ТАМ ЛЕС И ДОЛ ВИДЕНИЙ ПОЛНЫ

 

«Сибирский кот» (№ 2) был не первым, заявившим о сибирской локализации Лукоморья. В 1945 году советский поэт Леонид Мартынов опубликовал стихотворение «Лукоморье», где утверждал, что Лукоморье - за Уралом, по соседству с Югрой на берегу Студёного моря. А известный томский поэт и прозаик Сергей Заплавный 30 лет назад в «рассказах о Томске» называл Лукоморье Томским. В 1993 году Лукоморье поместил в Сибири Феликс Штильмарк. С учётом сибирской локализации Лукоморья возникает необходимость вновь обратиться к бессмертному пушкинскому Прологу к «Руслану и Людмиле».

У лукоморья дуб зелёный;

Златая цепь на дубе том:

И днём и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом;

Кот-то учёный, оказывается, сибирский кот. Это первое, но и этого уже немало. Сибирский кот учился, несомненно, в Томске, это второе, ведь Томск – признанный центр высшего образования всероссийского масштаба. У нас на одном километре Университетского проспекта (так правильнее было бы называть проспект Ленина) расположено четыре университета: Политехнический, классический, Медицинский и Радиоэлектроники. Так что высшее образование получили в Томске многие тысячи выпускников. Был среди них и Сибирский кот. По версии Владимира Высоцкого, опубликованной в 1967 году в антисказке «Лукоморья больше нет», сам учёный кот златую цепь снёс в торгсин и пропил. Но это неправда. Сказка ложь с намёком, а антисказка – злая ложь.

                        Там чудеса: там леший бродит,

                        Русалка на ветвях сидит;

О чудесах. Новгородцы удивлялись им ещё в начале XII века. В Ипатьевской летописи под 1114 годом сообщается, что старые мужи, ходившие за Югру и за Самоядь, своими глазами видели, как из тучи на землю падали соболята и оленята и разбегались по земле. Если не врали, то это не что иное, как чудо.

О леших. Ханты называли лесных людей «маигики». Доктор философии и д-р исторических наук Б.Ф. Поршнев считал, что лешими, лесными, снежными людьми являются реликтовые неандертальцы. Он относил к реликтовым неандертальцам легендарных гогов и магогов. Нами в сотне километров от Норильска в горах Путорана обнаружена дюжина рек, несущих в корне слова «гог и магог». Это говорит о сибирской прописке леших.

О русалках. Традиция приписывает им страшную привязчивость. Заманивают добрых молодцев в реку и начинают щекотать, типа насовсем. Нынешние, согласно рассказам очевидцев, мало в этом плане отличаются, но приставать начали уже на берегу, даже в автобусах.

Июль 1988 года. Трое молодых людей гуляли в «Кедре», что в Аникино. Изрядно приняв на грудь, последним автобусом отбыли в Томск. Двое сели на сиденья, а один остался стоять на площадке. На очередной остановке он вдруг начал кривляться и говорить сам с собой. А на следующей внезапно выскочил из автобуса. Друзья решили – пиво виновато, и попросили водителя подождать. Ждут. Вышли. Никого. Водитель засигналил. Сели, уехали.  Под утро в квартиру вломился третий. Трясётся весь и рассказывает. В автобус вошли русалки, начали разговоры разговаривать, целовать, приставать. На следующей остановке вывели из автобуса, привели на поляну в лес. Там было полно народу, водили хороводы, что-то ещё. А ему вдруг край как захотелось перекреститься, что он и сделал. Девицы-русалки вдруг превратились в злобных старух и начали за ним гоняться. Еле он убежал, а они гнались за ним до самой Южки. Жаль, очевидец был в изрядном подпитии.

                        Там лес и дол видений полны

Анатолий Омельчук, нынешний президент ГТРК «Регион-Тюмень», в № 3, 2008 г., журнала «Начало века» подробно описал видение, случившееся с ним в последние школьные каникулы. Это был 1962 или 1963 год, он жил тогда в селе Могочине. Два брата Сашка и Шурка позвали его на реку Ангу ловить чебаков. Анга, это протока-старица Чулыма километрах в 12 от Могочина. Добирались на обласке по протокам и волоком через болота. Ловили чебаков два дня и наловили пять мешков под завязку.

Сразу после вечерней зорьки отправились домой. Сидели на мешках с шевелящейся рыбой, и осторожно работали вёслами, а борта едва возвышались над водой. Поплыли туманы, подчас не было видно берегов Анги. Было жутковато. Затем вышли на чистое пространство.

«И тут со мной приключилось невероятное. Я в этой глуши, в этой тайге, вдалеке, в легком тумане в легком флере березового тумана увидел…замок.

Красивый замок. Я к тому времени нигде настоящих замков не видел. А тут  в могочинской стороне увидел, наверное, средневековый, обширный замок, с башнями, бойницами, прочными каменными стенами. Правда, замок как бы поднимался над землей, вроде как реял. Основательный, но легковесный. Но в нем все тщательно и детально просматривалось. Кажется, горела свечка в одном из темных окон. Но как он оказался здесь, в тайге?»

После Сашкиного окрика Средневековый замок исчез, затем появился вновь, но в другом месте. Казалось, в освещенном свечой окне мелькнула тень.

«Потом замки поплыли вереницами».

Позже Анатолий выяснил, что его спутники ничего не видели, то есть видение разворачивалось лишь для него.

Когда я познакомился с этим замечательным случаем, то первое, что подумал, это о видениях, коих полон лес и дол в Лукоморье. А второе вот что. Уж не замок ли Святого Грааля привиделся Анатолию? Ведь согласно западноевропейским легендам, Грааль был перенесен его хранителями из Европы в Азию в царство пресвитера Иоанна. Альберт фон Шарфенберг в «Новом Титуреле» пишет, что когда чаша Грааля была доставлена в царство Иоанна,   сердца всех участников воспылали желанием, чтобы и замок Грааля был перенесен с горы Монсальват сюда же. И, уступая всеобщим молениям, замок Грааля исчезает с горы Монсальват и лучи утреннего солнца приветствуют его в «Трёх Индиях».

Другое ещё более загадочное видение имело место 18 сентября 2000 года на Оби близ Каргаска. Некто, пожелавший сохранить инкогнито, назовём его Геннадий Михайлович, рассказывает: «Я поехал на моторной лодке по ягоды на болота за Когодой. Со мной был спутник Саша, алкаш, которого родственники отправили на природу «проветриться».

Странности начались в первый же день. Когда мы собирали ягоду,  откуда-то послышались голоса, музыка. Никакого источника звуков – людей, машин, катеров мы не видели. Звуки были странными, повторяющимися, как на заезженной пластинке.

Потом на Сашу напала змея. Тот ее вовремя заметил, и отмахался палкой. Это поведение змеи нас обоих удивило, так как при встрече с человеком змея старается уйти.

Затем  Саша сбежал, что меня расстроило, так как, ясное дело, напьётся, а я  обещал родственникам следить за ним.

Вечером второго дня я решил заночевать близ устья Чунджельки, причалил к берегу, поставил палатку и лег спать. А утром, когда проснулся и вылез из палатки, обнаружил следующую картину: Палатка стояла посреди квадратной «клетки» из колючей проволоки, наподобие ограждения военных объектов – столбы, сетка, колючая проволока. К этой клетке было пристроено еще несколько таких же квадратных «ячеек», но полностью закрытых и пустых, а в «моей клетке» задняя стенка, со стороны тропинки, отсутствовала. На одной из сетчатых стенок висел скелет, без одежды. Сторожевых вышек, и других сооружений – не было. Здесь я вновь услышал звуковые повторы, голоса, и тут ко мне подошли два «солдата». В камуфляже, без знаков различия, молодые, 20-25 лет, и без оружия, они обсуждали эти странные звуки. «Солдаты» подошли и попросили закурить, говорили без акцента. И вот тут во мне внезапно появилось чувство неправильности происходящего. Остро накатило понимание того, что не может такого быть, что это ненастоящее, что это все очень неправильно. И что ни заговаривать с этими солдатами, ни передавать им какие-либо вещи – нельзя ни в коем случае. Я молча собрал палатку, прошел мимо солдат не обращая на них вообще никакого внимания, и пошел к лодке. Удивило, что местность выглядела другой, ни речки Чунджельки, ни лодки, ни леса на противоположном берегу не было видно.
Через несколько шагов пейзаж изменился, появился противоположный берег, деревья, лодка. Я сел в лодку, и, пользуясь веслом как шестом, начал отходить от берега, так, чтобы не попасть в рыбные ловушки, которые расставлял на реке ещё один «солдат». Когда я добрался до Каргаска, знакомые мужики  стали расспрашивать о странных огнях над Обью, которые вспыхивали по правобережью Оби. Я им сказал что-то про то, что это могли быть фейерверки, так как рассказывать о происшедшем не было ни сил ни желания. Тумана поутру – не было, утро было ясным. Клянусь, я не пил ни на ягоде, ни накануне».

Я думаю, вдумчивый читатель согласится, что лукоморские видения по сути явления гораздо более сложные, нежели миражи в пустыне. Здесь описано всего два аномальных случая, а на самом деле их было гораздо больше. Убеждён, их надо внимательно изучать, выявляя все сопутствующие обстоятельства. Поэтому прошу очевидцев присылать в редакцию «Сибирского кота» свои наблюдения.



 

           

           

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved