О фальсификации отечественной истории

           Около года назад был опубликован указ Президента Д.А. Медведева о создании комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб русскому народу. Оказалось, что указ был направлен главным образом против фальсификации истории второй мировой войны. Слов нет, дело важное. Но есть основания  полагать, что фальсификация нашей истории началась давно, очень давно.

Когда это началось и к чему привело

            Начнём с Карамзина. Вот как зачинал свою «Историю государства Российского» Н.М. Карамзин: «Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными  историческими памятниками. Только в повествованиях греков и римлян сохранились известия о нашем древнем отечестве». А ведь это самые первые строки его четырёхтомника, задающие, так сказать, вектор всему его историческому труду. И это было написано в 1804 году, задолго до того, как Гегель назвал славян народом неисторическим.

            Откуда такое пренебрежение к собственному народу? Только ли оттого, что он поверил учёным немцам, заложившим в предыдущем веке русскую историческую науку в крайне русофобском стиле? Только ли оттого, что Николая Михайловича «научили плохому» его друзья-масоны? Возможно, и то и другое, но главным, я полагаю, является то, что Карамзин опирался в этом вопросе на православную традицию.

            Ещё в конце XI века летописец Нестор в пылу полемики с язычниками заявил, что славянские племена: древляне, северяне, вятичи, радимичи и другие, ещё не принявшие к тому времени христианство, «жили в лесе, якоже всякий зверь», жили по скотски, убивали друг друга, ели всё нечистое, умыкали девок у воды, срамословили при отцах и т.д. и т.п. Отсюда, по-видимому, и пошла православная традиция, заключающаяся в непререкаемом утверждении: культура, письменность и объединение Руси стали возможны лишь с принятием Православия. 

            Эту концепцию безропотно принял Карамзин, её же творчески развил, несмотря на атеистическую эпоху на дворе,  советский учёный академик Д.С.Лихачёва и его школа. Лихачев, получивший Героя Соцтруда «за выдающийся вклад в русскую культуру» писал: «Сама по себе культура не имеет начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской истории, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двухтысячелетняя или полуторатысячелетняя? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств вряд ли такая дата возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано лишь за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности».

            Любимый ученик академика Гелиан Михайлович Прохоров пошёл значительно дальше и заявил: «Русский народ создала православная культура. До крещения не было народа русского, были племена. После крещения, мы видим, племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть русский народ». Заявил и пошёл получать Государственную премию. И ведь дали почему-то.

            Между тем, отрицание дохристианской истории, отрицание существования самого русского народа до принятия православия, это главная фальсификация нашей истории, граничащая с преступлением против Отечества. Цена этой фальсификации – многие миллионы жизней соотечественников.

            Основываясь на кажущемся отсутствии у нас глубинной истории, Гитлер посчитал Россию колоссом на глиняных ногах. Он решил, что свалить СССР с ног будет совсем нетрудно и в 1941 году напал на нашу страну. Лишь получив мощнейший «пинок под зад» он, надо думать, вполне ощутил, мощь наших «исторических ног».

            Так практика, будучи критерием истины, реально показала наличие глубинных исторических, в том числе дохристианских, корней у русского народа. Теоретически же без глубинной истории невозможно объяснить ни самого появления славян на исторической арене в VI веке, ни высочайшей культуры, которая у него к этому времени сформировалась. Ещё Егор Классен обращал внимание на то, что славяне по численности куда как превосходят все другие европейские народы, что уже в силу одной только численности можно смело говорить о большой древности славян, ибо народы не выскакивают из табакерки. При прочих равных условиях, чем выше численность народа, тем дольше он жил на земле.

            Запальчивое утверждение Нестора о том, что славяне жили скотским образом разрозненными отсталыми племенами, не соответствует истине. Норманны, не имевшие в то время городов, называли Русь Гардариками, то есть страной городов. А города – общепризнанное средоточие культуры.

            Говорят, Андрей Первозванный, посетив Русь, был более всего поражён русской банной культурой, которая залог здоровья. В XI веке Анна Ярославна, выданная замуж за французского короля, умоляла отца забрать её в златоглавый Киев, потому что вонючие французские вельможи, давно принявшие христианство,  не знали бань и спали на шкурах без простыней, совсем как звери.

            В 907 году русский князь Олег успешно воевал под стенами Царьграда. После того, как византийцы закрыли гавань цепями, Олег поставил свои ладьи, числом 2000, на колеса и «в тачаночно-ладейном» строю под алыми парусами двинул к городу. Было отчего византийцам забояться и целовать крест в знак подчинения и верности. До крещения в Днепре и Волхове было почти столетие. В каком лесу русский народ мог набраться такой высочайшей воинской культуры? Да нет же, эта культура формировалась на протяжении тысячелетий.

            А о чём свидетельствуют археологические раскопки в Великом Новгороде? Мощёные улицы, водопровод, дренажная система, обувь кожаная, с узорными аппликациями, всюду шахматные фигуры. Что-то непохоже на скотскую жизнь «в лесе, якоже всякий зверь». Опять неправ Нестор. Эта высочайшая культура городской жизни также формировалась веками и тысячелетиями жизни в городах.

            Содержание знаменитых новгородских берестяных грамот совершенно недвусмысленно говорит о поголовной грамотности новгородских словен в XI – XII веках. Хозяйственные записи, деловые распоряжения, любовные записки, шутки школяров решительно свидетельствуют, что использование письменности не было прерогативой одних лишь князей и бояр, но сущей повседневностью широких народных масс. Кстати, поголовная грамотность немыслима без высочайшей книжной культуры. Куда же подевались берестяные книги, коих должно было быть неисчислимое множество? Уж не сгорели ли в кострах? И кто же эти костры разводил?

            Но главный вопрос с письменностью вот в чём. Не могли же новгородцы, искупавшись в Волхове, стать поголовно грамотными. Назавтра. Поголовная грамотность также была подготовлена всей предыдущей историей. И письменность у славян существовала задолго до Кирилла, ведь он сам признавался, что до создания им славянского алфавита, получил на руки в Корсуни Евангелие, написанное русскими буквами.

            Если верить Хронографу Никаноровской летописи, город Словенск, на месте которого стоит Новгород, был поставлен  правнуками Скифа и Зардана Словеном и Русом в далёком 2355 году до н.э.  И почему бы нам не верить нашим летописям? Почему мы не верим Помпею Трогу, написавшему во «Всемирной истории», что скифский царь Танай пошёл походом на Египет? Потому что «выйти из леса и пойти на Египет» - это немыслимо. Зато если царь Танай владел царством, простиравшимся от Алтая и Танаевой дороги, что под Томском, до Фракии, то станет очевидным, что у наших предков была государственность задолго до Рождества Христова. Настолько задолго, что Помпей Трог называл наш народ самым древним на земле. Древнее Египтян.

            Почему же практика, как критерий истины, не заставила марксистско-ленинских историков и филологов поверить в древность русского народа, в наличие у него глубочайших исторических корней? Потому что на смену православной доктрины пришла марксистско-ленинская. А что утверждал верный соратник и соплеменник Маркса Фридрих Энгельс (Янкель)? «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими». (Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852).

            Вот так и не иначе. Всякие утверждения о древности славяно-русов «ненаучны» и «антиисторичны». Теперь наши учёные с полным правом «научности» отстаивают небытие русского народа до принятия православия. Только грош цена этой «научности», одна голимая русофобия и фальсификация нашей подлинной истории.

Откуда пошла-есть Русская земля?

            Этот вопрос в новой формулировке «Кто мы, откуда мы и куда идём» с прежней силой тревожит русских людей. Если бы народы проживали на тех землях, на которых они рождались, никаких вопросов не возникало бы. Но большинство народов рождалось на одном месте, а позже переселялось на другие места проживания. Так, древние хетты пришли в Малую Азию неизвестно откуда. Древние индоарии пришли на Индостанский полуостров, а авестийские иранцы на Иранское нагорье из Евразиатского Заполярья. Прародиной древних шумеров был некий гористый остров Дильмун, располагавшийся в какой-то неизвестной акватории. Известный чешский лингвист Бедржик Грозный, прослеживая миграционный путь шумеров в Месопотамию, считал, что шумеры «спустились с Алтайских гор», а томский этнограф Галина Пелих обратила внимание на удивительное родство культуры шумеров с культурой обских селькупов. Очевидно, шумерский Дильмун принадлежал акватории Северного Ледовитого океана.

            Скифы, превосходившие древностью самих египтян, как об этом утверждал современник императора Августа римский историк Помпей Трог, создали гигантскую империю, простиравшуюся от Манчжурии до Карпат. Скифы не единожды вторгались в Египет, один из походов, согласно Трогу, возглавлял скифский царь по имени Танай. Сибиряку имя Танай скажет о многом. Вот ведь и сына татарского князя Тояна, попросившегося под могучую руку русского царя, звали Танаем, и старинная дорога под Томском носит название Танаевой. А что до Алтая, то там, по сообщению Л.Н. Гумилёва, этих Танаев среди тюркских ханов было «пруд пруди». Но вот главное: античные географы помещали древнюю Скифию на берега Карского моря, называя его Скифским океаном.

            Здесь же на берегах Скифского океана, согласно древнегреческим мифам и некоторым учёным того времени, размещалась легендарная Гиперборея, которую многие современные исследователи ассоциируют с прародиной человечества.

            После венедов, киммерийцев, скифов и сармат, этим же путём из Сибири в Европу надвигались волны всё новых завоевателей и переселенцев. В их числе аланы, готы, гунны, авары, савиры, хазары, булгары, печенеги, половцы, наконец, ордынцы. В числе переселенцев из Сибири в Восточную Европу были и славяне. Они переселялись не одноразово, но шли «порционно» в составе гуннов, аваров, савиров и других, в том числе более древних, народов. Это, конечно, гипотеза, но за нею стоит  определённая аргументация и она даёт определённый ответ на вопрос, откуда мы.

            В книге «Сибирское Лукоморье» я привожу обоснование Сибирской Руси по китайским, иранским, арабским, испанским, германским, русским церковным источникам и другим данным. Объём статьи не позволяет мне привести все эти аргументы. Скажу лишь, что китайцы называли издревле проживавших по-соседству русских усунями. Есть основания предполагать, что знаменитая Срединная империя в середине Евразии была создана именно ими. Персы называли Сибирскую Русь Артанией (Арсанией). Столица Артании город Арса показан на средневековой карте Сансона чуть южнее Телецкого озера. Арабы называли её «Руссия-тюрк». В актах самых первых Вселенских соборов в IV – V веках упоминается Томитанская  епархия в Скифии. Томитанская – по области Томеон на реке Тане. Таной персы и самаркандцы называли реку Томь.

            Русские люди называли Сибирскую Русь Лукоморьем.

Сибирское Лукоморье

            Если бы народы проживали на тех землях, на которых они рождались, их окружали бы одни родные и вполне понятные названия. На самом деле всё, всегда и везде совсем не так. Например, в Восточно-Сибирское море впадает река Индигирка. Индусы и посейчас горы называют «гири». Получается, - индийские горы. И откуда бы им здесь взяться, если индийцы никогда не жили на берегу Северного Ледовитого океана?

            Ну а возьмём Таймыр. Ведь наблюдается то же самое и гораздо более того. Например, в реку Пясина справа впадает река Тарея, а у множества таймырских речек есть формант тари: Нюнькараку-тари, Малахайтари, Баруситари, Сюдавейтари и т.д. Тарея и тари – это ни что иное, как дарья – иранское и индоарийское «река», вода. (Вспомним среднеазиатские Сырдарья, Амударья, Карадарья). Замена «д» на «т» происходит в результате более позднего тюрскского влияния, о чём писал томский лингвист профессор А.П. Дульзон. Речки с формантом тари встречаются практически на всём Таймыре, стало быть, здесь когда-то проживали индоарии и иранцы. Ещё одна Таймырская река с индийской принадлежностью – это Хантайка. Русские люди в Мангазее называли местный народ хантайской самоядью, а на карте тобольского митрополита Корнелиуса (1673) эта самоядь названа гиндинской или гиндийской, то есть Хантайка по сути есть Индийка.

            Собственно, в индоарийских Ведах покинутая прародина и описывается как земля, соответствующая таймырскому Заполярью: стосуточная продолжительность тёмного времени года, очень высокое стояние Полярной звезды, суточные круги, которые пишут светила вокруг неё; горы, которые протягиваются с запада на восток; северные сияния. Потомки индоариев эвенки до сих пор живут на Таймыре и носят фамилию Елогиры – жители Еловых гор.

            Иранцы в отличие от индоариев называли горы хара, например, горы Бырранга в Прародине, которые индоарии называли Меру, иранцы называли Хара Березайти, по-видимому, Берёзовые горы. В этой связи привлекают внимание знакомые каждому норильчанину горы Еловый камень – Хараелах. Выходит, отсюда, с гор Хараелах повёл на юг свой народ Йима?!

            Нам же крайне важно понять вот что. При переселениях, утверждают историки, никогда не уходят все до последнего человека. Обычно на новые земли отправляются партии молодых энергичных людей, способные к активному воспроизводству, но всё же меньшая часть народа. Большинство остаётся. Остаётся стволовое этническое образование. Преемниками «ствола» являются русские. И, следовательно, топонимия Прародины должна изобиловать русскими названиями, или переработанными русскими топонимами. Но ведь именно такую картину мы и наблюдаем на Таймыре.

            Известно, что придя в Сибирь, казаки столкнулись с тем, что названия рек, гор, болот и т.п. звучали в устах местных жителей как-то очень уж по-русски. На Западном Алтае и на севере Сибири местами встречались вообще одни только русские топонимы. Так, на реках Хете, Котуе и Хатанге на чертеже Семёна Ремезова «Поморие Туруханское» (конец XVII века) показаны одни лишь русские названия: Боярско, Романово, Медцово, Медведево, Сладково, Даурско, Ессейко, Жданово, Крестово и т.п. Разумеется, можно думать, что эти названия дали русские казаки-первопроходцы в XVII веке. Но вот ведь какая закавыка! Часть безусловно русских названий присутствует на Западноевропейских картах XVI века (карты Меркатора, Гондиуса, Герберштейна, Сансона и др): Лукоморье, Грустина, Серпонов, Тером и т.д. Карты эти были выкуплены в Москве у жадных до взяток чиновников, а составлялись они русскими людьми, не то первопроходцами, не то аборигенами. Важно, что эти названия доермаковы, что русские жили в Сибири до начала XVII века. И, следовательно, часть безупречно русских топонимов в Сибири являются доермаковыми.

            На Таймыре много русских топонимов. Река Казак-Яха, р. Таловая, р. Рыбная, оз. Глубокое, г. Медвежка, г. Сундук, р. Росомаха. Но очень трудно вычленить, какие объекты получили название в XVII веке и позже, а какие сохранились с древнейших времён. Логично предположить, что более древние топонимы в большей степени переработаны ненцами, эвенками, нганасанами, долганами, юкагирами и другими местными народами. Такие топонимы здесь есть. Например, правый приток реки Таз называется Луцеяха (в скобках – Русская река). Хорошо, что на карте дан перевод, а то в этой Луцеяхе нипочём не узнать русскую реку. Ещё два безупречно русских гидронима – Нюча-Хетта в бассейне Надыма – Русская Хетта и Нюччадхоляк – правый приток реки Попигай. Нюча, - так якуты доныне называют русских. В паспорте моей жены, получавшей его в Якутии, в графе национальность написано «нууча».

            Это также мыс Оружило на севере оз. Пясино, река Джангы (Деньги) в горах Хараелах, оз. Гудке, гора Гудчиха. Несомненная переработанность этих топонимов свидетельствует, что они очень древние. Эти названия давались географическим объектам сразу после ухода индоариев и иранцев, а может быть ещё в их бытность в этих местах. А ведь это как минимум второе тысячелетие до н.э.

            На юге Западной Сибири также много весьма показательных русских топонимов. Рядом с Томском есть река Порос и село Поросино на ней. Это название происходит не от порося, а от Поросья, а от Росси, то есть Руси Если бы река с таким названием впадала в Днепр, весь мир бы знал, что именно отсюда начиналась русская земля. Есть в Сибири гора Бояры, местность Шуя. А на реке Кие (не отсюда ли название Киева) есть село Чумай (Чумацкий шлях), село Карачарово, река Смородина, село Златогорка.

            В XVI веке в Западной Европе был опубликован ряд географических карт, включавших территорию Западной Сибири. На этих картах, отражающих доермаково состояние Сибири, показаны сибирские города с названиями Грустина, Серпонов, Коссин, Тером. Фонетически и семантически эти названия близки русскому языку, особенно Серпонов – город сербский новый, Тером – попросту терем. Русскость этих городов подтверждается текстовым пояснением на карте И. Гондиуса, где рядом с Грустиной написано по латыни «urbs frigutus ad quality Tartari et Rutheni confluent», что означает «в этом холодном городе живут совместно татары и русские» или «в этот холодный город стекаются татары и русские».

            Наличие русских топонимов на рассматриваемых картах свидетельствует, что русские в Сибири жили «до Ермака». 

            Особое значение среди рассматриваемых топонимов имеет «Лукоморье». Этот топоним встречается на всех упомянутых картах. Этим названием поименована обширная территория правобережья Оби. На некоторых картах Лукоморье обозначено в бассейне р. Коссин, впадающей в Студеное море за Обью. На других оно показано на правобережье Оби на 60-й параллели. Из перечисленных карт наиболее близка к современности карта французского географа Г. Сансона, опубликованная в Риме в 1688 г. На ней показаны реки Томь, Чулым, Кеть и Енисей. Лукоморьем на этой карте названа обширная территория от Томи до Енисея на широте 56-57 градусов. На карте Гондиуса Лукоморьем названо Приобье в районе Нарыма.

            Большинство исследователей считает термин Лукоморье исконно русским, характеризующим излучину морского берега. О том же говорит и сказочная традиция, свидетельствующая, что 30 прекрасных витязей выходили все-таки из морских волн.

            Вместе с тем, не исключено, что термин «Лукоморье» имеет совсем иную этимологию. Её предложил томский краевед А.А. Локтюшин, полагавший, что термин надо выводить из глубочайшей индоевропейской древности, из санскрита. Лока, согласно версии Александра Андреевича, означает «локализацию», а мара, морена – «смерть». Получается страна умерших, страна предков, суть - прародина. Нетрудно видеть, что обе эти трактовки легко совмещаются, если допустить, что  прародина формировалась в излучине арктического берега, а позже переселяющийся народ перенёс этот топоним на сибирское сухопутье. 

            Одно из самых ранних упоминаний сибирского Лукоморья мы находим у Сигизмунда Герберштейна в «Записках о Московитских делах». Герберштейн писал, что Лукоморье расположено в Лукоморских горах за Обью близ реки Тахнин (Таз). При этом он приводил весьма любопытную подробность о лукоморцах: они-де впадают в зимнюю спячку с ноября по март. Это свидетельствует как минимум о том, что Лукоморье представлялось русским людям страной необычной, удивительной, полной чудес, по-другому говоря, Лукоморье представлялось страной незнаемой, этот топоним не мог быть принесен из европейской России.

            Однако самое раннее  упоминание «Лукоморья» мы находим в «Задонщине». Этот памятник древнерусской литературы посвящен битве Дмитрия Донского с ордынским темником Мамаем на Куликовом поле в 1380 году. Общепризнанно, что литературное произведение написано вскоре после сражения. На последних страницах «Задонщины» говорится, что татары после поражения бежали в Лукоморье  «…Тут рассыпались поганые в смятении и побежали непроторенными дорогами в лукоморье…». Мамаева орда состояла из восточных татар, пришедших с Волги и из-за Волги из Западной Сибири. Например, улус Тохтамыша, занявшего вскоре золотоордынский трон, - вот он, за рекой Томью, почти напротив Томска, – село Тахтамышево.

            Именно сюда приходил в 1391 году «железный хромец» Тимур чтобы наказать Тохтамыша за вероломство. И попутно разрушил здесь русский город Карасу (Грустину, Грасиону) на реке Тан (Томь). А за 37 лет до Тимура и за 16 лет до Куликовской битвы в Томском Лукоморье, возможно, побывали новгородские ушкуйники.  От них в «Задонщину» могло попасть понятие «Лукоморья». Известно, что в 1364 году ушкуйники из Новгорода, руководимые воеводами Степаном Ляпой и Александром Абакумовичем, большим отрядом пришли на Обь. Здесь отряд разделился на части. Одна половина спустилась по Оби до берега Студеного моря, другая поднялась вверх по Оби. Вот эти-то «верхние» ушкуйники вполне могли собрать сведения и о Лукоморье, и о Грустине, а может быть и посетить их.

            Будучи людьми наблюдательными, новгородцы составляли чертежи посещаемых ими земель. «Едва ли, - пишет в «Трудах по истории науки в России» академик В.И Вернадский, - можно было давать географические описания наших летописей без чертежей и карт…Главные и наиболее сохранные данные о чертежной работе как раз касаются северных областей, где сохранились навыки и влияние древнего Новгорода. Отсюда они перешли и в Сибирь».

            В 1497 году в Москве был создан так называемый «Старый чертеж», впоследствии куда-то подевавшийся. Известно, что им пользовались С. Герберштейн и А. Дженкинсон. Можно уверенно говорить, что вся западноевропейская средневековая картография базировалась на этой карте. Можно также быть уверенными в том, что материалы новгородских ушкуйников 1364 года были учтены в этом чертеже. Таким образом, сведения о русских городах в Сибири, о сибирском Лукоморье относятся как минимум к XIV веку, а может быть и к более ранним временам. История Сибири, в которой жили русские люди, существовала русская городская цивилизация до XIV века, представляется чрезвычайно интересной.

Славянская прародина

            Почему Древняя Русь располагалась в Сибири? Потому что на севере Сибири  располагалась прародина человечества, а Сибирская Русь является правопреемницей прародины. В книге «Сибирская Прародина» я привожу  доказательства тому, что прародина шумеров, хеттов, индоариев, иранцев, финно-угров, германцев, славян располагалась на Таймыре.

            Таймыр – это тайный мир, учитывая сакральную корневую основу прародины – скрытый, сокровенный, секретный и употребляя кальку этой основы – тайный, а Меру, это ни что иное как Мир. Современный Таймыр как географическое понятие охватывает территорию от Енисейского залива на западе до Хатангского залива на востоке и от берега Северного Ледовитого океана на севере до посёлка Таймыр на южном берегу Хантайского озера. Впрочем, южная граница Таймыра открыта для дискуссий.

            Прародина на севере Таймыра сформировалась вполне закономерно. Это было климатически обусловлено тем, что на протяжении всего ледникового периода (около 3 млн лет) холодолюбивые животные и охотившиеся на них представители рода человеческого из-за глубины снежного покрова в Европе вынуждены были мигрировать в малоснежную Сибирь. По окончании Ледникового периода около 12 тысяч лет назад холодолюбивые животные двинулись на север догонять отступающую холодную зону и вследствие этого севернее гор Бырранга произошла гигантская концентрация и человеков. Эта первоконцентрация и запустила социогенез, что привело к взрывному формированию первой цивилизации. Однако вскоре вследствие перенаселённости население заняло всю территорию Таймыра, а позже все азиатское арктическое побережье. Продолжавшееся взрывное увеличение численности народонаселения приводило к отделению и уходу на новые места жительства вычленившихся народов. Выше уже говорилось о том, что оставшиеся в Арктике топонимы свидетельствуют, что из прародины ушли хетты, индоарии, иранцы.

            Выселялись из прародины и готы. Их принято считать германцами, хотя ранние отечественные историки возражали против этого, относя готов к славянам. Готы на пяти кораблях отправились с острова Скандза и выселились на берегу Гыданского залива, названного ими Готискандза или Коданиска.

            Стволовым этническим образованием прародины, от которого отделялись народы, уходя на новые земли, и который оставался на священных землях матерей и отцов были славяне. Славяне – стволовые хранители языка, священных гимнов, обрядов, традиций, смыслозадающих ценностей, особенно правды, то есть всего того, что мы называем культурой прародины. Стволовым образованием славянства является русский народ (это к вопросу «кто мы?)».

            У «ствола» особое, отеческое отношение к «ветвям», поэтому в Российской империи не был уничтожен ни один малый народ (вспомним для сравнения, что американцы сделали с индейцами и как англосаксы относились к индусам в своей колонии). Ровно поэтому и Советский Союз держался жизненными соками русских людей, да ещё прикармливал весь соцлагерь.

            В русских былинах часто упоминаются некие Святые горы, давшие имя самому Святогору. Возможно, именно эти Святые горы можно рассматривать в качестве славянской прародины? Подтверждение этому предположению мы находим в старинных македонских песнях.

            Почти полтора столетия назад на Балканах в македонской провинции Болгарии замечательным этнографом Стефаном Ильичем Верковичем было записано огромное количество старинных македонских песен. Веркович был боснийским сербом, панславистом, хорошо знал помакский (македонский) язык. В 1860 г. он выпустил в Белграде сборник «Народне песме Македонски булгара». Всего им было собрано 1515 песен, сказаний и преданий общим объёмом 300 000 строк. С 1862 по 1881 незначительная часть этого собрания (около одной десятой) была им опубликована. Французские лингвисты, детально изучавшие в конце XIX века Индиоарийские Веды, проявили интерес к материалам, собранным Верковичем. В 1871 году Французское министерство народного просвещения поручило Огюсту Дозону, консулу в Филиппополе, владевшему южнославянскими наречиями, удостовериться в подлинности и архаичности македонских песен. Дозон вынужден был признать македонские песни безусловно подлинными. Более того, он сам записал и опубликовал во Франции прелюбопытную македонскую песню об Александре и коне его Буцефале. Работой Верковича заинтересовался российский император Александр II. Второй том «Веды славян» был издан при финансовой и организационной поддержке Александра. Убийство террористами царя-реформатора положило начало замалчиванию результатов работы Верковича, опередившего знаменитого Тилака, и надолго, если не навсегда, отодвинуло признание  Славянской Прародины в Арктике.

            Главнейшим утверждением книги «Веды славян» является то, что Славянская прародина располагалась совсем не там, где проживали славяне в конце  XIX века. В Ведах убедительно говорится об исходе предков славян с Крайнего севера из Северной прародины, которая македонцами называлась Край-землёй. Край-земля была действительно на краю Евразиатского материка близ Черного, то есть покрытого мраком, моря, в которое впадали два Белых (покрытых льдом и снегом) Дуная. В Край-земле зима и лето длились по полгода, что свидетельствует как минимум о заполярных условиях этой земли.

            Весьма важно то, что в «Славянских Ведах» имеются упоминания топонимов и «героев», весьма схожих фонетически с путоранскими топонимами.

            Во-первых, в «Ведах» упоминается некий дракон, живущий в горном озере и не пропускающий людей через горное ущелье и озеро. Дракона называли Сурова Ламия. Неподалёку от Норильска в горном ущелье плато Путорана есть озеро, называемое Лама. Очень может статься, что озеро Лама близ Норильска названо в честь Суровой Ламии.

            Во-вторых, в  Край-земле, согласно «Ведам», упоминается Чета-край, (Чета-земля, она же Читайская земля). Русский переводчик «Славянских Вед» Александр Игоревич Асов считает возможным называть эту Читайскую землю Китайской землёй. В данном случае речь идёт совсем не о Китае. На средневековой карте Витсена (XVII век) рекой Китаем назывался Енисей, а Китайской землей считалось междуречье Оби и Енисея. Южнее озера Лама в Путоранских горах расположено озеро Хета. На современных картах подпись возле этого озера дублируется в скобках названием Кита. Весь север Сибири между Обью и Енисеем и восточнее характеризуется обилием хеттских гидронимов. Переход «х» в «к» (Хатанга – Катанга, Хетта – Кета) в результате тюркизации очень характерен для Сибири и не только для Сибири.

            В-третьих, частью  Край-земли является Харапское поле. В Харапской земле близ двух Белых Дунаев находилась страна Правды (Шерние-земля). На юге плато Путорана есть река Горбиачин. С учётом закономерного буквоперехода («г» - «х», «п» - «б»), при наличии форманта «чин», Горбиачин проясняет локализацию  Харапского поля и страны Правды. Кстати, к северу от плато есть река Горбита с тем же набором согласных, но без форманта «чин».

            В-четвёртых, в «Ведах» говорится о том, что рядом с Харапским полем жили дивьи люди. Они не пахали землю, не сеяли, не занимались никаким производительным трудом, жили грабежом и были, по сути, дикарями, пещерными троглодитами. Дивы, дивьи люди известны из русских летописей и славянского фольклора. Этих волосатых гигантов использовали в битвах в качестве несокрушимых богатырей. Об этом писал Низами в поэме «Искендер-намэ». В Булгаре арабские путешественники видели их сидящими на цепи. Едигею татары подарили двух диких волосатых людей, пойманных в Сибири на горе Арбус.

            На Востоке дивов называли дэвами.  Б.Ф. Поршнев, доктор исторических наук и доктор философии, считал дивов-дэвов реликтовыми гоминоидами, неандертальцами, дожившими до нашего времени. В настоящее время их называют снежными людьми. Ханты снежных человеков называют «маигики», что позволяет предполагать в них легендарных гогов и магогов. Низами как раз описывал гогов и магогов как диких волосатых гигантов, нападавших на людские поселения и грабивших их. Обнаружение гог-магоговской гидронимии в горах Путорана позволяет считать, что дивьи люди из Славянских Вед жили именно здесь.

            Резюмируя вышеописанные совпадения Путоранской топонимики с топонимикой «Славянских Вед» можно предполагать неслучайность этих совпадений. С некоторой долей уверенности можно утверждать, что Славянская Прародина, Край-земля – это Таймыр. Таким образом, существование Славянского полюса, декларированное краеведом из Игарки Александром Тощевым, находит подтверждение.

Македонский в горах Путорана

            Александра в его Восточном походе сопровождали учёные греки. Для определения долготы местности они измеряли расстояния между пунктами с помощью мерного шнура. А широту, они её называли «климатом», определяли по высоте солнца над горизонтом. Измерения проводились в полдень в дни солнцестояния.

            Одно измерение показало: дерево высотой 30 м (70 локтей) отбросило тень на 90 м (3 плефра). Высота солнца над горизонтом составил 20 градусов, что соответствует широте местности 47 градусов. Это северный берег Каспия, Арала, Балхаша, южная граница Сибири. Второе измерение показало длину тени около 900 м (пять стадиев), то есть было сделано не южнее Ханты-Мансийска. Вот между этими параллелями и проходил подлинный маршрут Александра.

            В устье реки, по которой Александр сплавился к океану, он обнаружил вместо дельты громадный морской лиман. Зимуя здесь и ужасно страдая от холода, армия Александра сожгла большую часть кораблей.

            Из племён на его пути встречались аримаспы, самый северный народ, упоминавшийся Геродотом на пути из грек в Гиперборею близ Риппейских гор. Встречались катаи, жившие на Алтае, встречались сабараки. Здесь же сатрапом был поставлен Сибиртий из местных царей. Если у сабараков «а» поменять на «и», как у Сибиртия, получатся классические сибиряки.

            Словом, можно уверенно говорить, что Александр вместо Индостанского полуострова на самом деле был в Сибири. Получается, что в затянувшемся споре историков с поэтами Востока относительно маршрута Александра, правы оказались поэты.

            Что же влекло Александра в Сибирь? Тщеславие? Жажда власти? Стремление завладеть всем золотом мира? Перспектива достичь бессмертия, как предполагал В.Н. Дёмин? Знания, сконцентрированные в прародине?  Или все эти причины вместе?

            Теперь к  выше перечисленному прибавилось ещё одно веское соображение. Александр ведь был македонцем, то есть славянином. 23 века тому назад македонцы гораздо лучше помнили свои священные песни и Александр, несомненно,  слышал их. Более того, в те времена славяне ещё помнили, где располагается их прародина и как до неё добираться. Вот и пришёл Александр Македонский именно сюда, в горы Путорана.

            Но вместо того, чтобы поклониться могилам предков, припасть к отеческим гробам,  Александр, завоеватель по природе, пришёл  в Прародину с оружием. Ему сильно хотелось превзойти Семирамиду и Кира, которые едва унесли отсюда ноги. Семирамида убежала, имея живыми всего 20 воинов, а с Киром спаслись всего семеро.

            Диодор сообщает, что Александр разделил армию на три части. Во главе одной он поставил Птолемея, поручив ему опустошать побережье. Леонната с той же целью он послал вглубь страны, предгорья и горную область стал разорять сам. Всюду пылали пожары, шли грабежи и убийства, количество убитых исчислялось десятками тысяч. По-видимому, от тех боёв неподалёку от Норильска сохранилось много «военных» топонимов: река Батайка и на ней местность Войнаяр, река Убойная, мыс Оружило, реки Могильная и Покойницкая.

            Славяне использовали для обороны неприступные горы Путорана, на плоских вершинах которых накапливалось до тридцати тысяч обороняющихся. Две горы из нескольких (Аорн и Согдийскую скалу) Александр захватил, одну благодаря предательству, другую взяли штурмом македонские юноши-альпинисты, поднявшись по скальной стенке, где их не ждали. Упавших со скалы не могли найти в снегу, так глубок он был. Ещё одну вершину называли скалой Хориена. В Путорана есть река и водопад Орон, а также река Хоронен. По слухам, идущим от рыбаков и охотников, в 70-е годы прошлого века река Хоронен выносила большое количество черепов.

            Была зима. Войско Александра замерзало. Воевать с морозами Александр не умел. Войско его бежало, подобно тому, как бежала армия Наполеона из якобы побеждённой Москвы. Даже потери у них были совершенно одинаковыми. Наполеон на острове Святой Елены жаловался: «Я рассчитывал, что буду сражаться с людьми, что разобью русскую армию. Но я не смог победить пожары, морозы, голод и смерть».

            Курций Руф живописует паническое бегство и нравственное разложение войска Александра очень красочно: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде неприметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы.

             Войско, заведенное в сии пространные пустыни, где совершенно не было никакой человеческой помощи, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние овладело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах, во время страшенных морозов множество ознобило ноги. И лишились зрения: другие удрученные усталостью упадали на лед, и, оставшись без движения, от морозу цепенели, и после уже не могли подняться».

             «Нельзя было без урона в людях ни оставаться на месте, ни продвигаться вперед – в лагере их угнетал голод, в пути еще больше болезни. Однако на дороге оставалось не так много трупов, как чуть живых, умирающих людей. Идти за всеми не могли даже легко больные, так как движение отряда всё ускорялось; людям казалось, что чем скорее они будут продвигаться вперед, тем ближе будут к своему спасению. Поэтому отстающие просили о помощи знакомых и незнакомых. Но не было вьючного скота, чтобы их везти, а солдаты сами едва тащили свое оружие, и у них перед глазами стояли ужасы предстоящих бедствий. Поэтому они даже не оглядывались на частые оклики своих людей: сострадание заглушалось чувством страха».

            Курций Руф сильно удивлялся, каким же это образом позор Александра обратился в славу?  Но армия не простила Александру этого поражения, стали зреть заговоры и в конце концов он был отравлен.

            Победители принудили Александра разоружиться. Оружие, согласно ненецким легендам, было закопано близ озера Туручедо, неподалёку от села Потапова. Кроме того, в качестве контрибуции Александру было велено «запереть в горе» гогов и магогов, построив против них Медные Ворота, что Александр и выполнил. Поскольку дивьи люди (гоги и магоги) согласно «Славянским Ведам» жили в пещерах, Александр ставил Ворота в портале главного тоннеля, по которому выходили на поверхность дивьи люди. Тоннельные топонимы на плато Путорана имеются: это горы Тонель, озеро Тонель, река Тонель и упоминавшаяся выше река Тонельгагочар. Веды указывают, что в Святых горах было очень много пещер, оборудованных воротами, закрывавшимися на замки. Одну из полубогинь, заведовавшую в Прародине открыванием и закрыванием замков на воротах семидесяти тоннелей-пещер звали Груздина. Очень может статься, что напоминанием именно об этой полубогине служит город Грустина, присутствующий на всех средневековых картах Западной Сибири.

            Финны, венгры и ханты могли бы обратить внимание на идеальное совпадение названий реки Тонель в горах Путорана и реки Туонела из Калевалы. Может быть, здесь же была и финно-угорская прародина и мир мёртвых?

Славянские летописи о Македонском

            Славянские летописи полны сообщений о посещении Александром Македонским нашей земли.

            В Лаврентьевской летописи под годом 6604 (1096 или 1097), можно прочитать, что Александр Македонский посещал берега Северного Ледовитого океана и здесь «заклепал в горе»  злобных гогов и магогов.

            Вот этот текст дословно: «Теперь же хочу поведать, о чем слышал 4 года назад и что рассказал мне Гюрята Рогович новгородец, говоря так: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую, Югра же – это люди, а язык их непонятен, и соседят они с самоядью в северных странах. Югра же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из-за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север». Я же сказал Гюряте: «Это люди, заключенные <в горах> Александром, царем Македонским», как говорит о них Мефодий Патарский: «Александр, царь Македонский, дошел в восточные страны до моря, до так называемого Солнечного места, и увидел там людей нечистых из племени Иафета, и нечистоту их видел: ели они скверну всякую, комаров и мух, кошек, змей, и мертвецов не погребали, но поедали их, и женские выкидыши, и скотов всяких нечистых. Увидев это Александр убоялся, как бы не размножились они и не осквернили землю, и загнал их в северные страны в горы высокие;  и по Божию  повелению окружили их горы великие, только не сошлись горы на 12 локтей, и тут воздвиглись ворота медные и помазались сунклитом; и если кто захочет их взять, не сможет, ни огнем не сможет сжечь, ибо свойство сунклита таково: ни огонь его не может спалить, ни железо его не берет. В последние же дни выйдут 8 колен из пустыни Етривской, выйдут и эти скверные народы, что живут в горах северных по велению Божию».

            Человек, записавший и прокомментировавший рассказ  Гюряты Роговича, - не кто иной, как Владимир Мономах. Его «Поучение» включено в Лаврентьевскую летопись и, в свою очередь, включает цитируемый рассказ. Получается  следующее: Сам Великий князь киевский Владимир Мономах в своем «Поучении» вразумляет новгородца Гюряту Роговича в том, что Александр Македонский посещал Югру и берега Северного Ледовитого океана.

            Другим русским правителем, считавшим, что А. Македонский посещал Русь, был сам Пётр Великий. Осматривая гигантские ископаемые кости в селе Костёнки близ Воронежа, Пётр заявил, что это останки боевых слонов Александра Македонского. Позже выяснилось, что кости принадлежали мамонтам, а не слонам. Но Пётр остался при своём убеждении: А.Македонский был на Танаисе.

            И.В. Щеглов в «Хронологическом  перечне важнейших данных из истории Сибири», изданной в Сургуте в 1993 году, приводит сообщение о походе новгородского посадника на Северной Двине Улеба в 1032 году к построенным Александром Железным воротам. Этот поход окончился неудачно, так как новгородцы были побиты юграми, «и вспять мало их возвратишася, но многи там погибоша».

            В.Н. Татищев, ссылаясь на Иоакимову летопись, писал, что «во времена Александра Македонского княжили у словен 3 князя: первый Великосан, второй – Асан, третий Авенхасан. И послал Александр Македонский к князьям словенским грамоту, желая владеть словенским народом». Историки даже не комментируют это сообщение, объявляя Иоакимову летопись выдумкой Татищева, в то время, как Никаноровская летопись, Мазуринский летописец, Чешская хроника, Мартин Бельский в «Хронике всего мира» цитируют грамоту, жалованную Александром народу славянскому.

            Польская «Хроника» краковского епископа Викентия Кадлубека равно как «Чешская хроника» (1348 год) утверждают о связях славян с Александром Македонским.

            Причём в польской «Великой хронике» говорится о том, что некий ткач, умеющий запутывать и распутывать нити судьбы, то есть волшебник, хитростью принудил Александра Македонского покинуть их землю, за что поляки дали этому хитровану имя Лёшека и избрали королем. Я не знаю, когда поляки начали избирать королей, помнится, евреи писали, что в середине девятого века один выдающийся представитель их племени отказался стать первым польским королём. Я не знаю также, где жили предки поляков в эпоху Александра Великого, скорее всего они «въехали» в Восточную Европу вместе с основным славянским миграционным потоком. В таком случае польская прародина могла располагаться на севере Сибири, там же, где славянская прародина.

            Почему же мы не обращаем на слова Мономаха и Петра никакого внимания? Только ли потому, что заморские историки считали по-другому? И почему мы немцам и грекам верим больше, чем своим князьям  и императорам? Думаю, это потому, что наша история фальсифицирована и эта фальсификация въелась в плоть и кровь отечественных историков. По сути, и сделана она руками наших историков-русофобов.

            Странная какая-то компания подбирается: Нестор, Байер, Шлёцер, Карамзин,  Гегель, Энгельс, Гитлер, Лихачёв, Прохоров, отечественные историки-норманисты и современные православные миссионеры (недавно в ходе дискуссии «Традиционная культура: православие или язычество?» из уст миссионера Максима Степаненко услышал, что русского народа до принятия Православия не было. Хотелось бы знать, это позиция всей патриархии?). Почему говорить о древности славяно-русов ненаучно и антиисторично, разве это наносит ущерб нашим интересам? Героическая история нашего народа – предмет нашего величия и гордости. Мы гордимся победой над Гитлером, Наполеоном, почему же нам не гордиться нашей победой над Александром Македонским?

            А кроме того, нам, видимо, пора бы призадуматься над тем, что история нашей государственности и градостроительства не сводится к 11-12 векам, а превышает, много превышает 25 веков.


Rambler's Top100 Яндекс цитирования CATALOG.METKA.RU Томск Каталог Томского интернета
      Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved