О древности русского народа


1. Русы древнее евреев. Десять доказательств.

          В исторической науке и в мировом общественном мнении сложилось устойчивое мнение о том, что славяне и русы на исторической арене появились лишь в начале второй половины второго тысячелетия нашей эры. И в этой связи славянорусы выглядят сущими пацанами перед  египтянами, иранцами, китайцами, евреями. Между тем, есть основания подвергнуть сомнению это привычное представление. Берусь доказать, что мы, русские, древнее моих любимых евреев.

          Первое. Если верить Ветхому завету (Бытие.10), древнейшими народами земли являются послепотопные потомки внуков Ноя. Сыны Иафета, внуки Ноя:  Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех (Моск) и Фирас. Сыны Хама: Хуш, Мицраим, Фут и Ханаан. Сыны Сима: Елам, Асур, Арфоксад, Луд, Арам, Рифат, Тогарма. Иезекииль и Иеремия к Магогу, Моску и Фувалу прибавляют Гога и Роша (Роса). Древние евреи, писавшие Ветхий завет, указывали: «От сих населялись острова народов а землях их, каждый по языку своему, по именам своим, в народах своих».

          Сын Гомера Ашкеназ, племянник Моска (10.3), мог бы характеризовать отношение евреев к московитам, если бы сами евреи-ашкенази признавали своё происхождение от Ашкеназа.  Но евреи ведут свою родословную от патриарха Авраама, потомка Арфаксада. Родство это такое: Сим – Арфаксад – Сала – Евер – Фалек – Рагав – Серух – Нахор – Фара – Авраам. Таким образом, родоначальник московитов Мосох – внук Ноя, а еврейский патриарх Авраам – пра-пра-пра-пра-пра-пра-правнук Ноя. Таково же, надо думать, возрастное взаимоотношение Авраама с Рошем, а евреев с русами.  Заметьте, это на еврейском ветхозаветном поле, созданном самими евреями.      

          Второе. Если верить хронографу Никаноровской летописи (хронограф – это «Всеобщая история по византийским летописям, со внесением и нашей, весьма краткой», -  Карамзин), правнуки Иафетовы Скиф и Зардан, бравшие Египет, также значительно старше Авраама, поскольку были пра-правнуками Ноя, тогда как Авраам – семь раз правнук Ноя.

          Третье. В этом же хронографе говорится о том, что «от прадеда Скифа произошли единого отца дети, им же имена Словен, Рус, Болгар, Коман, Истер. От сих же племена во время позднее и каган сыроядец изскочи». Словен и Рус, таким образом, имеют четыре «пра» после Ноя, тогда как Авраам – семь «пра». На исторической арене Словен и Рус обозначились в 3099 году после потопа, а Авраам появился в 3324 году, следовательно он на 225 лет моложе славянорусов.

          Четвертое. Согласно рассматриваемого хронографа, если верить Всеобщей истории по византийским летописям, славянорусский город Словенск был поставлен в 2355 году до н.э., а Иерусалим в 1099 году до н.э. Словенск старше Иерусалима на 1256 лет.

          В Ветхом завете отсутствуют сведения о Скифе и Зардане, о Словене и Руссе и о строительстве города Словенска. Либо потому, что древние евреи, писавшие Ветхий завет, заботились исключительно  о доказательстве своей древности и выбрасывали всё, противоречащее этому. Либо потому, что наши средневековые летописцы, переписывая византийские летописи, делали вставки в пользу нашей большей древности. Эти версии можно было бы считать структурно равнозначными, если бы не существовало других доказательств нашей большей древности по отношению не только к иудейскому народу, но и к некоторым другим, общепризнанно древним народам.

          Пятое. Римский историк Помпей Трог, современник императора Августа, написавший Всемирную историю в 44 книгах, по поводу давнего спора между скифами и египтянами о том, какой народ из них древнее, привёл исчерпывающие доказательства большей древности всё-таки скифов над египтянами. Евреи всегда считались помоложе египтян, а скифами греки называли славян.

          Шестое. Согласно авестийской традиции, у иранского праотца Феридуна было три сына, Тур, Салм и Арий. Умирая, Феридун разделил своё царство на три части: старшему Туру отдал туранскую землю, среднему Салму Сарматию, а младшему Арию Иран. Арий, будучи  младшим братом Тура, как положено, платил ему дань. Иранцы вскоре изменили вере матерей и отцов, приняли Зороастризм, перестали платить дань туранцам и это послужило началу войны между Ираном и Тураном. Туранцы были скифами, а иранцы называли их руссами. По-видимому, совсем не случайно, имя праотца Феридуна прекрасно этимологизируется из русского языка. Дело в том, что буква «ф» в индоевропеистике поздняя. Если имя Феридуна произносить как в более ранние времена, через «п», то получится ни что иное, как старый, извините, Пердун, он же, возможно, Перун. Стало быть, скифы-туранцы постарше иранцев и, тут уже нечему удивляться, – старше евреев.

          Седьмое. В своём Восточном походе в 334 – 324 гг. до н.э. Александр Македонский дважды прошёл мимо евреев, но в Иерусалим так и не заглянул, что отмечено всеми авторами того времени, кроме иудейского историка Иосифа Флавия. В связи с этим знаток истории древней географии Дж.О. Томсон подчеркнул, что утверждение о том, что Александр посетил Иерусалим и поклонился раввинам, является выдумкой самих евреев.

          В то же время в этом походе Александр имел четыре стычки с руссами, даже не стычки, а мощнейшие баталии. Достаточно сказать, что Низами Гянджеви в своей знаменитой поэме «Искендер-наме»    именно войне Александра с руссами уделяет самое большое внимание. И это не случайно, ведь в результате войны с русами Александр потерял более трех четвертей своего непобедимого 135-тысячного войска. Ну совсем как Наполеон Бонапарт два тысячелетия спустя.

          Одни русы жили в устье русской реки Таны, греки называли их скифами, а реку Танаисом, считали пограничной между Европой и Азией. А норманны называли Танаквислем, «спускали» её с Рифейских гор (с Урала), «впадали» в Каспий и, естественно, проводили по ней границу между Европой и Азией. Иранцы называли реку Яксартом а жителей уструшанами, то есть жителями устья русской реки. Яксарт, кстати, означает Яик с сыртами. Александр уничтожил на Русской реке 70 тысяч скифов, но победить так и не смог, на что сетовал в дальнейшем.

          Другие русы назывались спорами. Их царь Пор (Спор) был исполинского роста и вернее было бы его народ называть не спорами, а спалами. В поединке он, старый, прямо скажем, человек, сшиб с коня Александра, и если бы телохранители Александра были честными людьми и не отбили своего царя, война могла на этом закончиться. Плутарх писал,  что битва с Пором настолько расхолодила македонян, что они отказались продолжать поход.

          Были еще гедросы (гетросы, то есть росы-казаки) и московиты. Москву (Массагу) Александр взял, вернее царица Клеопида сама сдала город и сама отдалась Александру и родила ему сына (чего не сделаешь ради спасения народа). Эта история весьма напоминает то, как два тысячелетия спустя Михаил Илларионович Кутузов сдал Москву, сохранив армию. Во всяком случае последствия были поразительно схожими.  : «Войско, заведенное в сии пространные пустыни, где большее время года лежат чрезвычайные снега, вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние овладело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах, во время страшенных морозов множество ознобило ноги. И лишились зрения: другие удрученные усталостью упадали на лед, и, оставшись без движения, от морозу цепенели, и после уже не могли подняться».

           «Нельзя было без урона в людях ни оставаться на месте, ни продвигаться вперед – в лагере их угнетал голод, в пути еще больше болезни. Однако на дороге оставалось не так много трупов, как чуть живых, умирающих людей. Идти за всеми не могли даже легко больные, так как движение отряда всё ускорялось; людям казалось, что чем скорее они будут продвигаться вперед, тем ближе будут к своему спасению. Поэтому отстающие просили о помощи знакомых и незнакомых. Но не было вьючного скота, чтобы их везти, а солдаты сами едва тащили свое оружие, и у них перед глазами стояли ужасы предстоящих бедствий. Поэтому они даже не оглядывались на частые оклики своих людей: сострадание заглушалось чувством страха. Брошенные же призывали в свидетелей богов и общие для них святыни и просили царя о помощи, но напрасно: уши всех остались глухи. Тогда, ожесточаясь от отчаяния, они призывали на других судьбу, подобную своей. Желали и им таких же жестоких товарищей и друзей». Это не о Наполеоне, это об Александре. Получается, что в эпоху Александра Македонского русы  были величайшим народом с великой историей, а евреи были малозаметным народом, и вся их история – придумана самими евреями.

          Восьмое. Известный «классификатор непознанного», шумеролог, историк и уфолог Захария Ситчин  в книге «Двенадцатая планета» приводит имена семи допотопных шумерских царей, сыновей богов. В этой поистине великолепной семёрке у пятерых в именах отчётливо просматривается корень «рус»: это Алорус, Алапрус, Амилларус, Мегалурус и Сизифрус. Ситчин почерпнул эти сведения у ученика Аристотеля Абидена и Александра Полигистора, цитировавших Бероса, приводившего в своей «Истории Вавилонии» список десяти допотопных царей, правивших на земле до Великого потопа.

          Если верить Беросу, 70% допотопных царей были не евреями, не шумерами, а русами. Сей факт, являющийся, несомненно, основополагающим для всей истории цивилизованного человечества, тем не менее старательно замалчивается.

          Но кто такой этот Берос? Беросом его звали греки, настоящее его имя, согласно СЭС,  Белрушу, то есть Белорус. Он был жрецом храма бога Мардука. Его исторический труд, написанный на греческом языке, не сохранился, но отрывочные сведения дошли до нас  в сочинениях античных и византийских историков.

          Белорус был на шесть лет моложе Александра Македонского. Когда армия Александра вошла в Вавилон, ему было около 19 лет, по тем временам вполне взрослый человек.  Будучи подлинным учёным, он, вероятно, присоединился к когорте учёных греков, сопровождавших армию Александра, в совершенстве выучил греческий язык и, вернувшись с Александром в Вавилон, описал поход в своём эпохальном историческом труде.

          К сожалению, этот труд не сохранился. Он исчез. Точно так же, как исчезли мемуары ветеранов Восточного похода Птолемея, Неарха, Онесикрита, Аристобула, Харета, как исчезли 44 тома «Всемирной истории» Помпея Трога, как исчезла важнейшая глава из «Исторической библиотеки» Диодора Сицилийского. Зато прекрасно сохранился двухтомник иудейского автора Иосифа Флавия, утверждавшего, вопреки всем остальным, что Александр заходил в Иерусалим, чтобы поклониться еврейским раввинам.

          Девятое. Многими историками, мифологами, лингвистами и другими исследователями историческое развитие человечества ассоциируется с образом Мирового дерева, взрастающего на почве прародины. Наиболее последовательно идею прародины отстаивают лингвисты и мифологи. Из общей прародины расходились по земле протонароды-ветви, создавая на новых местах вторичные центры цивилизации: египетский, шумерский, индоарийский, иранский и другие. Стволовым же образованием этнолингвистического древа являются славянорусы. Ушли шумеры, а царями у них были русы; ушли индоарии, инды, остались венды, а индоарийский язык санскрит более всего схож с русским языком; ушли иранцы, остались их старшие братья туранцы. Славянорусы, таким образом, являются носителями традиций, обычаев, смыслозадающих ценностей, культуры, языка, генов, древнейшей веры матерей и отцов. Ствол, конечно, меняется во времени: комель сильно отличается от вершинки. Тем не менее, ствол дерева – это единое образование, сильно отличающееся от ветвей. Из ветви дерева невозможно сделать бревно, брус, доску, точно так же из отделившегося народа невозможно сделать стволовое этнолингвистическое образование. Евреи хоть и древний народ, но на роль «ствола» никак не годятся.

          Десятое. Локализация прародины имеет важнейшее значение для подтверждения стволового положения славянорусов в мировом этногенезе. У лингвистов существует много точек зрения относительно локализации прародины. Среди них выделяется бореальная концепция, хорошо корреспондирующая с расовым типом северных европеоидов. Но наиболее последовательно и убедительно северную прародину отстаивают мифологи. В древнейших мифах греков, индоариев, иранцев, шумеров, германцев, финнов, славян приводятся настолько близкие реалии Заполярья, что не остаётся сомнения в том, что прародина была единой и что она располагалась в евразиатском Заполярье.

          Греки называли эту землю Гипербореей, индоарии землёй Меру, иранцы горами Хукарья, арабы горами Куккайа, славянорусы Лукоморьем, германцы Скандией. Согласно обобщённому описанию, прародина представляла собой относительно узкую полосу земли между берегом заснеженного океана (Коданский залив) и горами, протягивающимися с запада на восток. Рядом с берегом располагался архипелаг  из четырёх островов. Продолжительность полярной ночи здесь была стосуточной, что соответствует широте 76 градусов.

          В этих горах угадываются горы Бырранга, архипелаг соответствует Северной земле, а Гыданский п-ов и одноименный залив точно отвечают Коданскому заливу. Таким образом, прародиной человечества был Таймыр. Топонимика Таймыра содержит неисчислимое количество индоиранских гидронимов: рек с формантом «тари».  И таймырский народ наганасаны, признанный палеоазиатским, имеет самый многочисленный род, называемый «ваняды», суть венеды. Здесь же полно старинных русских топонимов, переработанных языками ненцев, тунгусов, юкагиров. Вообще, топонимика Таймыра – громадное нераспаханное поле для топонимистов.

          Историк Мария Струнина в статье «Хождение патриарха Авраама по Таймыру» высказывает точку зрения о том, что еврейская прародина располагалась на Таймыре, и что Яхве завещал Аврааму всю таймырскую землю. Обосновывая свой вывод, ряд местных гидронимов она уверенно выводит из иврита.

          Известно, что на карте «Tartaria» из атласа Ортелия 1570 года Таймыр назван Скифским полуостровом и населён, наряду с другими народами, евреями из колен Израиля Danorum  и Nephtalitarum Chorda. Существует мнение, что эти два колена были пригнаны на Таймыр ассирийцами, но оно не опровергает идею Таймырской прародины, а лишь дополняет её.

          Сами евреи своё племенное имя выводят из слова «ebre» - пришелец с той стороны, или «hapiru» - изгой, бродяга странник. Получается, что евреи не сами по себе ушли из прародины, а были изгнаны и двигались к своей новой обетованной земле не протоптанными дорогами, как все, а болотами, неудобицами, пустынями.  Очень может статься, что изгнаны они были за измену вере, то есть вероломство.

          На протяжении всей истории древность руссов бесконечно оспаривается. То египтянами, то греками, то германцами. Оспаривается древность скифов, оспаривается наше теснейшее родство со скифами, оспаривается подлинность хронографов отечественных летописей. И становится понятным, что главными противниками нашей древности на протяжении всей истории были евреи. Надо признать, они весьма преуспели в этом деле. Но мы всё же древнее.

          А помогают уродовать нашу историю наши же историки.

2. О фальсификации отечественной истории

          Есть основания предполагать, что фальсификация нашей истории началась давно, очень давно. Но начнём с Карамзина. Вот как зачинал свою «Историю государства Российского» Н.М. Карамзин: «Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными  историческими памятниками. Только в повествованиях греков и римлян сохранились известия о нашем древнем отечестве». А ведь это самые первые строки его четырёхтомника, задающие, так сказать, вектор всему его историческому труду. И это было написано в 1804 году, задолго до того, как Гегель назвал славян народом неисторическим.

          Откуда такое пренебрежение к собственному народу? Только ли оттого, что он поверил учёным немцам, заложившим в предыдущем веке русскую историческую науку в крайне русофобском стиле? Только ли оттого, что Николая Михайловича «научили плохому» его друзья-масоны? Возможно, и то и другое, но главным, я полагаю, является то, что Карамзин опирался в этом вопросе на православную традицию.

          Ещё в конце XI века летописец Нестор в пылу полемики с язычниками заявил, что славянские племена: древляне, северяне, вятичи, радимичи и другие, ещё не принявшие к тому времени христианство, «жили в лесе, якоже всякий зверь», жили по скотски, убивали друг друга, ели всё нечистое, умыкали девок у воды, срамословили при отцах и т.д. и т.п. Отсюда, по-видимому, и пошла православная традиция, заключающаяся в непререкаемом утверждении: культура, письменность и объединение Руси стали возможны лишь с принятием Православия. 

          Эту концепцию безропотно принял Карамзин, её же творчески развил, несмотря на атеистическую эпоху на дворе,  советский учёный академик Д.С.Лихачёва и его школа. Лихачев, получивший Героя Соцтруда «за выдающийся вкалад в русскую культуру» писал: «Сама по себе культура не имеет начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской истории, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двухтысячелетняя или полуторотысячелетняя? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств вряд ли такая дата возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано лишь за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности».

          Любимый ученик академика Гелиан Михайлович Прохоров пошёл значительно дальше и заявил: «Русский народ создала православная культура. До крещения не было народа русского, были племена. После крещения, мы видим, племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть русский народ». Заявил и пошёл получать Государственную премию. И ведь дали почему-то.

          Между тем, отрицание дохристианской истории, отрицание существования самого русского народа до принятия православия, это главная фальсификация нашей истории, граничащая с преступлением против Отечества. Цена этой фальсификации – многие миллионы жизней соотечественников.

          Основываясь на кажущемся отсутствии у нас глубинной истории, Гитлер посчитал Россию колоссом на глиняных ногах. Он решил, что свалить СССР с ног будет совсем нетрудно и в 1941 году напал на нашу страну. Лишь получив мощнейший «пинок под зад» он, надо думать, вполне ощутил, мощь наших «исторических ног».

          Так практика, будучи критерием истины, реально показала наличие глубинных исторических, в том числе дохристианских, корней.у русского народа. Теоретически же без глубинной истории невозможно объяснить ни самого появления славян на исторической арене в VI веке, ни высочайшей культуры, которая у него к этому времени сформировалась. Ещё Егор Классен обращал внимание на то, что славяне по численности куда как превосходят все другие европейские народы, что уже в силу одной только численности можно смело говорить о большой древности славян, ибо народы не выскакивают из табакерки. При прочих равных условиях, чем выше численность народа, тем дольше он жил на земле.

          Запальчивое утверждение Нестора о том, что славяне жили скотским образом разрозненными отсталыми племенами, не соответствует истине.. Норманны, не имевшие в то время городов, называли Русь Гардариками, то есть страной городов. А города – общепризнанное средоточие культуры.

          Говорят, Андрей Первозванный, посетив Русь, был более всего поражён русской банной культурой, которая залог здоровья. В XI веке Анна Ярославна, выданная замуж за французского короля, умоляла отца забрать её в златоглавый Киев, потому что вонючие французские вельможи, давно принявшие христианство,  не знали бань и спали на шкурах без простыней, совсем как звери.

          В 907 году русский князь Олег успешно воевал под стенами Царьграда. После того, как византийцы закрыли гавань цепями, Олег поставил свои ладьи, числом 2000, на колеса и «в тачаночно-ладейном» строю под алыми парусами двинул к городу. Было отчего византийцам забояться и целовать крест в знак подчинения и верности. До крещения в Днепре и Волхове было почти столетие. В каком лесу русский народ мог набраться такой высочайшей воинской культуры? Да нет же, эта культура формировалась на протяжении тысячелетий.

          А о чём свидетельствуют археологические раскопки в Великом Новгороде? Мощёные улицы, водопровод, дренажная система, обувь кожаная, с узорными аппликациями, всюду шахматные фигуры. Что-то непохоже на скотскую жизнь «в лесе, якоже всякий зверь». Опять неправ Нестор. Эта высочайшая культура городской жизни также формировалась веками и тысячелетиями жизни в городах.

          Содержание знаменитых новгородских берестяных грамот совершенно недвусмысленно говорит о поголовной грамотности новгородских словен в XI – XII веках. Хозяйственные записи, деловые распоряжения, любовные записки, шутки школяров решительно свидетельствуют, что использование письменности  не было прерогативой одних лишь князей и бояр, но сущей повседневностью широких народных масс. Кстати, поголовная грамотность немыслима без высочайшей книжной культуры. Куда же подевались берестяные книги, коих должно было быть неисчислимое множество? Уж не сгорели ли в кострах? И кто же эти костры разводил?

          Но главный вопрос с письменностью вот в чём. Не могли же новгородцы, искупавшись в Волхове, стать поголовно грамотными. Назавтра. Поголовная грамотность также была подготовлена всей предыдущей историей. И письменность у славян существовала задолго до Кирилла, ведь он сам признавался, что до создания им славянского алфавита, получил на руки в Корсуни Евангелие, написанное русскими буквами.

          Если верить Хронографу Никаноровской летописи, город Словенск, на месте которого стоит  Новгород, был поставлен  правнуками Скифа и Зардана Словеном и Русом в далёком 2355 году до н.э.  И почему бы нам не верить нашим летописям? Почему мы не верим Помпею Трогу, написавшему во «Всемирной истории», что скифский царь Танай пошёл походом на Египет? Потому что «выйти из леса и пойти на Египет» - это немыслимо. Зато если царь Танай владел царством, простиравшимся от Алтая и Танаевой дроги, что под Томском до Фракии, то станет очевидным, что у наших предков была государственность задолго до Рождества Христова. Настолько задолго, что Помпей Трог называл наш народ самым древним на земле. Древнее Египтян.

          Почему же практика, как критерий истины, не заставила марксистско-ленинских историков и филологов поверить в древность русского народа, в наличие у него глубочайших исторических корней? Потому что на смену православной доктрины пришла марксистско-ленинская. А что утверждал верный соратник и соплеменник Маркса Фридрих Энгельс (Янкель)? «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими». (Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852).

          Вот так и не иначе. Всякие утверждения о древности славяно-русов «ненаучны» и «антиисторичны». Теперь наши учёные с полным правом «научности» отстаивают небытие русского народа до принятия православия. Только грош цена этой «научности», одна голимая русофобия и фальсификация нашей подлинной истории.

3. Локализация Прародины человечества

          Надо со всей решительностью заметить, что в исторической науке, как и в философии, существует Основной вопрос, формулирующийся следующим образом: современные народы рождались на тех землях, где проживают сейчас (автохтонность), или их прародина, месторазвитие было совсем в иных краях (аллохтонность)? Традиционно западные историки решают этот вопрос в пользу автохтонности, несмотря на то, что существовали эпохи Великих переселений народов, несмотря на то, что индоарии и иранцы пришли на места нынешнего проживания откуда-то из Заполярья: мы. Европейцы, ясное дело, автохтоны, а всякие там варвары-пришельцы суть аллохтоны. Таким образом, концепция переселений упирается в вопрос: все ли народы переселялись и каким было это переселение – хаотическим или направленным.

          Стройность и осмысленность концепции переселений придаёт идея единой Прародины человечества. На этой идее настаивает часть лингвистов, усматривающих глубокое родство языков не только индоевропейской языковой семьи, но и уральской, алтайской, картвельской, семито-хамитской и дравидийской семей.

          Этнографы и культурологи приводят массу доказательств существования единой прародины. Древние индоарии называли её Меру, греки Гиперборей, славяне Лукоморьем и Край-землёй. При этом Г.М Бонгард-Левин и Э.А. Грантовский обнаружили чрезвычайное сходство греческих мифов о Гиперборее с ведийскими повествованиями об арктической прародине. Индоарийские Веды детально проанализировал известный санскритолог Бал Гангадхар Тилак и пришёл к выводу, что родиной Ариев было Заполярье. Свою книгу, выдержавшую несколько изданий на рубеже XIX и XX веков он так и назвал «Арктическая родина в Ведах». В самом начале XXI века она была переведена на русский язык и издана в России.

          Исходя из этой гипотезы антропологический тип носителей раннеиндоевропейского языка должен был быть бореальным, то есть более всего соответствовать скандинавскому: светлые волосы, голубые глаза, белая кожа и т.д. Именно эту точку зрения разделяли германские учёные и не их вина, как это учение использовали нацисты.

          Кроме языковых и расовых признаков арии, как выходцы из арктической прародины, характеризовались и другими признаками, например культуртрегерской функцией, хозяйственным укладом, ролью женщин в управлении обществом, религией и позицией в Первой гражданской войне. Если из суммы признаков выхватывать какой-то один, нетрудно впасть в ошибку.

          По вопросу локализации также высказано множество мнений: это и Северное Причерноморье, и Малая Азия и евразиатское Заполярье. Вот эта последняя локализация удивительным образом совпадает с древнегреческими гиперборейскими мифами и ведийскими гимнами Ригведы, что и подметили Грантовский и Бонгард-Левин.

          Согласно моей концепции, индоевропейская прародина совершенно закономерно сформировалась на Таймырском полуострове. Этот процесс был обусловлен климатически и развивался следующим образом. В условиях Ледникового периода, царившего на Земле три последние миллионолетия, животные последовательно выжимались из Европы в Сибирь. Происходило это благодаря большой заснеженности Европы и бесснежности Сибири. Тёплые течения, в частности Гольфстрим, обусловливали гигантские испарения у европейских берегов, снегопады засыпали Европу, в то время как в Сибирь Атлантические циклоны приходили уже сухими. В Сибири был создан «охотничий рай» (А.Н. Окладников): колоссальное количество мамонтов, шерстистых носорогов, северных оленей и диких лошадей легко кормились на малоснежной равнине, и человеку было легко их добывать. Поэтому из Европы в Сибирь вначале перекочевали неандертальцы, а позже (40-10 тысяч лет назад) и кроманьонцы. Европа обезлюдела, а сибирские просторы вместили всех желающих.

          По окончании Ледникового периода в Европе долго таял Скандинавский ледник трехкилометровой мощности, а в Сибири, где из-за отсутствия больших снегопадов, мощного покровного оледенения не было, лёд растаял гораздо быстрее и климатические зоны стали быстро смещаться на север. Холодолюбивые мамонты также двинулись на север, а за ними потянулись и люди. (Теперь уже Сибирь обезлюдела и академик Окладников назвал это явление мезолитическим кризисом культуры). И те и другие стали накапливаться на берегах арктических морей. А поскольку берег Северного Ледовитого океана построен в виде клина (Белое море и мыс Дежнёва расположены на широте Полярного круга, а мыс Челюскина на Таймырском полуострове на 12 градусов севернее), и животные и люди сконцентрировались на севере Таймыра за горами Бырранга.

          Оппоненты считают, что Сибирь заселялась людьми гораздо позже. Потому что холодно, потому что далеко... А на самом деле, уже 10 тысяч лет назад территория Таймыра была плотно заселена. В 1993 году в ходе археологических полевых исследований по программе российско-германского проекта, на северном берегу Таймырского озера была обнаружена харчевня древнего человека, где было выброшено на помойку огромное количество фрагментированных костей самых разных животных, в том числе мамонта. Абсолютный возраст костей из этого пиршества 1020+-60 и 9680+-130 лет.

          Два слова о важности первоконцентрации сибирского народонаселения на севере Таймырского полуострова. Если раньше люди жили на огромных сибирских просторах рассеянно, по законам прайда в виде первобытных человеческих стад, охраняли свою территорию, а чужаков попросту съедали, то сконцентрировавшись были вынуждены устанавливать друг с другом добрососедские человеческие отношения. Попросту говоря, человек становился человеком, и результатом первоконцентрации стал социогенез. . Кроме того, огромное количество сконцентрированных животных привело тогдашних людей, во-первых, к осёдлому образу жизни, а, во-вторых, к производящим формам хозяйствования – животноводству и земледелию. Чем бегать за животными по пампасам, не проще ли набросить верёвку на шею ближайшему оленю или лошади и схарчить его завтра? Высвободились руки и мозги для ремесленничества, занятия искусством и наукой, для служения богам, администрирования и т.п. Тем самым сложились условия для формирования цивилизации. И она сформировалась. Это был цивилизационный взрыв. Государственность, градостроительство, металлургия – всё возникло быстро и бурно, а остальное человечество в том числе в Египте, в Шумере, на Инде и на Хуанхе продолжало пребывать в каменном веке. Именно пришельцы из Таймырской Прародины создали в указанных местах вторичные центры цивилизации, что может быть подтверждено составом бронз.

          Что заставляло предков уходить из Прародины? Вначале к этому вела просто перенаселённость. Ведь территория Прародины (северные склоны Бырранга, Карское побережье, острова Северной Земли) очень невелика и быстро заполнилась. Скоро люди расселились по всему Таймыру. Первые дальние миграции на юг были мирными и на новых местах жительства переселенцы не строили крепостных сооружений. При этом молились они не богам, а богиням и служителей культа у них были женщины.

          Позже главной причиной исхода стало резкое похолодание. Вот как о нём говорится в Авесте: «Родина арьев была некогда  светлой прекрасной страной, но злой демон наслал на нее холод и снег, которые стали поражать ее ежегодно по десять месяцев. Солнце стало всходить лишь один раз, а сам год превратился в одну ночь и один день. По совету богов люди ушли оттуда навсегда». Далее в Авесте очень показательно описываются подробности исхода авестийцев, ведомых Йимой: «И царству Йимы настало триста зим и стало тесно людям и скоту. Тогда Йима выступил к свету в полдень на пути Солнца и расширил свою страну, где люди жили шестьсот лет, а затем снова расширил страну в сторону Солнца и жили в стране девятьсот лет».

          Следует оговориться, что переселения никогда не бывают «до последнего человека». Уходила меньшая часть народа, как правило, это были активные молодые люди, способные к воспроизводству и завоеванию новых земель. Большая часть народа  (родители !)оставалась. Не случайно переселившиеся иранцы называли оставшихся в прародине туранцев своими старшими братьями. Не случайно новое отечество германцы называют «Дойчланд» - дочерняя земля.

          Итак, из Прародины вышли переселенцы, создавшие центры цивилизации в Египте, Шумере, в Хараппе, на Хуанхе. Позже отсюда же выходили хетты, иранцы, киммерийцы, скифы, кельты германцы. Это так называемые ветви этногенетического и лингвистического дерева Прародины. А что же представлял собой ствол этого образования, этой общности? Какой современный народ является носителем языка, религии, традиций, обрядов, смыслозадающих ценностей Прародины? У нас мало данных для того, чтобы судить в этом вопросе уверенно. Но рассуждать мы можем. Смотрите, ушли индоарии, инды, остались венды, ушли иранцы – остались туранцы. Правда, и те и другие вскоре переселились в Европу и на юг Западной Сибири. Вендов (венедов) в Европе совершенно справедливо считают предками славян. Туранцев персы считают своими старшими братьями и уверенно производят от них руссов. Таким образом, мы вправе считать, что преемником стволового этнолингвистического образования индоевропейской Прародины являются славяне, а конкретнее – русские, поскольку 80% славян – это русские люди. А это значит, что мы вправе и даже обязаны искать древние следы славян на Таймыре.

4.Топонимика

          При переселениях, утверждают историки, никогда не уходят все до последнего человека. Обычно на новые земли отправляются партии молодых энергичных людей, способные к активному воспроизводству, но всё же меньшая часть народа. Большинство остаётся. Остаётся стволовое этническое образование. Выше мы уже выяснили, что преемниками «ствола» являются русские. И следовательно, топонимия Прародины должна изобиловать русскими названиями, или переработанными русскими топонимами. Но ведь именно такую картину мы и наблюдаем на Таймыре.

          Известно, что придя в Сибирь, казаки столкнулись с тем, что названия рек, гор, болот и т.п. звучали в устах местных жителей как-то очень уж по-русски. На Западном Алтае и на севере Сибири местами встречались вообще одни только русские топонимы. Так, на реках Хете, Котуе и Хатанге на чертеже Семёна Ремезова «Поморие Туруханское» (конец XVII века) показаны одни лишь русские названия: Боярско, Романово, Медцово, Медведево, Сладково, Даурско, Ессейко, Жданово, Крестово и т.п. Разумеется, можно думать, что эти названия дали русские казаки-первопроходцы в XVII веке. Но вот ведь какая закавыка! Часть безусловно русских названий присутствует на Западноевропейских картах XVI века (карты Меркатора, Гондиуса, Герберштейна, Сансона и др): Лукоморье, Грустина, Серпонов, Тером и т.д. Карты эти были выкуплены в Москве у жадных до взяток чиновников, а составлялись они русскими людьми, не то первопроходцами, не то аборигенами. Важно, что эти названия доермаковы, что русские жили в Сибири до начала XVII века. И, следовательно, часть безупречно русских топонимов в Сибири являются доермаковыми.

          На Таймыре очень много русских топонимов. Река Казак-Яха, р. Таловая, р. Рыбная, оз. Глубокое, г. Медвежка, г. Сундук, р. Росомаха. Но очень трудно вычленить, какие объекты получили название в XVII веке и позже, а какие сохранились с древнейших времён. Логично предположить, что более древние топонимы в большей степени переработаны ненцами, эвенками, нганасанами, долганами, юкагирами и другими местными народами. Такие топонимы здесь есть. Например, правый приток реки Таз называется Луцеяха (в скобках – Русская река). Хорошо, что на карте дан перевод, а то в этой Луцеяхе нипочём не узнать русскую реку. Ещё два безупречно русских гидронима – Нюча-Хетта в бассейне Надыма – Русская Хетта и Нюччадхоляк – правый приток реки Попигай. Нюча, так якуты доныне называют русских. В паспорте моей жены, получавшей его в Якутии, в графе национальность написано «нууча»

          Это также мыс Оружило на севере оз.Пясино, река Джангы (Деньги) в горах Хараелах, оз. Гудке, гора Гудчиха. Несомненная переработанность этих топонимов свидетельствует, что они очень древние. Эти названия давались географическим объектам сразу после ухода индоариев и иранцев, а может быть ещё в их бытность в этих местах. А ведь это как минимум второе тысячелетие до н.э.

          И вот зададимся вопросом: разве могли, проживая на Таймыре, наши предки не заметить богатейшую здешнюю руду? Конечно не могли. Они её нашли и активно разрабатывали. Основываясь на данных археологии и химсоставе бронз, главный геолог Норильской геологоразведочной экспедиции ПО «Норильскгеология» Юрий Краковецкий и ведущий специалист Виктор Вахрушев утверждают, что медь добывалась в районе Норильска уже в IX веке до н.э. Не составит большого бесстрашия присоединиться к норильским геологам,  и мы к ним присоединимся. Добавим лишь, что таймырские бронзы плавились с присадкой не олова, но мышьяка, который добывался в районе реки Тареи. Надо думать, именно таймырской мышьяковистой бронзой с высоким содержанием серебра и золота, а также норильской медью с примесью никеля, платины и палладия торговали в Средиземноморье непревзойдённые мореплаватели прародины. Их флот приходил в Средиземное море с регулярностью в три года. Финикийцы и греки называли прародину Тартесс, а величайший поэт древности Гомер напрямую связывал Тартесс с Тартаром и Тартарией.  Думаю, совсем не случайно посередине Западной Сибири есть река Тартас, приток Оми. Ведь именно здесь проходил сухопутный миграционный поток, связывавший прародину с Причерноморьем, Малой Азией, Месопотамией.

          Торгуя медью и бронзой тогдашний Таймыр (Тартесс) сказочно богател, и гидроним Джангы может статься намекает именно на эту сторону здешней земли. Здешние богатства не могли не привлекать завоевателей. Вот и приходили сюда люди с мечом: Семирамида, Кир, Александр Македонский. Все, правда, были биты, Семирамида увела лишь 20 человек, Кир спас семерых, а непобедимый Македонский заморозил в снегах Путорана три четверти своего войска.

5. Русская идея в свете «ствола» и «ветвей»

          Коль скоро мы являемся стволовым этническим образованием Сибирской Прародины, наша русская особость выражается через отличие ствола от ветвей. Подобно тому, как из ветвей, даже толстых, невозможно сделать бревно, брус, плаху, доску, вытесать обласок и т.п., в этногенетических ветвях нельзя увидеть носителей праязыка, древнейших традиций, изначальных смыслозадающих ценностей, непрерывноразвивающейся культуры. Всё это прерогатива стволового образования.

          Мы, русские, отличаемся от неславянских народов Евразии именно тем, что являемся носителями древнейшей духовности, основанной на служении Правде (роте), носителями древнейшего ведического мировоззрения, мы владеем древнейшим и красивейшим языком, мы развиваем древнейшую и человечнейшую культуру на земле.

          Наши взаимоотношения с отделявшимися и переселявшимися на новые земли народами, были сродни отношениям между детьми и родителями. Родители, как правило, любят всех детей одинаково. Забота об уходящих «детях» приводила к отмеченной Достоевским «вселенскости» русского народа, к незапятнанности национализмом. Отношение же ушедших народов к нам нередко уподобливалось отношению детей к «отсталым предкам», причём некоторые «детки», я имею в виду прежде всего германцев, застряли в переходном возрасте.

          Именно наше стволовое положение и родительское отношение к другим народам послужили причиной «необъяснимому» разрастанию Российской империи, добровольному присоединению к нам малых и больших этносов. Вспомните, как мгновенно и практически бескровно была взята Сибирь. Сравните, это с тем, как «осваивали» Северную Америку «просвещённые и цивилизованные» англосаксы, сколько миллионов индейцев они уничтожили при этом.

          Наше стволовое положение объясняет нам и ту лёгкость, с которой воспринимался русский язык присоединёнными народами. Русский язык способен передавать любые оттенки мысли потому, что эти мысли есть. По другому говоря, язык является выразителем глубочайшего мировоззрения, мировидения, миропонимания. В этой связи все попытки некоторых оборзевших политиков отбросить русский язык обречены на неудачу – затормозится развитие науки и искусства.

           Из стволового положения мы можем объяснить все особенности русского национального характера: столь удивляющую западников загадочность русской души, заключающуюся в её высокой духовности. Бездуховный Запад никак не может понять и принять нашего Иванушку дурачка, который и дурачок-то лишь потому, что нестяжателен. Нестяжательность – одна их наиболее характерных черт русского характера. Быть богатым посреди окружающей бедности считалось на Руси стыдным.

          Рядом с нестяжательностью стоит созерцательность. Русскому человеку всегда было важно понять о жизни что-то самое главное, а для этого надо было внимательно созерцать жизнь и размышлять о ней, а не только вкалывать. Кстати и вкалывать русские люди умеют не хуже муравьёв. К этому нас приучили суровые климатические условия. Когда зима катит в глаза приходится работать на пределе сил.

           Два слова о русском бесстрашии, сделавшем русского солдата лучшим в мире. Это бесстрашие было следствием древнейшего ведического мировоззрения. Согласно представлениям предков, душа человека после смерти тела не отправлялась в рай или ад, а воплощалась в новое тело для прожития новой жизни на Земле. Волхвы учили молодых воинов не бояться смерти в бою, потому что обещали юношам скорое новое воплощение в своём роду, в своём народе. Для этого волхвы привлекали молодаек и применяли ритуальный секс сразу после битвы, пока души погибших воинов не «улетели» далеко. Христианские проповедники сломали немало ядовитых стрел по поводу этого не понятого ими ритуала.

           А какова же роль христианства в становлении русского национального характера? Думаю, его роль предшественниками была, мягко говоря, преувеличена. Но вот к противоречивости русского характера, которую неустанно подчёркивал Н.А. Бердяев и выводил из двоеверия, христианство несомненно причастно. С одной стороны покорность и смирение, с другой – склонность к разгулу и анархии. С одной стороны стойкая приверженность Православию, с другой – обилие мистических сект. Нетрудно видеть, что одни черты русского характера, такие как бесстрашие, необузданность, свободолюбие, причём в первую очередь стремление к внутренней свободе духа, коммюнотарность, склонность к ведовству несут следы влияния язычества, вернее древней ведческой религии, в то время как  смирение, терпеливость, чуть ли не рабская покорность, обусловлены влиянием христианства.

           Любопытно, что благодаря исследованиям Ксении Касьяновой, мы можем количественно оценить, насколько в нашем характере больше языческого, нежели в характере американцев или западноевропейцев. Оказывается, более всего мы отличаемся от американцев необузданностью чувств, мужчины на 13% шкалы, а женщины аж на 20.

           Но всё же главное различие наше с Западом, «ствола от ветвей» состоит в смыслозадающих ценностях. На Западе произошло чудовищное смещение этих ценностей с области духовного в область материального. Все ценности у них сводятся к «золотому тельцу», всё оценивается в номинале. Вот пример. В декабре 1993 года журналист Юрий Гейко описал в «Комсомолке» типичную американскую «лавстори» о том, как один итальянец уговорил свою семнадцатилетнюю любовницу Эмми Фишер застрелить его поднадоевшую жену. Фишер промазала и лишь ранила соперницу. Та выжила, а Эмми посадили. И дальше начинается совершенно невообразимое. Газеты и телевидение буквально сходят с ума по этой Фишер: ежедневно в течение месяцев статьи, интервью, фотографии. Три крупнейшие телекомпании выпускают на экраны три фильма, и... американцы смотрят! Результаты опроса трехсот студентов Колумбийского университета показали, что в десятке самых популярных людей Америки Эмми Фишер разделила третье и четвертое место с самим Джорджем Бушем. Ставшие миллионерами супруги помирились и живут, говорят, душа в душу. Ставшая миллионершей Фишер спокойно ждёт освобождения.

           Чем мы отличаемся от Запада в плане смыслозадающих ценностей? Тем, что мы ещё осознаём то, что у них «башню снесло», а они уже этого не понимают, они вообще не врубаются, что такое хорошо и что такое плохо. Смутно предчувствующий надвигающуюся катастрофу Мир с надеждой смотрит на нашу страну. Оправдаем ли мы эти надежды? Послушаются ли нас «отвязавшиеся детки»? Однако прежде чем браться за ремень нам необходимо доказать всему миру наше «стволовое положение». А для этого нашей исторической науке необходимо предпринять какие-то совершенно экстраординарные меры. Специально для дураков скажу, чтобы им было за что зацепиться: в первую очередь надо расстрелять всех докторов и кандидатов в доктора исторических наук и создать на ровном месте новую историческую науку, а потом переучить школьных учителей.

 


Rambler's Top100 Яндекс цитирования CATALOG.METKA.RU Томск Каталог Томского интернета
        Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved