Нас трясет, а мы не боимся

 

В субботу 27 сентября юг Западной Сибири сильно тряхнуло. Эпицентр землетрясения был на Алтае, в районе Кош-Агача. После этого в течение четырех дней имели место еще несколько сотен мелких толчков. Дрожит земная кора, дрожит, к чему бы это?

Сибиряки сильно озабочены алтайским землетрясением. Население опасается, не тряхнет ли еще сильнее, не повалятся ли девятиэтажки и не повзрываются ли экологически опасные предприятия? Начвальство, как всегда, более всего опасается оаспространения паники. Самые пожилые люди первого октября ждали сообщений о расстрелах паникеров.

Специалисты ГО и ЧС ищут трещины в стенах зданий. В Новосибирске это может быть и правильный взгляд, но не у нас в Томске. У нас последствия землетрясения надо искать под землей. Еще в 1997 году я привлекал внимание общественности к проблеме опасного соседства Томского и Северского водозаборов с полигоном подземного захоронения жидких радиоактивных отходов Сибирского химического комбината. Возможность попадания техногенных радионуклидов в водопроводные краны Томска и Северска в значительной степени зависит от активности неотектоники. Томские геологи и гидрогеологи однозначно говорят, что разломная тектоника между названными водозаборами и полигоном захоронения развиты интенсивно и, более того, эта тектоника способствует установлению гидравлической связи между ними. Попросту говоря, способствует перетоку флюидов из зоны повышенного давления (захоронение) в зону пониженного давления (водозаборы).

Наиболее определенно по этому вопросу высказались томские ученые В.К.Попов, В.А.Коробкин, Г.М.Рогов и другие в монографии «Формирование и эксплуатация подземных вод Обь-Томского  междуречья», Томск, 2002, С.133: «В процессе тектонического развития сформировались … и система глубинных разломов субширотного простирания, в которой находятся третья и вторая очереди Томского водозабора (северная часть) и полигоны захоронения жидких радиоактивных отходов… Здесь продолжается неотектонический этап их развития». Эти разломы, по мнению авторов, подновляются во время землетрясений в Алтае-Саянской складчатой зоне и ,следовательно, интенсифицируют перетоки по ослабленным зонам.

Прошу обратить внимание на то, что в числе авторов цитируемой работы находится председатель Совета ректоров томских ВУЗов Геннадий Маркелович Рогов. На языке символики это означает, что вся мощь томской вузовской науки предупреждает нас о том, что опасность соседства водозаборов и полигона реальна и нешуточна. На С.131 авторы указывают что «в воде ряда режимных скважин в 1990-1992 гг были зарегистрированы техногенные радионуклиды». Содержание их было незначительным, но вопрос, откуда они проникли в водоносный горизонт, тем не менее, остается.

«Умному городу», мне представляется, следовало бы на порядок увеличить количество анализов питьевой воды из эксплуатационных скважин, несмотря на их дороговизну. Нехудо было бы и народу ежедневно сообщать, какую воду мы пьем фактически.

И последнее. Убеждая нас в том, что альтернативы подземному захоронению жидких радиоактивных отходов нет, специалисты СХК приводят такие цифры: стоимость кубометра остеклованных отходов составляет 18 тысяч рублей, а стоимость кубометра, закачанного под землю- 32 рубля. Правда, впечатляет – 600 раз! А во сколько нам обойдется строительство нового водозабора в районе Молчанова, строительство водовода их не интересует. И правильно, финансирование  ведь пойдет из другого кармана.

 

 

 


 
 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved