ИНТЕРВЬЮ

c исследователем аномальных явлений Николаем Новгородовым

 

За неделю до двадцатилетнего юбилея Первой школы-семинара в редакцию поступил материал Виктора Фефелова, опубликованный выше. Мы сразу же направили  к Новгородову нашего корреспондента, и Н.С. любезно согласился ответить на его вопросы.

Вопрос: Вы принимали участие в работе Первой школы-семинара?

Ответ: Да, я был членом рабочего оргкомитета, но мой вклад был невелик. Но зато, как и большинство участников этого форума, я получил мощнейший импульс для работы. Что и завершилось через пять лет созданием первой в стране научной монографии, посвященной полтергейстам.

Вопрос: Как Вы выбрали эту тему?

Ответ: Ещё в 1984 году я познакомился с рукописью В.Н. Фоменко о московском полтергейсте 1982 года, имевшем место в квартире Савиных. Первое впечатление – того, что описывает Фоменко, не может быть никогда. Однако если относиться к людям, как к себе самому, то есть с доверием, то получается, что явление не просто существует, но бросает вызов науке и должно быть изучено

Вопрос: Но почему за это изучение взялись именно Вы?

Ответ: Да просто «дыру заткнул». Дело в том, что около двух с половиной тысячелетий тому назад Великий Демокрит озвучил мысль, в чём призвание науки и учёного. Он сказал, что готов отказаться от всех богатств персидского царства ради того, чтобы иметь возможность изучить что-либо непонятное. Я ему поверил абсолютно. И поскольку тогдашняя Академия наук, увлечённая борьбой с лженаукой, уклонилась от изучения полтергейстов, я и взялся за это дело. Должен заметить, явление изучено далеко не полностью, можно сказать, оно лишь затронуто исследованиями. Кстати, у меня были предшественники-томичи. На школе-семинаре был сделан доклад Г.Г. Токаренко и В.Н. Сальникова «Характеристика проявления Кемеровского полтергейста по результатам электромагнитной и биолокационной съёмок»

Вопрос: А сейчас?

Ответ: Сейчас «Демокритов» в науке нет. Система приёма соискателей в клан учёных отсекает их на дальних подступах в процессе подготовки и защиты диссертаций. «Ученые» сейчас заняты лишь тем, чтобы «застолбить» свою тему и кормиться с неё. Демокритовым принципом в нынешней отечественной науке и не пахнет.

Вопрос: Страшно было в очаге полтергейста?

Ответ: Признаюсь, поначалу было очень страшно, особенно когда самопроизвольные перемещения предметов инициировались в собственной квартире. Кстати, страшно было не мне одному. Помню, одна соседка, проживавшая этажом ниже «нехорошей квартиры» призналась мне, что на фронте под бомбёжкой ей было не так страшно, как во время полтергейстных погромов наверху. Да, так я поискал-поискал в себе мужество, немного нашёл и продолжил исследования. Я, возможно, и доныне продолжал бы эту работу, поскольку ничего более интересного в то время и представить себе не мог, если бы в 1992 году не рухнуло финансирование.

Вопрос: Удалось ли Вам опубликовать монографию «Исследования полтергейстов в Сибири»?

Ответ: И да и нет. В 1993 году я её задепонировал в ВИНИТИ, что приравнивается к опубликованию. А полноценно «бумажной» публикации так и не состоялось

Вопрос: Почему?

Ответ: Нет денег на науку, нет денег на публикации результатов. Да я думаю, что и науки-то нет.

 

 

 


 
 
 
 
 
  Copyright © Lioncom, 2010. All Rights Reserved