ЭТНОГЕНЕТИЧЕСКАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ИСТОРИЯ СИБИРИ КАК КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ КРАЕВЕДЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА

 

Н.С.Новгородов

 

            В общественном сознании сложился устойчивый стереотип,  закрепляющий за Сибирью статус земли внеисторической. История Сибири - это история дикости и отсталости. Да и что вообще могло происходить в этом медвежьем углу? Где-то далеко бушевали и гибли цивилизации, а здесь из века в век, из тысячелетия в тысячелетие люди в шкурах добывали пушнину, кочуя из урмана в урман.

            Высказанную концепцию, назовем ее “ задворочной”, не смогли поколебать даже всем известные нашествия сибирских народов в Европу. Еще от отца истории Геродота известно, что киммерийцев теснили скифы, скифов массагеты (исседоны по Аристею), последних аримаспы. И весь этот этнический “паровоз” катился из Сибири в Европу. Позже этим же путем проследовали сарматы, готы, гунны, авары, половцы, венгры, татаро-монголы, всех не упомнишь.

            Согласно второй концепции, которую можно назвать “ экспансионистской”, история Сибири - это история рождения и миграции многих и многих народов, расселившихся по всем материкам, кроме Австралии. На протяжении как минимум пяти тысячелетий Сибирь, словно гигантский перегретый этногенетический котел, периодически рождала и выбрасывала на историческую арену все новые и новые племена и народы. Последние, вследствие перенаселенности, вынуждены были расходиться по земле, становясь временными кочевниками, но сохраняя в значительной степени оседлый тип хозяйства, как это имело место у скифов-пахарей.

            К числу этих протонародов, кроме вышеперечисленных, можно отнести предков шумеров, ведийцев, авестийцев, хаттов, хеттов, пеласгов, дорийцев, кельтов, алан, хазар, калмыков, киданей, славян и др.

Следы былого присутствия этих протонародов в Томском Приобье зафиксированы в топонимической, лингвистической, археологической, картографической и источниковедческой формах разной степени проявленности. Наиболее хорошо проявлены русский ( славянский), германский, индоарийский, скифский, хатто-хурритский и древнегреческий следы.

Русский старожильческий (до Ермака)  сдед на Оби проявлен наиболее ярко. Есть основания полагать, что описанная арабскими историками и географами восьмого века Третья Русь располагалась в Томском Приобье и называлась Лукоморьем, что нашло отражение на средневековых картах Сибири западноевропейских картографов.

Германский след на Оби зафиксирован в говорах обских селькупов, имеющих сходство с древнегерманским готским языком; в обских гидронимах, имеющих безупречно готские,  по А.М.Малолетко, форманты; в археологических находках на Оби  бронзовых чаш работы германских мастеров 11-12 веков; в Иордановой  “Гетике”, где описывается, как проходя из Скандзы через чрезвычайно болотистую местность Ойум (Васюганье ?!) король готов Филимер, вследствие непоправимой поломки моста потерял в болотах половину народа, причем признаки жизнедеятельности отставшей части были слышны издалека спустя много лет.

Другие следы проявлены не столь ярко, но вполне явственны.

Где же локализовался рассматриваемый этногенетический котел? Согласно опубликованной мною в 1997 году  гипотезы, он локализовался на Таймырском полуострове, где в голоценовом климатическом оптимуме сформировалась прародина индоевропейцев. Формированию прародины способствовала концентрация племен, которые, преследуя стада копытных, уходивших вслед за отступавшими климатическими зонами все дальше на север и выходя на берега Ледовитого океана, концентрировались на острие евроазиатского клина - на Таймыре. Создавшаяся в результате арктическая протоцивилизация нашла отражение в Ригведе, Махабхарате, Рамаяне, Авесте, Титаномахии, скандинавских сагах, осетинском и славянском фольклоре, в русских отреченных книгах.  Эта благословенная прародина называлась в Ведах горы Меру, в Авесте Арьяна-Вэйджо, у античных авторов Гиперборея, у скандинавов Великая Свитьод, в отреченных книгах Рахманский остров. Жизнь в Прародине описывалась как Золотой век.

Обрушившееся в конце климатического оптимума внезапное похолодание привело к исходу из прародины многих народов, которые, неся более высокую культуру, создали на местах нового проживания высокоразвитые цивилизации ( шумерская, хараппская, хеттская). Этот же процесс исхода привел к формированию в лесостепной зоне юга Сибири промежуточного накопителя, имевшего на протяжении последних тысячелетий функции вторичного этногенетического котла . Этот вторичный котел был растянут с востока на запад на тысячи километров и разобщен на несколько все более обособливавшихся центров. Произошедшая в результате исхода революционная смена религии привела к невиданной по жестокости гражданской войне, в которой борьбу за власть вели представители разного пола. В дальнейшем культурная история вторичных центров была историей деградации и варваризации.

Для  привлечения международных туристов в Сибирь решающее значение может иметь информированность немцев, шведов, норвежцев, датчан, англичан, французов, испанцев и многих других народов о том, что их далекие предки вышли из Сибири.

Для развития краеведения рассматриваемая концепция открывает непочатый край работы, которую невозможно обрисовать даже просто перечислением. Назову для примера три направления. Первое: поиски исчезнувших сибирских городов Грасиона (Грустина), Серпонов, Коссин, Ляпин, Тером и др. Актуальность этой работы определяется тем обстоятельством, что по ряду средневековых  источников Грасиона являлась столицей Третьей (сибирской ) Руси. Второе: поиски древних торговых путей, по которым купцы со всего мира приходили в Сибирь за пушниной. Любопытно выявить изменения в растительности, которые образуются вдоль таких длительно существовавших путей. Третье: поиски легендарного центра заочной меновой торговли. Возможно, в этом обмене “с той стороны” участвовала подземная чудь, что делает чрезвычайно актуальным поиски сибирских катакомбных городов. Обнаружение такого катакомбного города могло бы  иметь важное значение для привлечения туристов из-за рубежа.

 

 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved