племена, по преданию вышли некогда готы с королем своим по имени Бериг.

            Лишь только, сойдя с кораблей, ступили на землю, как сразу же дали прозвание тому месту. Говорят, что до сего дня оно так и называется Готискандза.

            Вскоре они продвинулись оттуда на места ульмеругов, которые сидели тогда по берегам океана; там они расположились лагерем, и, сразившись (с ульмеругами), вытеснили их с собственных поселений. Тогда же они подчинили их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам.

            Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он постановил, чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест (для поселения) он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум.

            Филимер, восхитившись великим обилием тех краев, перекинул туда половину войска, после чего, как рассказывают, мост, переброшенный через реку, непоправимо сломался, так что никому больше не осталось возможности ни прийти, ни вернуться.

            Говорят, что та местность замкнута, окружена зыбкими болотами и омутами; таким образом, сама природа сделала ее недосягаемой, соединив вместе и то и другое.

            Можно поверить свидетельству путников, что до сего дня там раздаются голоса скота и уловимы признаки человеческого (пребывания), хотя слышно это издалека.

            Та же часть готов, которая была при Филимере, перейдя реку, оказалась, говорят, перемещенной в области Ойум и завладела желанной землей. Тотчас же без замедления подступают они к племени спалов и, завязав сражение, добиваются победы.

            Отсюда уже, как победители, движутся они в крайнюю часть Скифии, соседящую с Понтийским морем, как это и вспоминается в древних их песнях как бы наподобие истории и для всеобщего сведения".

            Сообщение Иордана чрезвычайно информативно и очень хорошо укладывается в рамки таймырской гипотезы. Готы прибыли на кораблях с островов Северной Земли и высадились на Гыданском полуострове или в Гыданском заливе. "Готискандза" нередко называлась в прошлом "Коданиска", откуда один шажок к "Гыданскому" заливу Северного ледовитого океана. Потеснив живших здесь на берегу океана островных русов и подчинив вандалов, готы двинулись в Скифию, которая на упоминавшихся выше средневековых картах западноевропейских авторов располагалась на самом севере Западной Сибири между Обью и Енисеем.

            Упоминавшаяся Иорданом ограниченная омутами болотистая местность – это, скорее всего Васюганье, расположенное между Иртышом и Обью. В этом крупнейшем в мире болоте немудрено было потерять половину народа. Из Ойума готы продвинулись в совсем другую крайнюю часть Скифии – к Черному морю. Это было в третьем веке нашей эры. С тех пор  и теми событиями обусловлен повышенный интерес Западной Европы и в частности немцев к Сибири и более всего к томской земле. Противопоток к истокам, по-видимому, сопровождает всякую миграцию народов и обусловливает обнаружение как бы случайных археологических находок, скажем, бронзовых германских чаш на берегах Оби. Движущая сила этого противопотока великолепно показана в фильме "Паспорт", где из каждого нового переселенца с Кавказа евреи трясут землю предков. Эта же духовная сила обусловливает то, что немцам комфортно на томской земле. Ведь комфортно же, господин Кресс?

            Вернемся к Грустине. Надо все-таки думать, что половина Филимерова народа не утонула в болотах, а просто отстала и осталась жить на Оби, создав город Грустину. Именно поэтому о Грустине было хорошо известно в Германии и не было известно в Московии. Сколько времени просуществовал этот город, и каким нашествием – гуннским, венгерским, чингизовым или каким-то иным он был сметен – вопрос открытый, но не безнадежный.

 

 

Руководитель историко-краеведческой экспедиции

"Томского Вестника" "ГИПЕРБОРЕЯ"                                                                  Николай Новгородов

 

 

 


 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved