Об искажении русской истории

          Сегодня опубликован Указ Президента России Д.А. Медведева о создании комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб русскому народу. На мой взгляд, указ более чем нужный и своевременный. Не случайно «Эхо» подняло хорошо знакомый вой. Об одном жалею, ну почему такой указ не принял Пётр Первый, а лучше бы – Иван Грозный.

          Есть основания предполагать, что искажения нашей истории начались давно, очень давно. Вот как открывал свою «Историю государства Российского» Николай Михайлович Карамзин: «Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками. Только в повествованиях греков и римлян сохранились известия о нашем древнем отечестве». А ведь это самые первые строки его четырёхтомника, задающие, так сказать, вектор всему его историческому труду. И это было написано в 1804 году, задолго до того, как Гегель назвал славян народом неисторическим.

          Откуда такое пренебрежение к собственному народу? Только ли оттого, что он поверил учёным немцам, заложившим в предыдущем веке русскую историческую науку в крайне русофобском стиле? Только ли оттого, что Николая Михайловича «научили плохому» его друзья-масоны? Возможно, и то и другое, но главным, я полагаю, является то, что Карамзин опирался в этом вопросе на православную традицию.

          Ещё в конце XI века летописец Нестор в пылу полемического задора заявил, что славянские племена древляне, северяне, вятичи, радимичи и другие, ещё не принявшие к тому времени христианство, «жили в лесе, якоже всякий зверь», жили по скотски, убивали друг друга, ели всё нечистое, умыкали девок у воды, срамословили при отцах и т.д. и т.п. Отсюда и пошла православная традиция, заключающаяся в непререкаемом утверждении: культура, письменность и государственность на Руси появились лишь с принятием христианства.

          Эту концепцию безропотно принял Карамзин, её же творчески развил, несмотря на атеистическую эпоху на дворе, советский учёный академик Д.С.Лихачёва и его школа. Лихачев, получивший Героя Соцтруда «за выдающийся вкалад в русскую культуру» писал: «Сама по себе культура не имеет начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской истории, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двухтысячелетняя или полуторотысячелетняя? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств вряд ли такая дата возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано лишь за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности».

           Любимый ученик академика Гелиан Михайлович Прохоров пошёл значительно дальше и заявил: «Русский народ создала православная культура. До крещения не было народа русского, были племена. После крещения, мы видим, племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть русский народ». Заявил и пошёл получать Государственную премию. И ведь дали почему-то. Между тем, отрицание дохристианской истории, отрицание существования самого русского народа до принятия православия, это не просто искажение нашей истории, это ни что иное, как величайшее преступление против Отечества.

          Основываясь на кажущемся отсутствии у нас истории, Гитлер назвал Россию колоссом на глиняных ногах. Он решил, что свалить СССР с ног будет совсем нетрудно и в 1941 году напал на нашу страну. Лишь получив мощнейший пинок под зад он, возможно, понял, что «исторические ноги» у нас есть и вполне мощные.

          Так практика, будучи критерием истины, решительно намекнула на то, что у русского народа есть-таки глубинные исторические корни. Ведь без глубинной истории невозможно объяснить ни самого появления славян на исторической арене в VI веке, ни высочайшей культуры, которая у него к этому времени уже была. Ещё Егор Классен обращал внимание на то, что славяне по численности куда как превосходят все другие европейские народы, что уже в силу одной только численности можно смело говорить о большой древности славян, ибо народы не выскакивают из ничего, будто чёрт из табакерки. Численность народа есть производное от времени.

          При этом утверждение Нестора о том, что славяне жили скотским образом разрозненными отсталыми племенами, это наглое враньё. Норманны, не имевшие в то время городов, называли Русь Гардариками, то есть страной городов. А города – общепризнанное средоточие культуры.

           Говорят, Андрей Первозванный, посетив Русь, был более всего поражён русской банной культурой, которая залог здоровья. В XI веке Анна Ярославна, выданная замуж за французского короля, умоляла отца забрать её в Киев, потому что вонючие французские вельможи, давно принявшие христианство, бань тем не менее не знают, не моются и спят без простыней.

          В 907 году русский князь Олег успешно воевал под стенами Царьграда. После того, как византийцы закрыли гавань цепями, Олег поставил свои ладьи, числом 2000, на колеса и «в тачаночно-ладейном» строю под алыми парусами двинул к городу. Было отчего византийцам забояться и целовать крест в знак подчинения и верности. До крещения в Днепре и Волхове было почти столетие. В каком лесу русский народ мог набраться такой высочайшей воинской культуры? Да нет же, эта культура формировалась на протяжении тысячелетий.

          А о чём свидетельствуют археологические раскопки в Великом Новгороде? Мощёные улицы, водопровод, дренажная система, обувь кожаная, с узорными аппликациями, всюду шахматные фигуры. Что-то не похоже на скотскую жизнь «в лесе, якоже всякий зверь». Приврал Нестор. Эта высочайшая культура городской жизни также формировалась веками и тысячелетиями жизни в городах. Содержание знаменитых новгородских берестяных грамот совершенно недвусмысленно говорит о поголовной грамотности новгородских словен в XI – XII веках. Хозяйственные записи, деловые распоряжения, любовные записки, шутки школяров решительно свидетельствуют, что использование письменности не было прерогативой одних лишь князей и бояр, но сущей повседневностью широких народных масс.

          Но главный вопрос с письменностью вот в чём. Не могли же новгородцы искупавшись в Волхове стать поголовно грамотными. Назавтра. Поголовная грамотность также была подготовлена всей предыдущей историей. И письменность у славян существовала задолго до Кирилла и Мефодия, ведь сам Кирилл признавался, что до создания им славянского алфавита, видел в Корсуни Евангелие, написанное русскими буквами.

          Если верить Хронографу Никаноровской летописи, город Словенск, на месте которого стоит Новгород, был поставлен правнуками Скифа и Зардана Словеном и Русом в далёком 2355 году до н.э. И почему бы нам не верить нашим летописям? Почему мы не верим Помпею Трогу, написавшему во «Всемирной истории», что скифский царь Танай пошёл походом на Египет? Потому что «выйти из леса и пойти на Египет» - это немыслимо. Зато если царь Танай владел царством, простиравшимся от Алтая и Танаевой дроги, что под Томском до Фракии, то станет очевидным, что у наших предков была государственность задолго до Рождества Христова. Настолько надолго, что Помпей Трог называл наш народ самым древним на земле. Древнее Египтян.

           Почему же практика, как критерий истины, не заставила марксистско-ленинских историков и филологов поверить в древность русского народа, в наличие у него глубочайших исторических корней? Потому что на смену православной доктрины пришла марксистско-ленинская. А что утверждал верный соратник и соплеменник Маркса Фридрих Энгельс? «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими». (Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852).

          Вот так и не иначе. Всякие утверждения о древности славяно-русов «ненаучны» и «антиисторичны». Теперь наши учёные с полным правом «научности» отстаивают небытие русского народа до принятия православия. Только грош цена этой «научности» одна голимая русофобия и искажение нашей подлинной истории.

20.05.09.

 


Rambler's Top100 Яндекс цитирования CATALOG.METKA.RU Томск Каталог Томского интернета
        Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved